Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

«Мой призыв: труд, счастье и свобода»

Уроки от Гесиода и... Лиса Микиты: во Львове интеллектуалы говорили о том, как это — быть государством
31 августа, 2018 - 11:28
Андрей СОДОМОРА

В этом году Украина гордится своей 27-й годовщиной, напоминая историческими знаменами и о возобновлении государственности через сто лет после ее потери. Какие самоцветы мы уже собрали, какие камни преткновения ожидают на пути украинской «дороге жизни» и из каких кристаллов шлифуется алмаз государственности — об этом размышляли незаурядные галичане во время дискуссии во львовском Центре Довженко.

27 ЛЕТ ДЛЯ УКРАИНЫ: ЧТО ЭТО?

«27 — не окончательная дата, только часть того процесса, который начался и длился еще долго после 1991-го. Каждый век истории — это потерянная государственность, это национально-освободительные соревнования и ошибки. В том процессе была потеря государственности, проваливание в бездну бытия. Мы имели ту фазу, которую Маланюк назвал «Ночь без государственности», — безоговорочно высказался Богдан ТИХОЛОЗ, литературовед, публицист, директор Львовского национального литературно-мемориального музея Ивана Франко.

Греко-католические священники были своеобразным фундаментом в истории украинской самостоятельности. За два года до официального провозглашения Независимости УГКЦ вышла из подполья. Орест ФРЕДИНА — настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы, один из тех греко-католических священников во Львове, чье слово воодушевляет. Он неоднократно вспоминает Андрея Шептицкого и заверяет, что 27 лет — это время порыва духа. Это порыв, полученный надеждой и кровью. «Митрополит говорил, что правдивая свобода добывается кровью и жертвами целых поколений, — отмечает Орест Фредина. — Мы прошли море крови и горы пустынь. Наши предки знали, что придет время, и мы будем свободно смотреть друг другу в глаза».

«Время независимости, учил Шептицкий, — когда каждому по ниточке и бедному сорочка, то есть вместе сплоченные. Эта колоссальная сила дает возможность реализовать наши мечты», — добавляет Орест Фредина.

КОНЦЕПТ ГОСУДАРСТВА В ОТЗВУКЕ АНТИЧНОСТИ

Один из лучших в Украине переводчиков античной литературы, научный работник и писатель Андрей СОДОМОРА о государстве всегда говорит, ныряя в интеллектуальные истоки. Во время дискуссии он вспомнил Гесиода, ведь едва лишь завершил перевод его произведений. Среди достояния светоча VIII века к н. е, современника Гомера — две поэмы, «Происхождения богов» и «Рабы и дни».

В первом литературном произведении — античное представление о государстве, переход от хаоса, от грубой физической силы, от отсутствия морали обычаев и порядка к абсолютному противоречию.  Новый порядок воплощал Зевс: «Мудрый, справедливый, который озирает люд, богов, и наводит порядок».

Теогнид — преемник поэта, не такой далекий от Гесиода, писал в одной из элегий: «Зевс любезный, удивляюсь тебе. Ты же правишь на небе. Всемогущий — ты все можешь. Но как ты терпишь, чтобы на Земле такое делалось?». Строки, которым тысячи лет, свидетельствуют о тех же проблемах, создают концепт государства в единственном измерении.

На могиле 300 спартанцев являются скупой двухстрочной надписью: «Ты прохожий, которого проходишь мимо, скажи лакедемонцам, что мы все здесь легли верные законам». «Верность законам была наивысшей добродетелью. А пример спартанцев объясняет важность законов еще тогда», — подытоживает Андрей Содомора.

Если же вспомнить знаменитый античный эпизод о смерти Сократа, которого филигранно коснулся и Шевченко, то даже мудрец, критиковавший общественные обычаи, смиренно выполняет волю закона, судебный приговор — выпивает яд.

ПОДСКАЗКИ И ФОРМУЛЫ ФРАНКО

Большинство из нас едва помнит «Лиса Микиту» и даже не догадывается, что читали когда-то в детстве сказку Рыльского, а не Франко. Советская редакция существенно изменила смысл сказки. Ведь она никоим образом не ребенок: «Лис Микита» насквозь государственно созидателен, это своеобразная модель общества.

«Вспоминаете: «Лев, що цар був над звірами»? Приставки «над» и «под» часто фигурируют в повествовании, как и в государственной пирамиде. Есть слово «инстанция». Инстанция с латыни «ин» — на, а «станция» — то, что стоит, возвышается над вами. То есть главное, чтобы это «над» в пирамиде было не пренебрежительностью, а непосредственной сквозной связью», — объясняет Андрей Содомора.

«Если в сказке Франко такой себе Зевс, то есть царь зверей, который держит властную лапу на пульсе, то Лис Микита — это голос гражданского общества. Он очень серьезный медийщик, распространяет информацию», — добавляет франковед Богдан Тихолоз.

Современное демократическое государство на основе «Лиса Микиты» должно базироваться на уважении к свободе слова, которая часто является очень неудобной для деятельности в государстве всех персон.

То, что интеллектуал писал о переломе ХІХ—ХХ веков, незримо имеет отношение к перелому ХХ—ХХІ. «История нашего украинского национального движения, — пишет Франко, — напоминает нам образ того заклепанного народа, вынужденного пробивать большую, вековечную скалу, которая делит его от свободных, полноправных, цивилизованных наций, да еще и лишенного важнейшего инструмента для этого труда — железа, то есть национального сознания, чувство солидарности и безотлучного от нее чувства силы и веры в окончательный успех».

Андрей СОДОМОРА: Залог успешного государства — мышление». — Мы все в море житейском. Наиболее любимый украинцами, в частности казаками, Сенека призывал: «Вынырни к лучшей жизни. Emerge ad vitam meliorem». Все мы будем на дне, пока не начнем мыслить». Здесь можно и вспомнить Декартово «Cogito ergo sum» («Думаю, значит существую») как рецепт для государственных лекарств в устранении язв. Поэтому, думать — главное. «Но нужно еще и знать, что такое мысль и думать. Паскаль учил: «Правильно думать — это морально-этическая норма»

Франко выводит формулу, как избавиться от постколониального синдрома. Украинцам, по мнению Франко, больше всего не хватает железа. «В очередном плаче над историей, горюя над нашими бедами, помним образ Каменяра и о «вере в окончательный успех». Что значит для нас быть государством сегодня? Это значит быть по-настоящему независимыми: не декларативно, не формально, а полноценно и целенаправленно, прежде всего этически, морально. Без чувства собственного достоинства, без веры в целесообразность, возможность и окончательный успех борьбы за справедливость социальную и национальную, невозможно ничего. Давайте жить без скорби и трагизма, а с поиском вдохновения в истории. Мы стоим перед очень серьезными вызовами. Будем откровенны! О некоторых из них не могли и думать наши предшественники», — подчеркнул литературовед.

«ЕСЛИ ОТБРАСЫВАЕШЬ НЕБО, БУДЕТ ЗАПУЩЕННАЯ ЗЕМЛЯ»

Если должностное лицо не осознает, что его должность — это лишь избранность служить, если у чиновника не будет церкви в душе, государство обречено на нищенство, считает Орест Фредина. Во времена турбулентности через жесткое сито войны мы получили людей, которые посвятили свою жизнь обороне Украины, — воинов. В таком времени не выбирают путь или выгодное место. Это посвящение жизни.

«Как невозможно оторвать душу от разума человека, потому что это будет увечье, так нельзя вырвать церковь, отделить от государства. Церковь всегда была сердцем украинского народа, здесь поддерживались традиции. И когда такой составляющей части нет, ум может сделать много вреда. Зато гармоничное развитие дает возможность прекрасно функционировать», — говорит настоятель.

Возможно ли сочетание добродетелей и политики? Фигура Роберта Шумана, одного из отцов-основателей ЕС, подтверждает, что так. В 2006 году Роберт Шуман был объявлен Слугой Божьим, а процесс его беатификации все еще продолжается. Альчиде де Гаспери, который жил в тот же временной период, способствовал миру и развитию в Европе также ожидает канонизации. В профессии, которая так часто затмевается скандалами и властью, Шуман и Гаспери не потеряли достоинства.

«Когда ты целишься в землю, это значит ошибиться. Кто же целится в небо, тот постигает и землю. Если отбрасываешь небо, будет запущенная земля», — напоминает Орест Фредина.

Религия по латыни — religio, то есть «связь». Счастье со старославянского — «соучастие», «сопричастие». То есть когда совмещаются, содействуют несколько людей, а впоследствии все — это счастливое успешное общество, которое живет религиозно, то есть в связи.

«Мы вышли из тоталитарного прошлого, где человек был ничем. Действовал принцип — не будешь ты, будет кто-то другой. В государстве с религией человек является наивысшей ценностью. Бог учит, что, возможно, и на твоем месте может быть кто-то другой, возможно, даже будет лучше делать то, что делаешь ты, но мне дорог именно ты. Мы призваны быть самодостаточными и свободными, потому что Первая заповедь говорит: «Не будешь поклоняться ничему и никому». То есть будешь свободен. Свободный человек в свободном государстве — это жизнь с Богом. «Где религия запущена, там государство в упадке», — любил повторять Иннокентий Лотоцкий», — продолжил рассказ священник.

«ВЫНЫРНИ К ЛУЧШЕЙ ЖИЗНИ»

«Залог успешного государства — мышление», — убежден профессор Андрей Содомора. — Мы все в море житейском. Наиболее любимый украинцами, в частности казаками, Сенека призывал: «Вынырни к лучшей жизни. Emerge ad vitam meliorem». Все мы будем на дне, пока не начнем мыслить».

Здесь можно и вспомнить Декартово «Cogito ergo sum» («Думаю, значит существую») как рецепт для государственных лекарств в устранении язв. Поэтому, думать — главное. «Но нужно еще и знать, что такое мысль и думать. Паскаль учил: «Правильно думать — это морально-этическая норма», — напоминает Андрей Содомора.

Каждый державотворец должен руководствоваться знаменитым высказыванием Франко: «Я син народа, що вгору йде...». После «Я» нет запятой, потому что сын народа вверх должен идти вместе с народом, а не отдельно от него, ступенями выше.

«Это не просто теория, не просто лозунги. Франко в своем письме пишет, как он часами читал крестьянам «Одиссею» в переводе Нищинского, и они, затаив дыхание, внимательно слушали. Культура и литература являются первыми ступенями, по которым народ должен подниматься вверх», — подчеркивает Андрей Содомора.

ЧЕЛОВЕКОЦЕНТРИЧНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Недавно Украина отметила 400 лет похода Сагайдачного на Москву, когда северные земли отошли к Гетманщине. Сагайдачный панорамно видел, каким должно быть государство. За пять дней до смерти гетман составил завещание, за которым отписал свое имущество на образовательные, благотворительные и религиозные цели, в частности Киевскому братству и Львовской братской школе.

Сагайдачный понимал семантику слова «образование» — свет. Но свет — не только знание. Полный мешок знаний, но что из этого, если они не конструктивны? «Образование — это знание и атмосфера, в которой эти знания подаются. И прежде всего — гуманитарная. Ученик и студент  должны чувствовать, что это за роскошь и часть души — наш язык, которым мы дышим, на котором мы живем, которым мы думаем», — убежденный преподаватель Андрей Содомора.

Первая школа античности была грамматической, там учились просто читать. Вторая же была уже риторической, там учились говорить, писать, выражать свои мнения. Сегодня мы далеки от живого мира природы, от запахов, прикосновений, ощущений. Его же можно познать через литературу и искусство.

«Гуманитарная канва должна быть канвой общего образования и воспитания. У Зерова есть невероятный эпитет — «люд смутноокий». Это тот люд, у которого не работает мысль, когда в глазах не отражаются ни души, ни мысли. «Люд смутноокий» не причастен к гуманитарной культуре. Но именно она поднимает нас по ступеням вверх», — добавляет Андрей Содомора.

Дегуманизация — это депоэтизация, десакралзация, деперсонификация. Этим процессам нужно противостоять живым словом, чтобы мы не были безмолвны в нашем многоязычии. Созидательные и державотворческие процессы неотделимы.

Богдан Тихолоз считает, что время глубокого кризиса формального институционного образования давно наступило. Единственный выход — создание новых форм и ячеек. Это современные сократические ячейки, которые порывают с академизмом и ориентируют на человекоцентризм. «Спудеи в саду академа», — так называет это франковед.

То, что учили, стареет, становится вчерашним днем. Но люди, которые «умеют хотеть», идут вперед с императивом Франко: «Я син народу, / Що вгору йде, хоч був запертий в льох. / Мій поклик: праця, щастя і свобода, / Я є мужик, пролог, не епілог».

В этом году Украина гордится своей 27-й годовщиной, напоминая историческими знаменами и о возобновлении государственности через сто лет после ее потери. Какие самоцветы мы уже собрали, какие камни преткновения ожидают на пути украинской «дороге жизни» и из каких кристаллов шлифуется алмаз государственности — об этом размышляли незаурядные галичане во время дискуссии во львовском Центре Довженко. 2
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments