У государей нет места для философии.
Томас Мор, английский писатель, философ, государственный деятель, лорд-канцлер, Святой Римско-католической церкви

«...Мне стыдно перед собаками. За людей»

Энтузиаст из Ровно создал фонд помощи беспризорным животным и собственноручно мастерит для них инвалидные коляски
8 августа, 2012 - 11:40
ФОТО АНДРЕЯ ПРОКОПЧУКА

Двое бродячих псов, которые попали в Ровно под машины, уже пользуются специальными инвалидными колясками. Своей очереди ожидают еще несколько десятков животных. Идея обеспечить собак необходимым оборудованием принадлежит жителю города Андрею Прокопчуку. Мужчина учредил Ровенский областной благотворительный фонд «Умка», который за семь месяцев деятельности помог 180 беспризорным собакам. При этом организация не получила никаких средств из бюджета города или от спонсоров и меценатов.

«Я даже не хочу обращаться за помощью к чиновникам, — рассказывает Андрей Прокопчук. — Когда начну ходить по кабинетам и собирать сотни справок, переписываться с прокуратурой и КРУ, времени на самих животных не останется. А они — самое главное в этом деле. Для меня опека над животными — не столько работа, сколько удовлетворение для души. Хуже всего тогда, когда понимаешь, что не можешь животному помочь. А все остальное — пустяки. Хотя я, если честно, собак не люблю — мне стыдно перед ними за людей».

«Квартирный» вопрос

Кроме подопечных фонда, у Андрея есть и трое собственных собак: такса и две «дворняги», которых он спас от смерти — у обеих были перебиты лапы. В настоящее время Рябчик и Михайлыч ходят следом за хозяином, как и несколько беспризорных животных, о которых сегодня заботится фонд. Андрей рассказывает, что воспитывает животных строго, однако с лаской: они у него послушные и на проезжую часть не выбегают.

«У нас еще недостаточно места, — рассказывает Андрей. — Сейчас держим три собаки. Недавно было шесть, но трех уже забрали люди. Обычно о беспризорных собаках мне рассказывают те, кто за ними присматривает. Это закономерность — в каждом дворе есть один-два человека, небезразличные к животным. Когда поступает вызов, мы находим животных, стерилизуем их, если есть травмы, то оперируем. А после реабилитационного периода отпускаем», — объясняет основатель фонда.

Период реабилитации у собак после стерилизации длится около одной-двух недель. В это время в фонде их кормят, ухаживают, перевязывают раны, следят, чтобы животным было уютно. «Чтобы при тридцатиградусной жаре животные чувствовали себя хорошо, привез из дома кондиционер. Правда, теперь сам вынужден ночевать в офисе — дома нестерпимо жарко. Единственное, что в нынешнем помещении не совершенно — это вентиляция. Чтобы аммиак хорошо выходил, необходимо, чтобы вытяжка была снизу. Все нюансы уже будут учтены в новом домике», — рассказывает Андрей Прокопчук.

«Медгородок» для беспризорных животных

Новый домик для собак — это старый прицеп от грузовика, какой пан Андрей оббил пенопластом. В помещении уже спроектировано 30 вольеров, однако их хозяин «Умки» еще не доделал — ждет, пока из Венгрии привезут вентиляцию и кондиционеры. Четыре вольера отличаются от остальных — имеют специальное дно, которое выезжает. «Это для того, — объясняет Андрей Прокопчук, — чтобы можно было легко работать с собаками, которые самостоятельно не могут двигаться».

Однако своеобразной больницей для животных Андрей не ограничится. На своей территории возле складов на Нижнедворецкой улице, мужчина планирует обустроить целый комплекс зданий, чтобы дать возможность фонду реализовывать все свои планы, в частности — открыть оптовую ветеринарную аптеку. «В обычных городских ветеринарных аптеках наценка превышает начальную цену в 2,5-3 раза. То, что на самом деле стоит 14 гривен, там продают за 35», — объясняет Прокопчук. Он с удовольствием показывает операционную. Стол, который стоит около 20 тысяч гривен, человек сделал самостоятельно. Все операции, которые проводят в фонде, записывает видеокамера. «Идея создать «Умку» принадлежит мне и ветеринару Наталии Евсович. К сожалению, в настоящее время мы с ней не сотрудничаем, поэтому фонд активно ищет нового ветеринара. В конце концов, врача найти не трудно. Сложнее с лицензией», — объясняет Андрей.

Труба, кожаные ремни и колеса

По двору бегают две собаки на инвалидных колясках. По ловкости они почти не отличаются от здоровых животных. О прежних муках разве что напоминают стертые бока. «Машка у нас беспризорная, — рассказывает Андрей, гладя собаку. — У нее перебит позвоночник. Если бы не одна женщина, которая взялась присматривать за ней, животное бы не выжило. А так эта пани узнала о нас, и мы решили помочь. Я уже давно видел инвалидные коляски для животных, однако та, которую сделал я, немножко иная. Во-первых, она намного легче, и в отличие от заводских не регулируется, а сделана под конкретное животное, значит более удобная и комфортная». По словам мужчины, сделать такую коляску несложно. Основные детали — сантехнические трубы, кожаные ремни, колеса — от детских колясок или самокатов. Сложнее всего, подчеркивает мастер, найти необходимые колеса, а дороже всего — запастись хорошими кожаными ремнями, которые бы не жали собаку. «Собаке на такой коляске легко. Она практически лежит на ней и с помощью передних лап всего лишь катит ее за собой. Единственное, за такими собаками необходим уход. На улице они могут не справиться с коляской. Да и находиться на ней постоянно животному также не под силу — нужно отдыхать», — объясняет Андрей.

Во время жары «колясочников» выпускают гулять всего дважды в день — утром и вечером, а остальное время они лежат в домике под кондиционер. «Машу, кстати, забирают домой. Ее согласилась взять женщина, которая присматривала за ней до фонда. Сейчас ищем хозяина еще для собаки Энти. Она у нас значительно меньшая, однако также самостоятельно ходить не может», — объясняет мужчина. По его словам, он хочет помогать не только беспризорным, но и домашним животным. «Если у людей есть любимцы, которые не могут ходить, я с радостью сделаю им коляски — за счет своих средств. Главное, чтобы собаку мне привезли и оставили на неделю-две, чтобы я коляску сделал именно под нее и приучил животное ходить. В конце концов, с третьего раза собаки уже бегают, — рассказывает Андрей и добавляет, — единственное, что его всегда удивляет, это цинизм людей. Не раз мне звонят и говорят: Андрей, приезжай, забери собаку, а то она так мучается, что у меня сердце не выдерживает. Я говорю: если не выдерживает, то привезите ее сами. Однако сразу же слышу тысячу причин отказа. А собаки, как дети: доверчивые и преданные. За восемь месяцев деятельности фонда мое мнение о людях значительно ухудшилось», — делится основатель фонда.

Собственными силами и средствами

По городу бегают 120 стерилизованных «умковских» собак. «С розовыми клипсами», — улыбается Андрей. Кроме того, еще свыше 60 собак — это те, кого Андрей и его помощники спасли от травм. После реабилитационного периода мужчина отвозит животных туда, где их отлавливал. Однако, по словам Андрея, многие животные не хотят возвращаться на улицу после жизни в уютном доме. «Особенно трудно было прощаться с животными зимой», — объясняет Прокопчук и добавляет, что пока содержать приют не собирается — нет финансов.

«Сейчас даже муниципальная организация «Под эгидой» не может собраться с силами, чтобы привести в порядок приют, — комментирует Андрей. — Конечно, нельзя говорить, что государство и городская власть ничего не делает в плане защиты собак, однако их работы явно недостаточно. Меня удивляет, что на плот они потратили несколько десятков тысяч гривен, а на собак до сих пор капает дождь, потому что нет хорошей крыши. На мой взгляд, этой организации нужно лучшее руководство. И я, кстати, был бы рад, если бы мы сотрудничали. К сожалению, в настоящее время наши отношения не налажены», — рассказывает Андрей.

Спонсора, который бы занимался «Умкой», пока не нашлось. Андрей рассказывает, что больше всего помогают люди с небольшим достатком. Именно они дают 20-100 гривен, отрывая их от минимальных зарплат или пенсий. А 99% бизнесменов, которые обещали помочь финансово, так и не помогли.

«Один приехал на дорогой машине, просил, чтобы я подлечил его собаку, — рассказывает Андрей. — Он мне пообещал чуть ли не золоте горы. Я особых надежд не питал: дал ему визитку с банковскими реквизитами и сказал, что если захочешь, то перечисли какие-то средства, а нет, так нет. Счет так и не пополнился. Но я особо туда и не заглядываю — к счастью, хватает собственных сил и средств. Занимаюсь автоперевозками, а поскольку после кризиса времени стало больше, я начал присматривать за собаками».

Андрей Прокопчук рассказывает, что в будущем планирует сделать несколько вольеров и для котов, хотя сознается, что относится к этим животным прохладно.

Среди друзей

«Обычно к Андрею все собаки идут сами, — рассказывает его помощница Светлана Крилова, которая чуть ли не ежедневно приходит в фонд. — А диких отлавливаем с помощью клетки, которую сам Андрей и смастерил».

Метод действия таков: в клетке есть перевернутая миска с дырками, в которую Андрей кладет мясо «с душком». Собака улавливает запах, заходит в клетку, а Андрей нажимает на пульт и дверцы опускаются. «Чтобы поймать собаку, иногда приходится ждать долго. Заходят и другие псы, однако перевернутая миска не позволяет достать мясо, и это позволяет ожидать, пока в клетку зайдет конкретное животное», — рассказывает помощница. Потом Андрей Прокопчук вынимает из клетки животное, надевает на него намордник и перевозит в специальной машине-«пирожке». Андрей считает, что колоть животным транквилизаторы — не гуманно. А клетку он обустроил так, что даже если собака успеет подбежать к дверям, когда те закрываются, они ее не поранят. Андрей проверял их действие на себе — подставлял голую ногу.

«Я помогаю Андрею чем могу: кормлю животных, убираю, обрабатываю раны, однако все равно наибольшая нагрузка ложится именно на его плечи. Андрей, кстати, особенно благодарен токарю, который ему во всем помогает, — Владимиру Богзе. В фонде также работает Наталья Маняк и пятеро волонтеров. Однако когда мы расширимся, нам не помешает больше помощников. Мы будем рады каждому добровольцу», — объясняет Светлана Крилова.

Вместо послесловия

В архиве фонда «Умка» хранится несколько сотен фото- и видеозаписей со всеми животными, которые здесь побывали. Андрей Прокопчук утверждает, что для него самое счастливое мгновение — это видеть, как собака радуется. Мужчина уже думает над тем, как спроектировать коляску для собаки, которая не имеет передних лап. Остается надеяться на то, что потом кто-то согласится забрать животное домой. Андрей мечтает, что вскоре «дворняги» в Украине станут не менее популярными, чем в США. «Эти животные очень популярны, — рассказывает Андрей. — Такие собачки живут намного дольше, чем чистокровки, да и присматривать за ними легче. Поэтому хочется верить, что у каждой украинской беспризорной собаки все-таки появится хозяин».

Ровенский областной благотворительный фонд «Умка»:

Идентификационный код юридического лица: 37645760;

Адрес: 33018, Ровенская обл., г. Ровно, ул. Студенческая, 2

Руководитель — Андрей Прокопчук. Номер тел.: (098)314-22-02

Банковские реквизиты:

Получатель: Ровенский областной благотворительный фонд «Умка»

Р / 26004060751862 в РФ «Приватбанк»

МФО 333391

ЕГРПОУ 37645760

Алла САДОВНИК
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments