Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

«Культурное стирание»

Что Украина может и должна делать для защиты достопримечательностей Крыма
11 июня, 2019 - 10:46
ГОРОД СУДАК / ФОТО С САЙТА СENSOR.NET

«Минарет с восточной стороны Большой ханской мечети имел определенный наклон до этих работ, и на этой фотографии заметно, что сейчас по минарету пошли трещины. Здесь поставлены маячки, то есть в Крыму наблюдают за этими трещинами, но каким образом будет развиваться ситуация, неизвестно», — Эльмира АБЛЯЛИМОВА, координатор проектов Крымского института стратегических исследований, показывает фотографии Ханского дворца в Бахчисарае, сделанные в начале мая 2019 года. На других снимках видно, как снимают кровлю над главным корпусом достопримечательности. Что будет дальше, что включает в себя проект «реконструкции», которую корректнее называть разрушением, тоже неизвестно.

В мае состояние достопримечательностей в оккупированном Крыму эксперты обсудили во время тематического круглого стола в «Укринформе». Собрались памятникохранители, музейщики, представители прокуратуры АРК и Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и ВПЛ. Событие организовала общественная организация «Крымский центр делового и культурного сотрудничества «Украинский дом» при поддержке Украинского культурного фонда.

Оказывается, даже из того минимума, который Украина может сделать для защиты своих достопримечательностей на оккупированной территории, выполнено далеко не все. Тем более странно, что на событие не прибыл ни один представитель Министерства культуры Украины.

УНИЧТОЖЕНИЕ ИСТОРИИ НАРОДА

Бахчисарайский дворец является единственным в мире образцом крымскотатарской дворцовой архитектуры и до аннексии был внесен Украиной в предварительный список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Эльмира Аблялимова подчеркивает, что ситуация с достопримечательностью — яркий пример нарушений не только международного гуманитарного права и украинского законодательства по защите объектов культурного наследия, но и соответствующих норм российского законодательства. Речь не только о потере достопримечательности, но и о подрыве основ историко-культурного, этнокультурного наследия территории.

ГОРОД БАХЧИСАРАЙ / ФОТО АНТОНА НАУМЛЮКА (RFE/RL)

«Мы имеем дело с новым видом ведения гибридной войны со стороны РФ на территории оккупированного Крыма относительно одного из коренных народов Украины — крымских татар. Это называется культурным стиранием, — акцентировала Аблялимова. — Если мы спроектируем ситуацию с потерей подлинности достопримечательности на десятилетие и двадцатилетие вперед, то будем иметь совершенно иное мировосприятие коренного населения этой территории. Не будет ни одной достопримечательности, которая подтверждает зарождение, развитие и государственность коренного народа там».

ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА СУДАКСКУЮ КРЕПОСТЬ

Так называемая реконструкция Ханского дворца является самой медийной историей относительно уничтожения достопримечательностей в Крыму. Драматичная ситуация разворачивается в Судакской крепости, которая является филиалом национального заповедника «София Киевская».

Генеральный директор «Софии Киевской» Неля КУКОВАЛЬСКАЯ говорит, что до аннексии крепость поддерживали в замечательном состоянии. Речь о 27 гектарах территории самой достопримечательности, более 100 гектаров буферной зоны, достопримечательности, которые принадлежат к этому комплексу, но стоят отдельно.

Ранее Судакская крепость тоже была внесена в предварительный список ЮНЕСКО как транснациональная номинация. После аннексии Крыма РФ начала вести «интенсивные разговоры» с мэрией и университетом Генуи относительно продолжения этой номинации сугубо от России. Сейчас эту активность удалось приостановить, принята позиция, что достопримечательность все-таки переноминируют, будут подавать как транснациональный объект, но не от Украины, а, скорее всего, от Италии.

«ДОСАДНО СМОТРЕТЬ НА ТЕ ГАРМОШКИ И БАЛАЛАЙКИ»

Россия, которая так стремится присвоить достопримечательность на международном уровне, не слишком заботится о ее состоянии. Самопровозглашенная власть Крыма проводит так называемые реставрационные работы, которые не удовлетворяют никакие нормы и технологии.

«Несколько лет назад упала южная башня. Ее возобновили — как евроремонт. К величайшему сожалению, то же самое случилось с южной стеной — залепили цементом, неизвестно какими камнями и тому подобное, — говорит Неля Куковальская. — Есть и другая опасность — два «языка» сдвигов, которые раньше мы постоянно контролировали. Сейчас там идет активизация сейсмических нагрузок. Из-за этого сдвиги могут поехать, а тогда разрушатся огромные территории, особенно западная часть стены. А внизу там санаторий, поэтому от этого могут погибнуть люди».

Уже обвалился научный уровень Судакской крепости как музея. До оккупации там работали профессиональные ученые, которые потом были вынуждены выехать в Киев. Что творится в Судаке теперь, Неля Куковальская описывает так: «Досадно смотреть на те гармошки, балалайки, на медведей, которых там водят, и на те палатки, которые понаставляли по всей территории так, что достопримечательности и не видно. Там проводятся низкопробные фестивали. Как с этим бороться, я не знаю».

ЧТО МОЖЕТ ПРОКУРАТУРА

Прокурор отдела прокуратуры Автономной Республики Крым Андрей ГОНТАРЬ отмечает, что теперь его ведомство, которое базируется в Киеве и Херсоне, осуществляет расследование в уголовных производствах по более 20 фактам захвата, потери и разрушения фондов и объектов культурного наследия Украины на территории полуострова, а также из-за незаконного проведения поисковых работ на археологических объектах. Кроме этого, установлены многочисленные факты незаконной переправки через государственную границу музейных экспонатов, которые являются объектами культурного наследия Украины.

Среди самых громких случаев — упомянутый Ханский дворец, замена исторической плитки в Херсонесе Таврическом, масштабное проведение незаконных археологических раскопок, в процессе которых найден античный город (вероятно, Тамирака), бурение скалы под памятником архитектуры национального значения  «Ласточкино гнездо».

Поскольку территория полуострова с 20 февраля 2014 года является оккупированной, там действуют нормы международного гуманитарного права, в частности Женевская конвенция 1949 года о защите гражданского населения во время войны. Факты уничтожения памятников по предварительной правовой квалификации расследуются по статье 438 Уголовного кодекса Украины «Нарушение законов и обычаев войны». По словам Андрея Гонтаря, эта статья новая и почти полностью бланкетная — то есть отсылает к нормам международного гуманитарного права. Особенность этой статьи Украины в том, что под нее подпадают только очень серьезные нарушения.

«Прокуратурой на данное время не сообщено о подозрении ни одному человеку, однако активно собирается и анализируется информация, досудебные расследования продолжаются», — подытоживает Гонтарь.

ЧТО МОЖЕТ ЮНЕСКО

В 2017 году Украине удалось достичь договоренности с ЮНЕСКО о внедрении прямого мониторинга ситуации в Крыму, который будет касаться не только культурного наследия, но и науки, образования, свободы СМИ и тому подобное. Сергей РЕВА, посол по особым поручениям МИД Украины, заместитель председателя Национальной комиссии Украины по делам ЮНЕСКО, признает, что сотрудничество с ЮНЕСКО идет медленно, но все-таки продвигается.

Первый этап мониторинга ЮНЕСКО осуществляется не напрямую, а на материковой части Украины, по его итогам генеральный директор организации должен отчитаться публично. Секретариат организации собирает информацию у украинской стороны и всех касательных к теме, у партнерских организаций — ОБСЕ, Amnesty International и тому подобное. Первый такой визит относительно науки уже состоялся в феврале 2019-го.

Второй этап мониторинга должен проходить непосредственно в Крыму. Дата его неизвестна, к тому же трудно представить, как международная миссия получит гарантии безопасности и вообще будет допущена на полуостров, поскольку по всем документам должна осуществлять работу на территории Украины, действовать согласно законодательству Украины, согласовывать все с украинской стороной.

КУЛЬТУРНЫЕ САНКЦИИ

Как напомнил первый заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Юсуф КУРКЧИ, в марте этого года указом Президента были внедрены персональные санкции против причастных к незаконным археологическим раскопкам в Крыму.

Главный научный консультант Института законодательства Верховной Рады Украины Борис БАБИН объясняет, что не так с этим списком: «Например, какому-то исполнителю, местному жителю, который принимал участие в незаконных раскопках, выпало такое счастье, момент славы — включение в украинский санкционный список. Возможно, это очень хорошо, но, наверное, не решает вопрос защиты культурного наследия».

Бабин обращает внимание, что ключевые бенефициары незаконных раскопок в Крыму известны, это подтверждается юридическими путями, в частности разрешениями на проведение работ — все они находятся у государства-агрессора, и речь идет о ключевых научно-исторических учреждениях России.

«Относительно ни одной из этих институций санкций сейчас нет. Относительно юридических лиц санкции есть, но они касаются крымских учреждений, включительно с Нижнегорским районным историческим музеем, например. Это очень хорошо, сейчас мы знаем, что есть такой музей, но, опять-таки, это никак не влияет на реальную политику», — иронизирует Борис Бабин.

Юсуф Куркчи ответил, что, например, российский Эрмитаж уже подан на санкционные списки. «Когда идет речь о санкциях и государственных учреждениях страны-оккупанта, это нуждается в длительном сборе доказательств для включения в санкционный список. Ведь любой не доказанный факт или доказательство даст возможность ставить под сомнение весь пакет санкций. Поэтому мы очень ответственно относимся к сбору доказательств, и это занимает немного времени», — комментирует Куркчи.

Кстати, через день после круглого стола МинТОТ инициировало внедрение ограничительных мер до 28 юридических лиц научных и музейных учреждений, представители которых приняли участие в незаконных археологических раскопках в Крыму. Как сообщается на сайте министерства, проект соответствующего акта направлен на согласование в заинтересованные органы государственной власти, после чего его направят на рассмотрение правительства.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Итогом встречи относительно крымских достопримечательностей стало обращение участников к Президенту, Кабмину и председателю Верховной Рады. Среди ключевых требований — присоединение Украины ко Второму протоколу (1999 года) к Гаагской конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

«Все пять лет войны этот вопрос был на повестке дня Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО. Министру культуры еще нужно, чтобы Верховная Рада приняла постановление? Ему недостает полномочий вынести этот вопрос на правительство или обратиться к Президенту? — риторически спрашивает Николай ЯКОВИНА, почетный президент Украинского национального комитета IСОМОS (Международный совет по охране достопримечательностей и выдающихся мест). — По доверенности ICOM и ICОМОS соответствующее письмо министр получил 4 марта 2014 года, как только «зеленые человечки» появились в Крыму... Имея надежду, что когда-то в Гаагском трибунале дойдет и до рассмотрения подобных дел в сфере уничтожения культурного наследия на оккупированных территориях, мы столкнемся с таким вопросом, который будут ставить перед нами международные следователи и судьи».

P.S. 7 июня стало известно, что ветер снес временную кровлю в Воронцовском дворце, который в Алупке. В связи с этим дождь затопил часть помещений памятника архитектуры. Как сообщило интернет-издание «Обозреватель», в оккупационном «министерстве культуры» Крыма добавили, что сейчас во дворце продолжается «реконструкция крыши главного корпуса». Отметим, что с точки зрения украинского законодательства сами по себе такие работы незаконны, невозможно оценить их потенциальную угрозу для достопримечательности. По состоянию на 10 июня реакции Министерства культуры на подтопление залов Воронцовского дворца не было.

Мария ПРОКОПЕНКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments