Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Настоящий полковник

Боевой офицер Петр Болбочан прежде всего стремился развития независимого украинского государства с крепкой профессиональной армией, способной защищать национальные интересы
22 февраля, 2018 - 16:44
ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

В событиях 1917—1918 гг. в Украине воинские формирования под командованием Петра Федоровича Болбочана сыграли заметную роль в освобождении украинской земли от большевистской оккупации. Петр Болбочан, как и большинство старшин Армии УНР, прошел военную выучку в российской армии. Начало украинского освободительного движения в 1917 г. он встретил уже политически сознательным и зрелым человеком, со сформировавшимися взглядами на общество и армию. В отличие от большинства Украинских общественно-политических деятелей, которые ждали от революции прежде всего радикальных социальных преобразрваний, П. Болбочан хотел построения независимого украинского государства с крепкой профессиональной армией, способной защищать национальные интересы.

Он родился 5 октября 1883 г. в с. Гиджеу Хотинского уезда Бессарабской губернии в семье священника. Семья была малоимущей и не имела никакой земельной собственности. После двух лет учебы в Кишиневской духовной семинарии поступил в Чугуевское пехотное юнкерское училище. Там «организовал украинский кружок по распространению родного слова». Служил на разных должностях, в т.ч. полкового адъютанта, командовал ротами пеших разведчиков, пулеметным подразделением 38-го пехотного Тобольского полка. Служил под началом полковника Генштаба М. Эйгеля — выдающегося военного теоретика, автора учебников по тактике и фортификаций, по которым учились во многих российских военных школах. Как полковой адъютант, П.Болбочан имел опыт формирования запасных полков и маршевых рот. Настоящий боевой офицер лишь в течение второй половины 1914 — сентября 1915 гг., П.Болбочан принимал участие в 37 боевых акциях, нередко продолжавшихся больше недели, а то и целый месяц. Служба в российской армии закончилась тяжелым ранением в феврале 1917 г.

Массовая украинизация армии стала составляющей украинского национально-освободительного движения, важным инструментом влияния на Временное правительство в борьбе за национальное самоопределение украинского народа. В этих процессах принимал участие и П. Болбочан. Свою деятельность в украинском военном движении он начал под воздействием событий, связанных с 1-м Украинским полком им. Б. Хмельницкого, который прибыл на фронт и вошел в состав 5-го корпуса, российской армии. Под командованием П. Болбочана на то время был обоз 5-го корпуса и, пользуясь этим, он помог богдановцам организоваться и укомплектоваться. Воодушевленный распространением национального сознания среди воинов-украинцев, П. Болбочан начинает работу по формированию из украинцев — воинов 5-го корпуса — отдельной национальной военной части.

После длительных коллизий 4 ноября 1917 г. Генеральный секретариат военных дел издал приказ о формировании 1-го Украинского республиканского пешего полка при 5-м армейском корпусе, командиром которого 22 ноября 1917 г. был назначен П.Болбочан. 10 декабря 1917 г. в г. Волочиске П. Болбочан проводит мероприятия по украинизации целого 5-го армейского корпуса, которые, однако, потерпели неудачу. В начале декабря 1917 г. по приказу корпусного солдатского комитета корпус был фактически уничтожен. Решительные шаги предпринял П.Болбочан в этих обстоятельствах — «арест корпусного солдатского комитета и обезоруживание ближайшего его окружения». Но солдаты корпуса были полностью готовы к запланированной акции по истреблению 1-го Украинского республиканского пешего полка. Республиканцы были разоружены, казармы подорваны и разбиты пушками. Значительное число украинцев погибли. П.Болбочан со своим заместителем — сотником И.Коржом и частью старшин — с большими трудностями добрались до Киева уже накануне большевистского мятежа.

Отсутствие четкого представления о роли вооруженных сил в процессе создания государства сочеталось у лидеров Центральной Рады с их автономистско-федералистической общеполитической позицией. Отсюда — ориентация на так называемый общий революционный фронт с российской демократией и боязнь «самостийницких» течений внутри украинского движения, в частности — среди военных. Наиболее последовательно этой деструктивной позиции придерживался лидер Украинской социал-демократической рабочей партии В.Винниченко. «Не своя армия нам, социал-демократам, нужна, а уничтожение всяких постоянных армий», — отмечал он.

П.Болбочан обратился к лидерам Центральной Рады с просьбой разрешить ему организовать в Киеве офицерский отряд. Но разрешения он не получил в связи с тем, что последняя боялась офицеров-«реакционеров». В то же время 12 января 1918 г. «Рабочая газета» (ч.226) сообщила о том, что формируется «полк Украинской Республики». В сообщении подчеркивалась необходимость «построить крепкую военную часть на основе разумной дисциплины, по образцу армии западноевропейской». Указывалось, что полк уже имеет свой устав, командира полка — капитана П. Болбочана, и давался адрес вербовочного пункта (Киев, ул. Михайловская, гостиница «Ялта», комната 27).

Во главе сформированного из остатков 1-го Украинского пешего полка — Республиканского куреня, насчитывавшего около 500 человек, П.Болбочан принимал участие в подавлении январского восстания большевиков в столице. Вскоре Республиканской курень под началом П.Болбочана был реорганизован во 2-й Запорожский пеший курень и присоединен к Отдельному Запорожскому отряду под командованием генерала К.Присовского. П.Болбочан исполнял обязанности помощника командующего отрядом. Личные качества П.Болбочана как профессионального военного и талантливого командира способствовали  распространению его авторитета среди воинов. «Столь любимый подчиненными командир-виртуоз, — отмечал военный и журналист В.Евтимович, — способен повести своих воинов на опаснейшее военное предприятие, как говорится, «в огонь и воду», для такого командира нет слова «не могу», именно из таких воинов-виртуозов получаются полководцы больших форматов».

Очевидно, в период реорганизации и пополнения Республиканского куреня под командованием П.Болбочана было заложено основное ядро будущего Запорожского корпуса. Украинские воины, которые пришли в ряды этого воинского подразделения весной 1918 г. и составили скелет одной из наиболее дисциплинированных и профессионально подготовленных воинских частей украинской армии, навсегда сохранили верность своему командиру, в память о котором создали Общество запорожцев в тяжелые годы эмиграции.

В конце декабря 1917 г. Генеральный секретариат военных дел УНР принял «Изменения Военных уставов украинской армии на началах демократии» — устав, которым были отменены военные ранги бывшей российской армии. Вместо них были введены различия военных должностей в соответствии с выполняемой функцией. Как командир 2-го Запорожского куреня Отдельного Запорожского отряда, П. Болбочан занимал военную должность, которая отвечала званию подполковника, после назначения командиром 2-го Запорожского пехотного полка — полковника Армии УНР. 5 ноября 1918 г. за победные бои с красногвардейскими отрядами и организационные заслуги сам П. Болбочан получил ранг полковника армии Украинского государства.

Осталось немало свидетельств того, насколько притягательной личностью в начальный период становления украинских Вооруженных сил был П. Болбочан как для украинских старшин, так и для рядовых казаков. Командир Запорожского им. К. Гордиенко конного куреня полковник В.Петрив (впоследствии — генерал Армии УНР) писал в своих воспоминаниях: «Командант Республиканцев, человек представительного вида, со спокойной немного вялой манерой говорить, одетый, как всегда, чисто, с опрятно подстриженными волосами на голове и усами и бородой а-ля царь Николай ІІ». Несколько выразительных зарисовок оставил известный украинский писатель Б.Антоненко-Давидович — казак 2-го Запорожского полка, который был непосредственным участником многих событий, связанных как с судьбой запорожцев, так и самого П.Болбочана: «...имел, вероятно, в своих жилах примесь молдавской крови, потому что внешне похож больше на молдаванина или даже француза, чем на украинца...»; «он был всегда во френче и фуражке английского образца»; «передо мной все еще стоял этот стройный полковник с французской бородкой, который, приложив ладонь к козырьку фуражки, пропускает перед собой курень за куренем, сотню за сотней 2-го Запорожского полка во время военного осмотра...». При этом Б.Антоненко-Давидович подтверждает, что полковник оставался небезразличным и к внешнему виду своего подразделения: «Будучи сторонником европейского вида украинской армии, Болбочан не возражал, когда его казаки и старшины под воздействием национально-романтических настроений носили шапки с цветными шлыками, а на выбритой голове оставляли запорожский оселедец».

П. Болбочан не принадлежал ни к одной политической партии, более того, по воспоминанию Б. Монкевича, он постоянно подчеркивал, что «войско должно быть аполитично и что всевозможные мероприятия ввести в войско политику и партийность будут в самой основе своей искоренены». Он выступал за борьбу с революционной демагогией в воинских частях, откровенное невосприятие партизанщины в подчиненной ему формации, внедрение строгой дисциплины и четкой организации.

На этой почве у командира запорожцев неоднократно возникали трения с военным и политическим руководством Центральной Рады. Во время отступления украинских воинских частей из Киева имели место принципиальные расхождения между генералом К.Присовским и П.Болбочаном — с одной стороны и С.Петлюрой — командиром Гайдамацкого коша Слободской Украины, который прикрывал эвакуацию правительства из Киева, — с другой. Трения проявились на совещании в с.Гнатовка на р. Ирпень близ Киева в ночь с 8 на 9 февраля 1918 г., на котором собрались командиры и атаманы вооруженных отрядов, уцелевшие после боев с большевиками, с целью обсудить вопрос объединения воинских частей для продолжения совместных военных действий. П. Болбочан требовал, чтобы гайдамаки вошли в состав Отдельного Запорожского отряда и действовали совместно под единым командованием генерала К.Присовского. С.Петлюра же отказался от этого шага, и П.Болбочан, по словам Б.Монкевича, бросил ему обвинение, что «он (Петлюра. — Авт.) из-за своих персональных мелких мотивов помешал этому объединению, которое одно только могло спасти остатки украинской вооруженной силы от уничтожения». По мнению некоторых исследователей украинского военного движения, в частности О.Войнаренко, Б.Монкевича, Я.Штендери и др., именно от «Гнатовского совещания» «датируется чисто персональное недоверие (Петлюры) к Запорожцам и личное враждебное отношение к Болбочану».

Бывший воин Отдельного Запорожского отряда Н.Авраменко в своих воспоминаниях приводит данные о количественном составе этого вооруженного формирования. В частности, он пишет, что во время созыва совещания в с.Гнатовка, где «собралась вся военная сила Украинской Народной Республики» (около 4 тыс. «пехоты, конницы, артиллерии, обоза, вспомогательных частей, Свободного казачества и штабов»), под командованием П.Болбочана находилось 1500 воинов: 1. Республиканская сотня — 400 штыков, командир — капитан Кириков; 2. Волонтерская — 350 штыков, командир — Ушаков; 3.Наливайковская — 450 штыков, командир — Зельницкий; 4. Богуновская — 300 штыков, командир — подполковник Кондратюк.

Отдельный Запорожский отряд вместе с правительством Украинской Народной Республики, Центральной Радой, прикрывая их отступление из Киева, отошел в Бердичев, впоследствии — в Житомир. П.Болбочан был назначен на должность губернского коменданта Волыни. По словам украинского военного историка В. Вериги, «это был первый комендант с начала революции, который, вместо митингов, начал создавать порядок».

По инициативе П.Болбочана в губернии началась мобилизация в украинское войско. При этом он учитывал потребности Запорожского отряда и одновременно создавал части для охраны населенных пунктов губернии. Такой инициативный труд не остался вне поля зрения военного ведомства УНР, которое, оставляя П.Болбочана губернским комендантом, назначило командиром 2-го Запорожского пешего куреня прапорщика Мицюка. Сотник Б.Монкевич, который служил тогда в рядах запорожцев, а впоследствии стал одним из первых хронистов Запорожского корпуса и биографом П.Болбочана, писал, что подполковник, «не имея морального права оставить свою часть», в то же время не мог ослушаться правительства. Он созвал старшинское собрание, которое и проинформировал о ситуации. Старшины обратились к правительству с просьбой оставить П.Болбочана командиром куреня. Однако до назначения своего заместителя он вынужден был оставаться в Житомире и исполнять обязанности губернского коменданта. Лишь после того, как часть понесла страшные потери, а новоназначенный командир куреня прапорщик Мицюк фактически бросил ее на произвол судьбы, П.Болбочан передал дела коменданта заместителю и присоединился к своим боевым товарищам.

После заключения Берестейского мира немецкие и австро-венгерские войска по приглашению Центральной Рады пришли в Украину, чтобы способствовать освобождению ее от большевистской оккупации. Отдельный Запорожский отряд принимал участие в наступлении на Киев вместе с Сечевыми стрельцами и Гайдамацким кошем Слободской Украины, руководимым С.Петлюрой. 2-й Запорожский курень под командованием П.Болбочана был одной из первых украинских частей, которые, опережая немецкие войска, 2 марта 1918 г. вошли в столицу Украины. Во время торжественной встречи украинских частей в городе запорожцы столкнулись с неприятным фактом почитания местной властью красного флага революции, под которым сражались враги Украины, — красногвардейские части и московские отряды. Справедливое возмущение запорожцев вызвали также призывы к «воплощению в жизнь социализма» и лозунга не допустить в Украине «произвола военных реакционеров». Требование запорожцев снять красные флаги с правительственных домов и использовать только национальную символику, которую П. Болбочан от имени запорожцев передал Киевской думе, вызвала возмущение среди левых фракций Центральной Рады. После того, как запорожская стража сорвала красные флаги с дома городской думы, Министерство военных дел УНР затребовало от П.Болбочана судебного наказания для этих воинов за «неслыханное неуважение к эмблеме революции». П.Болбочан не только отказался выполнить это требование, но заявил, что полностью солидарен со своими воинами, и считает необходимым в первую очередь уважать национальную символику.

Бесспорно, подобные факты порождали недоверие воинов к власти, которую они защищали. Следует подчеркнуть, что во время вышеупомянутого совещания в с.Гнатовка, на которой по общему решению во главе Отдельного Запорожского отряда был избран генерал К.Присовский как самый старший по военному рангу и наиболее квалифицированный военный, также согласован определенный кодекс взаимоотношений между властью и армией. Этим шагом старшины Запорожского отряда демонстрировали свое нежелание иметь во главе вооруженных сил малоквалифицированных, а подчас — и вообще гражданских лиц с партийными билетами. Было принято решение, что войско должно стать аполитичным, всевозможные солдатские комитеты и комиссары, «которые дезорганизовали и разжигали до сих пор армию, не должны иметь в ней места». Дисциплинарная власть признавалась только за старшинами, и только они должны были наказывать подчиненных им военных, чем фактически брали на себя ответственность за действия последних перед властью.

После освобождения Киева от большевистской оккупации командиром Отдельного Запорожского отряда по рекомендации К. Присовского, назначенного на должность Киевского губернского коменданта, стал генерал З. Натиев.

Уже в ходе переформирования регулярных воинских частей, т.н. Отдельной армии, за счет развертывания в полки и дивизии Сечевого, Гайдамацкого и Запорожского отрядов 12 марта 1918 г. Генеральным штабом Армии УНР было принято решение вывести Запорожский отряд под командованием генерала З.Натиева из состава добровольной армии и за счет пополнения реорганизовать его в Запорожскую дивизию. В ее составе был сформирован 2-й Запорожский пеший полк под командованием П.Болбочана, который, по подсчетам Н.Авраменко, насчитывал 2600 штыков, 80 сабель и 10 пулеметов. По свидетельству Б.Монкевича, дивизия на 80% состояла из бывших офицеров.

В марте 1918 г. запорожцы освободили от большевиков ряд городов и сел Полтавщины (Гребенку, Лубны, Ромодан, Полтаву и др.). В этих боях украинским частям противостояли не только красноармейские отряды, но и хорошо вооруженные и хорошо вымуштрованные чехословацкие отделы и матросские большевистские части, отличавшиеся особой жестокостью. Запорожцы, как правило, шли в авангарде немецких войск и нередко самостоятельно одерживали победу над врагом. Храбрость казаков дивизии и смелость военных операций, которые планировало командование украинских частей, стали залогом их победного наступления. Нередко полковник П.Болбочан лично вел своих воинов в бой. Большевистская пресса тех дней вспоминала «сильный отряд запорожских войск под командованием старорежимного царского генерала Балбачана». За этого «грозного противника советской власти» (живого или мертвого) большевики обещали 50 тыс. карбованцев. В этот же период с целью ликвидации П.Болбочана в Запорожскую дивизию неоднократно заслались большевистские агенты, двое из которых совершили покушение на полковника, к счастью, неудачное. Российские добровольцы, как и большевики, вынесли полковнику заочно смертный приговор, в Харькове офицеры-деникинцы также организовали на него аттентат.

6 апреля 1918 г. запорожцы победоносно вступили в г. Харьков. В ожидании кандидатур правительства П.Болбочан по согласованию с генералом З.Натиевим назначил временно губернским комендантом (с исполнением обязанностей губернского комиссара) полковника А.Шаповала — командира 4-го Запорожского полка им. Б.Хмельницкого. Через несколько дней — 9 апреля 1918 г. — Запорожская дивизия по приказу военного министерства была развернута в Запорожский корпус, поскольку в ходе освобождения Полтавщины от большевистской оккупации численность Запорожской дивизии постоянно росла, особенно за счет украинской интеллигентской молодежи. Так что, по замыслу военного министерства УНР, в процессе развертывания дивизии в корпус,  1-я дивизия должна была из своего состава выделить вторую дивизию. Командиром 1-й Запорожской дивизии назначался полковник П.Болбочан, начальником штаба — подполковник Ганденрайх. Принимая новую должность, П.Болбочан просил военное ведомство оставить его командиром любимого 2-го Запорожского полка. Хотя совместительство двух таких должностей противоречило военному уставу, генерал З.Натиев дал на это свое согласие.

Обращаясь к событиям того времени, сотник Б.Монкевич в своих воспоминаниях дает яркую характеристику П.Болбочану и его взаимоотношениям с воинами 2-го Запорожского полка. «Ему верили все чрезвычайно, потому что знали, что он сам является образцом честности и порядочности, — отмечает он. — В жизни был очень скромен, без тени мании величества. Запорожцы искренне любили его, были преданны ему и готовы выполнить каждое его желание. Он никогда не повышал голос, никого не разносил и никого не осуждал, как это делает большинство строевых начальников. Хватало одного взгляда Болбочана, чтобы человек понимал, чего он хочет и доволен он или нет».

Гордостью за своего командира Петра Болбочана, которой провел одну из самых успешных военных операций по освобождению Крымского полуострова от большевиков, наполнены воспоминания его воинов. В частности, Бориса Монкевича — «Слідам новітніх запорожців: Похід Болбочана на Крим», которая впервые вышла в свет в 1928 году во Львове и была переиздана в 1956 г. в Нью-Йорке Обществом им. полк. Петра Болбочана в Америке.

Героический военный путь П.Болбочана оборвался в неполных 36 лет. Оправданная травля политическим руководством Директории военного профессионала, пламенного патриота Украины завершилась драматическим финалом — необоснованным обвинением в попытке государственного переворота и расстрелом.

Татьяна ОСТАШКО, кандидат исторических наук
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments