Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Катынское дело

Каждую осень Харьков становится местом паломничества поляков
18 ноября, 2004 - 19:53
НА МЕСТЕ ЗАХОРОНЕНИЯ ПОЛЬСКИХ СОЛДАТ ПОЧТИ ВСЕГДА СВЕЖИЕ ЦВЕТЫ

В этом году из Варшавы прибыло почти полсотни поляков — байкеров, чтобы принять участие в панихиде на месте захоронения польских солдат и офицеров. Международный мотоциклетный рейд «Катынский» группа энтузиастов из Варшавы проводит уже четвертый год подряд. Траурную мессу провели священники католического храма. Отец Ромуальдин Драшек во время мессы рассказал, что среди байкеров есть банкиры, профессора, врачи. Среди приехавших много родственников захороненных здесь солдат. Акцию польских байкеров в Харькове поддержали их местные коллеги, встретившие участников рейда на границе. За шестнадцать дней участники мотоциклетного рейда, посвященного памяти жертв тоталитаризма и началу Второй мировой войны, объехали больше десятка российских и украинских городов, где есть могилы польских офицеров.

Долгие годы правда об ужасной расправе НКВД над военнопленными поляками в лесах Харьковщины была неизвестна широкой общественности. В 1988 году начальник следственного отдела УКГБ по Харьковской области полковник Николай Николаевич Мурзин начал работу по розыску и реабилитации жертв сталинских репрессий в Харькове и Харьковской области. Смерть не дала закончить ему начатую книгу. Приемником Мурзина стал Заворотнов Семен Михайлович, кандидат исторических наук, подполковник милиции в отставке, который на основе архивных документов и материалов НКВД СССР написал первую в Украине книгу о кровавой сталинской мести польскому народу. Польское общество «Катынь» решило перевести «Харьковскую Катынь» на польский язык, и взять на себя хлопоты с изданием и распространением книги в Польше. Наш рассказ построен на книге Семена Заворотного, который не останавливается на достигнутом и продолжает изучать «Катынское дело», в котором еще много белых пятен.

Каждая история имеет свою предисторию. Начало этой трагедии — Гражданская война 1918—1920 гг. Опьяненное идеей мировой революции руководство партии большевиков стремилось установить свои порядки во всей Европе. Но, в частности, в Польше Юго-Западный фронт, руководимый Егоровым и Сталиным, терпит сокрушительное поражение. В польский плен попало около 80 тысяч красноармейцев. А посему с начала 20-х годов до сентября 1939 года Польша для Сталина стала «форпостом агрессивного блока империалистов». Особенное раздражение вызывали польские коммунисты, отстаивавшие национальные интересы своей страны. Руководствуясь официальным обвинением в фашистко-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР, 11 августа 1937 года Народным комиссаром внутренних дел СССР Н. Ежовым был отдан приказ начать операцию, направленную на полную ликвидацию польских диверсионно-шпионских кадров во всех отраслях народного хозяйства. В список подозреваемых входили все, кто был каким-либо образом связан с Польшей. Все арестованные подлежали распределению на две категории. К первой категории применялась высшая мера наказания, менее активные «шпионы» подлежали заключению в тюрьму сроком от 5 до 10 лет. На «зачистку» отводилось три месяца. Участвующих в операции наркомов внутренних дел республик, краев, областей тщательно «обрабатывали». Судя по закрытому письму Ежова к своим подчиненным, во всех просчетах и провалах коллективизации, индустриализации внутренней и внешней политики СССР с 1920 по 1937 годы виновата только польская разведка и польские фашисты. Складывалось впечатление, что польских разведчиков в СССР было больше, чем всего взрослого населения «первого в мире государства рабочих и крестьян». «Кровавая работа» закипела. Среди самых активных «патриотов» страны оказался начальник управления НКВД по Харьковской области, майор государственной безопасности Рейхман Лев Иосифович, деятельность которого в те годы описал в газете «Московские новости» №24 от 17 июля 1990 года писатель Г. Жаворонков. Так как «зачистка» являлась все таки тайным делом, то и кровавый результат ее надо было скрыть от народа. На период с августа 1937 по 11 марта 1938 года только на одном Еврейском кладбище в Харькове было тайно похоронено в общих могилах 4363 человека, обвиненных в шпионстве и диверсионной работе против СССР. Почти ежедневно директор кладбища отчитывался перед сотрудниками спецслужб о количестве захороненных трупов.

Апогеем «кровавой мессы» стал расстрел польских военнопленных в апреле-мае 1940 года в Катыни, Калинине и Харькове. В планы Сталина, касательно Польши, входило несколько пунктов: уничтожение ее как государства, лишение ее научной, культурной и политической элиты. 1 сентября 1939 года гитлеровская Германия без предупреждения напала на Польшу, развязав тем самым продолжавшуюся более пяти лет Вторую мировую войну. Верный пакту Молотова- Риббентропа, 17 сентября Сталин начал занимать восточные территории Польши, «с целью обеспечения безопасности и защиты братских белорусского и украинского народов». Сопротивление продолжалось недолго — 5 октября все закончилось. По неполным данным, к началу ноября 1939 года в плен попало около 250 тысяч солдат и офицеров польской армии. Недалеко от бывшей советско- польской границы было создано 138 пересылочных лагерей и 8 селекционных. Полицейских направили в лагерь в Осташкове (Калининская область, РФ), офицеров Войска польского в лагерь Старобельска (Ворошиловградская область), военных низших званий и переселенцев с оккупированной Германией части территории Польши — в лагерь в Козельск (Смоленская область). Среди заключенных были журналисты, писатели и поэты, общественные и политические деятели. В лагере Старобельска находился главный раввин Войска Польского Б. Штайнберг. Здесь были десятки профессоров и доцентов высших учебных заведений, ученых с мировой славой. Воспитанных в духе национального патриотизма польских пленных пытались сломить тяжелыми условиями лагерной жизни. Среди заключенных начали проводить идеологическую обработку, рассчитанную на перевоспитание элиты польского государства. Сталин боялся, что выпущенные на свободу военнопленные офицеры перейдут на сторону Франции и Испании или организуют контрреволюционное движение внутри СССР. Лаврентий Берия всегда предвидел движения души своего хозяина и внес предложение о пересмотрении дел военнопленных офицеров с последующим применением к ним высшей меры наказания — расстрела. Вопрос о расстреле 14700 польских офицеров был рассмотрен на Политбюро и решение принято единогласно. Рассмотрение дел возложили на тройку: Кобунов — Меркулов — Баштаков (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).

На расстрел в Харьков военнопленных везли из самого привилегированного Старобельского спецлагеря, в котором содержались генералы и офицеры, а также крупные военные и государственные чиновники. В качестве военнопленных в этом лагере находилось около 400 врачей, которые указали советским властям на игнорирование соглашения Женевской конвенции.

Приподнятое настроение в связи с отправкой наблюдалось у большинства военнопленных из Осташковского лагеря. Почти все были уверены, что едут домой. Среди заключенных Старобельского лагеря распространялись слухи, что отправка идет в Сибирь, в Соловки, на необитаемый остров и т. д., но никто не думал, что это дорога в один конец. Лишь в те дни, когда отправок из лагеря не было, поляки проявляли беспокойство, опасаясь, что их могут не отправить, как они полагали, на родину. Как же они завидовали «счастливчикам», уехавшим от постылой проволоки в широкий мир! Если бы они знали … Из политдонесений явствует, что сами палачи во время «операции по разгрузке» лагерей и тюрем теряли человеческий облик, спивались, некоторые из них впоследствии кончали жизнь самоубийством. Харьковский конвейер смерти НКВД состоял из четырех этапов: Спецлагерь НКВД в Старобельске — Железнодорожная станция города Харькова — Областное управление УНКВД по Харьковской области — Лесопарк, где уже были массовые захоронения советских граждан, расстрелянных по обвинению в антисоветской деятельности. Массовые расстрелы польских офицеров в подвалах Харьковского УНКВД начались 5 апреля 1940 года, а закончились 12 мая 1940 года. «Работали» в поте лица — за сутки расстреливали приблизительно по 200 человек, а трупы надо было еще и погрузить на машины, замотать головы шинелями, чтобы было меньше крови, выкопать могилы, закопать их. Закапывали вблизи дач УНКВД, вперемешку с могилами советских граждан, расстрелянных теми же палачами ранее. Таким образом, в Харьковской тюрьме было расстреляно 3811 военнопленных, а также 495 польских граждан, которые содержались в тюрьмах западной Украины и этапированных из Львова в Харьков, которые по своему составу соответствовали заключенным Старобельского лагеря. 27 апреля в газете «Правда» было опубликовано сообщение о награждении орденами и медалями 754 работников НКВД.

Встревоженные отсутствием писем от родных, заключенных в советских лагерях, поляки начали делать запросы о местонахождении 21857 военнопленных. Дошли и до Сталина, который ответил: «Они все бежали в Манчжурию». Но 13 апреля 1943 года немецкое радио сообщило, что в общей могиле в Катынском лесу, близ Смоленска, на оккупированной Германией территории СССР, обнаружены тела многих тысяч поляков, главным образом офицеров. Эта новость потрясла всю Европу. После того, как советские войска вновь заняли эту территорию, была назначена комиссия, которая свалила вину на немцев, и Катынь была включена в первоначальное обвинительное заключение, предъявленное союзниками главным нацистским военным преступникам на Нюрнбергском процессе. Однако окончательный приговор обошел этот пункт молчанием...

Пришлось ждать октября 1992 г. и развала СССР, чтобы по личному приказу Б. Ельцина почти полная правда была оглашена. На месте захоронений были проведены эксгумационные работы с последующим торжественным перезахоронением в присутствии официальной польской делегации и родственников погибших. По решению Президента Украины Леонида Кучмы и президента Польши Александра Квасьневского в Харькове состоялась торжественная закладка освященного Папой Римским Иоанном Павлом II памятного камня под Кладбище Жертв тоталитаризма. 17 июня 2000 года было открыто само кладбище.

Марина ГОЛИНА Харьков, фото автора
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments