Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Кремль «повышает ставки»

В России ухудшены условия содержания сразу нескольких незаконно заключенных украинцев. Что может сделать официальный Киев и общественность?
9 февраля, 2016 - 10:17
29 ЯНВАРЯ 2016 ГОДА, КИЕВ. ПОД АДМИНИСТРАЦИЕЙ ПРЕЗИДЕНТА АКТИВИСТЫ ТРЕБУЮТ У ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА РЕАЛЬНЫХ ШАГОВ В ОСВОБОЖДЕНИИ «УЗНИКОВ КРЕМЛЯ». «СУДЬБЫ УКРАИНСКИХ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ НАДО ДЕРЖАТЬ В ТОПЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ВНИМАНИЯ», — УБЕЖДЕНА ПРАВОЗАЩИТНИЦА АЛЕКСАНДРА МАТВИЙЧУК / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Иркутск, Челябинск, Сыктывкар, Магаданская область — современный кремлевский режим унаследовал традицию, которая тянется со времен Российской империи, и упекает украинцев в тюрьмы «на краю света». На днях стало известно, что украинского режиссера Олега Сенцова, незаконно заключенного и осужденного за терроризм, этапируют в Иркутск. Александра Кольченко, который проходил с ним по делу и получил десять лет колонии строгого режима, отправляют в Челябинск.

Еще одного фигуранта «дела крымских террористов» Алексея Чирния недавно этапировали в Магаданскую области. И уже несколько месяцев отбывает наказание в колонии в Сыктывкаре Геннадий Афанасьев, который был свидетелем по делу Сенцова и Кольченко. Кстати, 12 февраля должно состояться судебное заседание по обжалованию Афанасьевым и его мамой Ольгой решения Федеральной службы исполнения наказаний об отбывании наказания Геннадием в отдаленном регионе — Республике Коми, что за тысячу километров от его родного Симферополя. Возможно, «в честь этого» спецназ ФСИН обыскал Геннадия, нашел сим-карту (которую, скорее всего, подбросили) и теперь заключенному грозит штрафной изолятор. И это — не все примеры.

«ОЧЕВИДНО, ТЮРЕМЩИКАМ ПОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ОТЦУ СЛИШКОМ КОМФОРТНО»

«Узника Кремля» Виктора Шура, который отбывает наказание в Республике Татарстан, в колонии №5, вчера беспричинно перевели на строгие условия содержание. Правозащитники из кампании Let My People Go предполагают, что немолодого человека будут удерживать в карцере. Директива о переводе на строгие условия якобы пришла прямо из Москвы и только на Виктора Шура. Никакими законными основаниями эта директива не обосновывается.

Напомним, Виктор Шур является гражданином России, но вся его семья живет в Украине, а он сам имеет вид на жительство в Украине. В конце прошлого года его приговорили к 12 годам лишения свободы «за измену родине» — якобы он шпионил в России в интересах Украины.

«Благодаря уважительному отношению людей, с которыми отец находится в колонии, он в принципе не жаловался на свое положение. Даже говорил, что думал — будет хуже, — рассказала Ольга Налимова, дочь Виктора Шура. — И, видно, после комиссии из Москвы, которая была на позапрошлой неделе в колонии, очевидно, тюремщикам показалось, что отец слишком комфортно живет. Так что пришла директива из Москвы о переводе его на строгие условия содержания».

Ситуацию усугубляет то, что у Виктора Шура нет защиты — в свое время он отказался от адвоката, потому что положился на порядочность и честность российского следователя Крохмаля. Что касается получения украинского гражданства — в октябре Министерство иностранных дел пообещало посодействовать в его оформлении, но, по словам Ольги Налимовой, на этом все и закончилось.

«Начался этап, почти месяц с отцом не было никакой связи, мы не знали, где он и как, — вспоминает Ольга Налимова. — Потом две недели был карантин в колонии, после этого — комиссия. Сейчас грозят строгие условия содержания. Письма к отцу доходят избирательно, мы сбросили ему форму доверенности, чтобы он ее оформил и брат в Украине мог заниматься вопросами гражданства. Как оказался, чтобы попасть на свидание в колонию, нужно «выстоять очередь», а она иногда длится полгода. Поэтому, чтобы толком поговорить с отцом, ждем, когда подойдет его очередь для свидания».

«ПОКА МЫ НАБЛЮДАЕМ ЗА СИТУАЦИЕЙ»

С этой недели в Верховном суде Чеченской Республики в Грозном продолжилось рассмотрение дела украинцев Николая Карпюка и Станислава Клиха, которых обвиняют в участии в Первой чеченской войне. Перед этим судебный процесс приостановился на две недели, потому что Клиху назначили психиатрическую экспертизу из-за неадекватного поведения на заседаниях.

Украинца признали вменяемым. Защита не комментирует результаты экспертизы, чтобы не навредить делу, но планирует требовать независимого обследования. Как отмечает координатор кампании Let My People Go Мария Томак, суд возобновится с тройной интенсивностью — заседания будут происходить ежедневно. Поэтому рассмотрение дела будет напряженным.

Кроме того, усиливается давление на Сергея Литвинова, колхозника из Луганщины, которому сначала инкриминировали убийства и изнасилования, а затем эти обвинения сняли и обвиняют «лишь» в краже автомобиля. По словам председателя правления общественной организации «Центр гражданских свобод» Александры Матвийчук, российские следователи пытаются отстранить от дела независимых защитников, вместо этого — приобщить навязанную судом адвокатессу.

«На 13 февраля запланирована встреча министров иностранных дел «нормандской четверки» (представителей Украины, Германии, Франции и России. — Авт.). Поэтому можно предположить — хотя точно никто из нас сказать не может — что таким образом, путем усиления притеснений, Россия пытается набивать цену, повышать ставки. Ведь об обмене «узников Кремля» речь идет давно, — рассуждает активист кампании Let My People Go Полина Бродик. — Но это только предположение. Резкие изменения сразу в нескольких делах незадолго до встречи в нормандском формате — это может быть совпадением? Сложно делать какие-то прогнозы и давать однозначный анализ. Поэтому пока мы наблюдаем за ситуацией».

Кстати, этапирование Олега Сенцова и Александра Кольченко в Иркутск и Челябинск, так далеко от места регистрации — как и в случае с Геннадием Афанасьевым — противоречит российскому законодательству, и можно жаловаться в суд, требовать их перемещения ближе в Крым.

«НУЖНО УДВОИТЬ НАШИ УСИЛИЯ»

Время от времени адвокаты «узников Кремля» вспоминают о возможностях обмена своих подзащитных. «Переговоры такого рода проходят не в правовом поле, это — политические решения, — комментирует Александра Матвийчук. — Адвокат Надежды Савченко Марк Фейгин выражал убеждение, что его подзащитную освободят весной. Не знаю, на чем основывается его оптимизм. Вариант, который он пропагандирует, это — направить ее отбывать наказание в Украину. Но это зависит не только от решения Украины, которая должна закрыть глаза на то, что формально Надежду следует признать виновной, но и от Российской Федерации».

Есть разные способы, как освободить «заложников Кремля» и РФ условно сохранить лицо перед своими гражданами, отмечает Александра Матвийчук. Например, обмен по Минским договоренностям — все украинцы, заключенные по политическими мотивами на территории РФ, есть в списке на обмен. Но все это — политические решения. И, чтобы они были в интересах людей, нужно надлежащее международное давление.

«Нужно удвоить наши усилия, чтобы имена 21 «узника Кремля» не сходили с повестки дня ни международных организаций, ни каких бы то ни было переговоров с Россией, — подчеркивает Александра Матвийчук. — Дальше будет еще сложнее. Когда суды над людьми заканчиваются, они остаются один на один с руководством колоний, и их здоровье и жизнь полностью под контролем тюремщиков. И почти никакие информационные поводы до нас не доходят. Поэтому судьбы этих людей нужно постоянно держать в топе общественного внимания. Есть и поддержка международного сообщества. Благодарны за эти иногда символические акты. Но многое сначала происходит символически, а потом становится реальностью».

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ