Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.
Томас Джефферсон, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения, один из авторов Декларации независимости США, 3-й президент США в 1801—1809 годах

Иван КОРШИНСКИЙ: «Даже в самые тяжелые минуты своей жизни я был оптимистом»

Многолетний узник ГУЛАГа вспоминает испытания ХХ века и оценивает нынешние
12 июня, 2018 - 09:54

Руководитель Закарпатской краевой организации Всеукраинского общества политических узников и репрессированных, многолетний узник коммунистического ГУЛАГа, народный депутат Украины ІІ созыва, заслуженный врач Украины, почетный гражданин г. Ужгород, доцент УжНУ, врач-хирург, которого благодарят за исцеление тысячи пациентов, на удивление душевный человек и большой жизнелюб Иван Юрьевич Коршинский 5 июня отметил свою девяностую годовщину.

Его почти столетнее личное жизнеописание — это своеобразный срез новейшей слишком противоречивой истории Закарпатья, который вобрал в себя организованную борьбу с оккупантами и утверждение украинской независимости, политические репрессии, культурное, образовательное и научное развитие края, обретение независимости, развитие государственности и утверждение национального самосознания. Судьба распорядилась так, что ко всему этому Иван Юрьевич был лично причастен: от участия в организованном национально-освободительном подполье в 40-х годах — до державотворческих процессов в Верховной Раде Украины в конце прошлого века.

Пятнадцатый год подряд И.Коршинский возглавляет Закарпатскую краевую организацию политзаключенных и репрессированных, где вместе со своими побратимами проводит колоссальную работу по реабилитации и возвращению доброго имени тем землякам-патриотам, которые во времена тоталитаризма были подвергнуты репрессиям и провели лучшие годы своей жизни в заключении в советских лагерях, восстанавливает историческую справедливость, добивается установления в Ужгороде памятника жертвам политических репрессий. В то же время он активно участвует в утверждении национальных основ государства, моральной поддержке нынешних молодых патриотов, которым суждено было защищать Украину от сегодняшних оккупантов и коллаборантов в ХХІ веке.

Об основных жизненных этапах Ивана Коршинского «День» детально рассказал своим читателям несколько лет назад в статье «Непокоренный» (см. № 115 от 5 июля 2013 г.). Накануне юбилея мы попросили Ивана Юрьевича поделиться своими мыслями об основных ценностях жизни.

«САМОЕ ГЛАВНОЕ В ЖИЗНИ — ВЕРА»

— Самое главное в жизни — вера, — говорит Иван Юрьевич. — Я отбывал заключение в лагере в Казахстане, который известный российский диссидент и правозащитник А. Солженицын назвал в своем произведении «Архипелаг ГУЛАГ» «Долиной смерти». Как-то в разговоре со своим солагерником — киевским хирургом Зозулей — выразил предположение, что очень хотел бы еще увидеть, как живут мои родственники. Он на это не только рассмеялся — расхохотался — он сказал: «Наивный юноша, отсюда никто не выходит живым!». Веди и в самом деле, до 1955 года так оно и было. Однако Бог милостив, и я таки вернулся домой, к своей семье, к любимой девушке Маричке, которая стала мне женой, сумел реализовать мечту своей жизни в профессиональной сфере.

— Как вы выжили в «Долине смерти?

 — 5 июня 1949 года, когда мне исполнился 21 год, на самом дне карьера, где я из последних сил тяжелым молотом долбал камень, ко мне, как Боже провидение, подошел немолодой человек и спросил на венгерском языке: «Ты студент-медик?» Услышав мой утвердительный ответ, предложил работать в больнице. Конечно, такое предложение дарило надежду выжить — и я согласился. Как выяснилось впоследствии, со мной разговаривал Йожеф Червени — заключенный профессор, бывший директор Будапештского психоневрологического института и член парламента Венгрии. Это был замечательный доброжелательный человек, выпускник Оксфорда. Он свободно разговаривал на девяти языках, в том числе и на русском. Примерно через неделю меня «госпитализировали» в терапевтическое отделение лагерной больницы, которым он заведовал. Постепенно Й. Червени начал привлекать меня к медицинской практике в своем отделении, а впоследствии оставили там полуофициально работать медбратом.

В 1950 году в «Долину смерти» среди нового пополнения «врагов народа» прибыл выдающийся хирург, заместитель министра здравоохранения СССР, председатель советского Красного Креста Сергей Колесников, которого от репрессий коммунистического режима не спасли ни мировое признание, ни правительственные награды, ни высокий пост. Поскольку лагерное начальство тоже мучали разные болячки, то медицинскому светилу не дали в руки молот, а поручили создать в лагерной больнице хирургическое отделение. С. Колесников и Й.Червени подружились и вскоре Й. Червени предложил С. Колесникову взять меня себе в помощники. Работа в хирургическом отделении была организована настолько безукоризненно, что сюда привозили врачей Карагандинского медицинского института наблюдать за проведением операций. Мне же постепенно было разрешено и ассистировать профессору С. Колесникову во время таких операций. Это была для меня не только прекрасная медицинская школа, но и подаренный Богом шанс выжить в «Долине смерти».

«ЭТО БЫЛ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЦВЕТ НАЦИИ!»

— Вы назвали двух выдающихся личностей, с которыми вас свела лагерная жизнь. Кроме них, вероятно, были еще известные люди?

— Безусловно! В «Долине смерти» отбывали наказание (за что?!) и старенький игумен Жовкивского монастыря отец Михаил Пелех, представитель известной и уважаемой закарпатской семьи Василий Климпуш, профессор-языковед, соавтор первой украинской грамматики советских времен Николай Сулима из Харькова, будущий выдающийся ученый-историк Ярослав Дашкевич. Это был действительно цвет нации!

— После условно-досрочного освобождения из лагеря в 1955 году вы были вынуждены продолжить овладевать медицинской профессией за пределами Украины. Почему так случилось?

— Проректор Ужгородского государственного университета очень постарался, чтобы я не мог вернуться на учебу в родном вузе, и даже во Львове. Тогда С. Колесников, при посредничестве образовательного министерства, попросил ректора Витебского (Беларусь) мединститута Барановича зачислить меня на второй курс. Очень мучился я в Витебске. Ходил в старой милицейской шинели и кирзовых сапогах, все время голодал. Жена посылала мне деньги, но я возвращал — как это женщина должна меня содержать?! Я попросился в колхоз собирать картошку и выполнял сразу восемь норм! Заработал несколько центнеров картофеля, который продал и так разжился деньгами. Потом меня каким-то чудом выбрали казначеем института. После третьего курса обучения с меня сняли судимость и я таки вернулся к Ужгородский университет, который окончил в 1961 году. В 1963 году стал аспирантом при кафедре госпитальной хирургии УжГУ с прикреплением к Институту сердечно-сосудистой хирургии АМН СССР в Москве. В 1967 году, после защиты кандидатской диссертации, работал ассистентом этой кафедры, в 1971 — доцентом, в 1972 — старшим научным сотрудником УжГУ, где преподавал хирургические дисциплины. Здесь прошел настоящую профессиональную и жизненную школу у врача-хирурга, профессора Александра Фединца, под руководством которого стал кандидатом медицинских наук. На протяжении 15 лет руководил доцентским курсом детской хирургии, написал приблизительно 100 научных работ.

 «ВСЕ ЛИ ТАК БЕЗНАДЕЖНО? НЕТ!»

— В своей жизни вы пережили отчаяние и унижение, всплеск и эйфорию общественного признания. Как вы воспринимаете нынешние реалии Украины?

— Очень больно. Испытав сокрушительное поражение во Второй мировой войне, Германия и Япония фактически поднялись из руин за 8—10 лет. Независимая Украина 24 года не знала войны, но ожидаемого общественного развития, в отличие от наших постсоциалистических соседей или стран Балтии, не имела. Российская вооруженная агрессия посодействовала возрождению украинской армии, которая сегодня является одним из тех немногих государственных институтов, которым поддерживает и доверяет население. Вот бы найти какой-то такой эффективный фактор для преодоления коррупции, которая ослабляет наше государство не меньше, чем внешняя агрессия! Все ли так безнадежно? Нет! Уверен, что и Украину, невзирая на все испытания судьбы, обязательно ожидают хорошие времена и процветание.

— Праздновать собственное 90-летие в добром здравии судились очень немногим. Каков ваш рецепт долголетия?

— Моя жизнь была «щедрой» на разные испытания. Одно из них я пережил в расцвете сил, когда мне было за 40. Четыре года подряд поздней осенью меня донимал насморк, от которого не мог избавиться на протяжении 4—5 месяцев. Ни я, ни мои коллеги-врачи не могли понять причину такого состояния. Каждые три часа поднималась температура, возникала слабость, все вокруг раздражало. Чем меня только не лечили! Профессор А. Фединец привез из Будапешта какие-то новейшие антибиотики — и это не помогало. Тогда мой друг профессор Иван Мешко предложил попробовать лечиться голоданием. И представьте себе, где-то на пятый-шестой день голодания все рецидивы болезни исчезли! После этого я уже не ждал ноября-декабря, а заблаговременно голодал по 10—12 дней. И болезнь покинула меня навсегда! С годами я взял себе за правило поститься по субботам — отказываться от завтрака и обеда, ограничивать свой суточный рацион легким ужином. Очень важно придерживаться душевного равновесия, жить позитивными эмоциями, радоваться жизни и физически работать на свежем воздухе.

— Вы верите в неизбежность победы добра над злом?

— Даже в самые тяжелые минуты своей жизни я был оптимистом. Остаюсь им и сегодня. Всевышний не допустит, чтобы зло господствовало без конца.

Василий ИЛЬНИЦКИЙ, Ужгород
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments