Два крыла, которыми возвышается человеческий дух в бескрайние просторы, - это вера и наука.
Иосиф Слепой, украинский церковный деятель, предстоятель Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Крым после 1783 года

Лариса КРУШЕЛЬНИЦКАЯ
29 мая, 2014 - 17:11
ФОТО С САЙТА NNM.ME

С тех пор как начался захват Крыма (слово «оккупация» звучит как-то слишком солидно для характеристики разыгранного Кремлем бандитского сценария), не могу избавиться от воспоминания об одном из фильмов режиссуры славного Ингмара Бергмана. Не помню названия этого фильма и демонстрировался ли он в СССР. Речь шла о какой-то малопонятной, но не менее жестокой войне, действие которой в фильме происходило в пригороде какого-то из типичных для северных стран местечек. Группы увешанных автоматами террористов, без каких-либо признаков регулярной армии, нападали на местных жителей и их жилища. Впрочем, Бергмана, по-видимому, меньше интересовал показ самой войны и раскрытие ее содержания. Он сосредоточился на ее жертвах — людях, которые оказались в ситуации, когда все понятные для них принципы существования перечеркнуло ощущение страха. Его интересовала человеческая душа (которую он у своих героев буквально выворачивает наизнанку), когда нормальные, даже успешные, уверенные в себе граждане вдруг ради собственного сохранения или выгоды готовы на самые подлые поступки. Вот почему все то, что делалось и продолжает делаться в Крыму и Востоке Украины, начиная от вооруженных «зеленых человечков» до типичных предателей или обычных перепуганных людей, очень напомнило мне этот фильм. Но оставим гениальность Бергмана, тем более что он не касался такой жгучей в нашей ситуации «информационной войны» и ее влияния на массы народа.

♦ Думаю, что с тех пор, как мир является миром и есть в нем войны, такого массивного информационного давления не использовали никакие агрессоры. Следовательно мы первые, на ком эти «достижения цивилизации» испытываются, притом, наверное, впервые — такие лживые! Не отрицаю, ложь в планах завоевателей, в той или иной степени, была всегда. Однако от того, что слышим сегодня, от невероятно примитивных медитаций, которые с такой наглостью произносят некоторые «власть имущие» (прежде всего на исторические темы), — становится жутко! Прежде всего от осознания: кто же «руководит миром!? И... сколько людей им верит! Ведь есть колоссальное количество литературы, энциклопедий... Не надо даже, если не верите, украинских. Хотя бы «Большая советская...», где можно, отбросив вездесущую советскую агитку, найти много данных, например, об истории Крыма. А если постараться и прочитать кое-что «между строками»... можно и обо всей Украине почерпнуть неплохие сведения.

♦ Итак — Крым как «исконно-русская земля, которую неизвестно зачем передали Украине». Не собираюсь убеждать, что Крым «исконно» украинский, но все, что тысячелетиями происходило на полуострове, было так или иначе близко к континенту, то есть к земле, на которой (хотят это признать украинофобы или нет) формировались этнические украинцы. Эти земли были рядом, а выгодные речные пути с самых древних времен способствовали контактам с Приднепровьем, Приднестровьем и даже с более отдаленными регионами Украины... На параллели в культурах древних племен Крыма и континента не раз обращали внимание исследователи. Например, относительно пещерных палеолитических комплексов Киик-Коба в Крыму и синхронных достопримечательностей в днепровском Надпорожье. То же самое можем сказать и по поводу последующих эпох, когда пути и контакты значительно расширились. Многовековое развитие Крыма происходило под влиянием, а то и при участии высочайших цивилизаций Старого мира, Малой Азии, но и с постоянными войнами за этот весьма лакомый кусок прекрасной земли. Киммерийцы, скифы, греки, римляне, готы и др., каждые из них старались там осесть и образовать свое хотя бы маленькое государство. В итоге после нашествия гуннов и войны с хазарами Крым попадает под господство Византии. Именно с тех пор налаживаются активнейшие контакты с ранними славянами и дальше — с Киевским государством. Распространяется христианство. Византийские историки писали, что отдельные районы Крыма были заселены выходцами из Руси (Украины). Однако эти контакты имели весьма разный характер, но прежде всего касались культурных и торговых взаимоотношений. Способствовало этому и географическое положение Крыма.

♦ После захвата крестоносцами Царьграда Византия теряет крымские владения и влияние на дальнейшее развитие полуострова. Его степную часть заселяют земледельцы из разных европейских стран, в том числе и из Украины; кроме того, он становится одним из крупнейших торговых центров Европы. В 1425 г., после тяжелых потрясений, вызванных войнами с Золотой Ордой, Турцией и др., там окончательно формируется крымско-татарский ханат со столицей в Бахчисарае. Надо подчеркнуть, что происхождение крымских татар археологи связывают с одними из самых древних племен, которые заселяли подгорные земли Крыма, а именно — с творцами т. н. кизил-кобинской культуры позднебронзового — раннежелезного века (Я. Пастернак, Археология Украины). Следовательно, крымские татары действительно принадлежат к одним из самых древних жителей на Крымском полуострове.

♦ По-видимому, трудно отрицать, что история Крымского ханата и Украины тесно переплеталась и в мирные, и, напротив, тяжелые военные периоды, в частности в XVII—XVII веках. Несколько попыток завладеть Крымом предпринимала в это временя (при участии украинских казацких войск) и Россия. И в итоге в 1783 г., после жестоких боев с Турцией, это ей удалось, и территория Крыма была окончательно присоединена к империи. Однако тогдашний Крым не был чужим Европе, как и Европа не была чужой жителям Крыма. Там проживало много известных в то время людей — ученых, военных деятелей, владельцев торговых судов и т. д. Поэтому, несмотря на новую политическую ситуацию, повлиявшую на значительное сокращение связей, европейские страны (Италия, Франция, Австрия, Германия и др.) были в дальнейшем заинтересованы в сохранении в Крыму своих интересов, прежде всего — купеческих колоний. Среди представителей этих государств, направленных в Крым с торгово-экономической и научной миссиями, был известный австрийский ученый, француз по происхождению — Бальтазар Гакет (французы произносят его фамилию — Аке). Гакет — чрезвычайно интересная фигура, к сожалению, у нас малоизвестная и должным образом не оцененная. А жаль, потому что среди его трудов, которые печатались во многих странах Европы, значительная часть посвящена Украине. Кажется, не было ни одного участка науки, который бы его не интересовал: природоведение, биология, медицина, геология, в частности полезные ископаемые, история, этнография и т. д. Он корреспондирует со многими учеными, с королями и цесарями, например, с австрийским цесарем Иосифом ІІ, которого считал весьма умным державником.

Но прежде всего Гакет был рьяным путешественником. Украину он обошел два раза, в том числе до и после присоединения Крыма к России. Свои впечатления от путешествий, критические замечания руководителям государств, финансировавшим его путешествия, он описывал в письмах, впоследствии опубликованных. Доставалось всем, например, за низкий интеллектуальный уровень сотрудников посольств, «где должны были бы работать высококультурные образованные люди с безукоризненным поведением, которые могли бы должным образом представлять свою страну, пропагандировать знания о ней, навязывать выгодные для нее связи в отрасли государственных, культурных, торговых взаимоотношений...» А встречались ему такие, которые ничего не знали не только о стране, в которой пребывали, но и о собственной родине. (Ничего ли это не напоминает?..).

♦ Читаю лозунг о Крыме в Украинской советской энциклопедии: «Присоединение Крыма к России имело большое прогрессивное значение для его социально-экономического и культурного развития (т. 7, С. 381). А что писал об этом непосредственный свидетель последствий «присоединения» — Бальтазар Гакет? Вот отрывки из письма к его приятелю, обозначенному только буквой «Л». «От самого Херсона я не видел ни одного дерева или куста, пока не добрался до первой столицы Акмесгиида, или Ак-мечети, переименованной россиянами в Симферополь. Надо признать, что нынешние завоеватели, штампуя все новые нелепые названия, ничего кроме смятения в географию не приносят». (...) «Как мало людей можно теперь встретить в степях этого полуострова! И как густо они были заселены когда-то, о чем свидетельствуют многочисленные могилы в тех местах, где когда-то были большие татарские села!» (...) «Проведя опять несколько дней в Ак-мечети, я встретил вышеупомянутого генерал-губернатора Бердеева. Когда я впервые увидел этого могучего упорного россиянина, увешанного с обеих сторон орденами, то был весьма поражен, что произволу этого нецивилизованного примитивного человека были доверены несколько сотен тысяч жителей. Первое ходатайство было получено им от греческой общины, которая просила освободить ее от нынешних, принятых приказом императрицы, военных расквартирований. Милостивый ответ прозвучал так: «Вы канальи, и я прикажу дать вам по сто батогов, если вы будете артачиться!» (Он еще не знал, что можно также «мочит в сортирах»). И дальше: «Все предместье сегодняшней Феодосии, которую называют маленьким Стамбулом и где проживало 10—15 тыс. населения, теперь всего лишь куча камней и кирпича, из которых когда-то были построенные дома. А в городе, окруженном замечательно построенной генуэзцами обводной стеной с башнями, нет ничего, кроме нескольких расшатанных каменных домов, нескольких магазинчиков и мечетей, служащих квартирами для военных или же жильем жалким грекам и им подобным». (...) «Несчастные жители! Мечети, храмы изгнанных или убитых татар превращены в дежурки, склады и т. д. С северной стороны стоит на рейде один единственный корабль, тогда как при предыдущем правителе стояли здесь обычно сотни кораблей...» (...) «В последней Турецкой войне пару тысяч миролюбивых татарских семей, которые еще здесь оставались, никому ничем не провинившись, вынуждены были перебраться в неплодородные степи Азовского моря, где они или погибли от горя и нужды, или отправились на чужбину».

♦ Переживая за татар, Гакет, который хорошо знал историю, упрекал и их за несправедливость, которую они веками причиняли ближайшим соседям своими разбойничьими походами; как обогащались, торгуя захваченными в ясырь несчастными людьми. Впрочем, путешествуя по украинской степи и встретив на пути большие группы закрепощенных и проданных крестьян, среди которых было больше всего женщин и детей и которых целыми колоннами гнали кнутами, словно скот, он с грустью констатирует, что с тех пор ничего не изменилось. Порабощение свободных когда-то народов российским деспотичным режимом стало еще масштабнее и жестче.

Когда с телеэкранов постоянно слышны нытье и сетования некоторых соотечественников, для которых нынешняя агрессия России против Украины является, дескать, большой неожиданностью; «Ай-ай-ай! Что произошло со «старшим братом»? Ведь мы так дружно жили»... (читай: «мы так верно ему служили...»), — можно только удивляться. Или эти украинцы действительно не знают своей истории? Или не могут (скорее — не хотят) осознать, что то, что происходит в Крыму и на Востоке Украины, — это продолжение имперской политики Кремля.

В одном из писем к своим друзьям Гакет написал: «В мире столько миллионов людей, а как подумать, сколько среди них глупцов?..»

Единственное утешение, что эти слова Бальтазара Гакета в нынешней ситуации касаются не только нас.

***

Статья написана по материалам конференции, посвященной Б. Гакету, состоявшейся в 2000 г. во Львове. Ее организатором, а также составителем двух книг о нем была литературовед, библиограф и чрезвычайно преданный работе человек (с моей точки зрения, тоже до сих пор должным образом не оцененный) — Мария Андреевна Валё, которой, к сожалению, среди нас уже нет.

Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ