Наша свобода зависит от свободы прессы, которую, если ограничить, значит потерять.
Томас Джефферсон, президент США, один из авторов Декларации независимости США, политический деятель, дипломат и философ

Не УНР единой

или От какого наследия мы Не отказываемся
12 января, 2018 - 12:42

Недавнее заявление директора Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича о том, что советский период украинской истории является оккупацией, а современная Украина должна заявить, что является преемницей Украинской Народной Республики (УНР), вызвала довольно большой резонанс. Ведь это не просто заявление одного из ученых, а руководителя института, который имеет как научный, так и политический характер, влияя на формирование государственной «политики памяти». Понятно, такое заявление у людей, чувствующих симпатии к советскому прошлому (а таких немало, даже среди молодежи), не могло не вызвать волну возмущения. Зато в национально ориентированных средах она воспринялась «на ура». Ведь если государственные органы Украины сделают заявление, предлагаемое Вятровичем, то мы «открестимся» от советского прошлого и будем считать себя потомками «славной УНР», которая была национальным государством. Просто и эффектно!

Однако простые и эффектные решения не всегда являются наилучшими. Кажется, в этом случае как раз имеем такую ситуацию.

БЫЛИ ЛИ УКРАИНЦЫ БЕЗГОСУДАРСТВЕННЫМ НАРОДОМ?

К сожалению, когда обращаемся к учебникам по истории Украины, создается впечатление, что украинцы — это безгосударственный народ. Мол, когда-то было Украинское государство Киевская Русь. После нашествия  Батыя в середине ХІІІ в. оно перестало существовать. Началась долгая ночь безгосударственности. В середине XVII в. во времена Хмельниччины якобы Украинское государство в форме Гетманата восстановилось. Правда, оно просуществовало лишь несколько лет, поддавшись в 1654 г. Московии. Гетманская Украина как автономная структура в России сохранялась до 1764 г. В целом же Гетманщина скорее воспринимается как «полугосударство». И только в 1918 г. украинцы смогли создать свое национальное государство — УНР. Однако вскоре, в 1921 г., это государство потеряли. И только в 1991 г. восстановили свое независимое государство.

Такое виденье процессов создания государства на украинских землях является типично колониальным подходом и порождает комплекс неполноценности. Мы до сегодняшнего дня не имеем трудов, где бы всесторонне осмысливались эти процессы. Почему-то забывается, что современное понимание государства не стоит экстраполировать на государственные образования домодерных и даже раннемодерных времен. Тогда государственные образования были разными и имели разные «степени суверенности». В конце концов, это касается и современных государств. Например, какая «степень суверенности» государств Евросоюза по сравнению со США? Можно сейчас говорить о существовании большого количества полузависимых государств (в плане экономическом, военном), которые при этом имеют все формальные признаки суверенитета. То же самое следует сказать и об этнических сообществах: нельзя представление о современной нации переносить на времена Средних веков и Раннего модерна.

Начиная со времен Средневековья на территории Украины существовали государственные образования, которые либо создавались русами-украинцами, либо имели к ним отношение. Это и Русь — большая средневековая империя, которая фактически была конфедерацией ряда государств-княжеств. Творцом этого государства следует считать предков современных украинцев примерно так же, как современных итальянцев можно считать творцами Римской империи. Нашествие Батыя в 1240 г. не уничтожило это государство, а привело к его переформатированию. В частности, появилось Руськое королевство (в нашей литературе, к сожалению, и дальше продолжает фигурировать утвержденный галицкими москвофилами термин «Галицко-Волынское княжество»). Это государство по праву считало себя наследником Руси. (Кстати, эта тема широко освещена в последнем книжном бестселлере «Дня» «Корона, або Спадщина Королівства Руського», который можно приобрести по ссылке. — Ред.)

ГЕТЬМАН П.СКОРОПАДСКИЙ НА БОЕВОМ КОНЕ.1916 г.

Продолжал существование и такой «обломок» Руси, как Новгородская республика. Россияне присвоили ее историю, культуру, захватив территорию этого государства в 1478 г. Но, несмотря на геноцид Новгорода, который устраивали московские цари, даже в ХІХ в. жители Новгородщины по своему языку, культуре были более близки к украинцам, чем к россиянам. Об этом, в частности, говорил известный историк Николай Костомаров, который специально исследовал историю Новгородской земли и даже проводил здесь полевые исследования. Во времена Средневековья Киев тесно был связан с Новгородом. То, что происходило в одном из этих городских центров, имело свое влияние на другой. Кстати, именно на территории Новгородской земли, пожалуй, лучше всего сохранились древнерусские былины, в которых описываются преимущественно события, происходившие на Киевской земле. Поэтому и вопрос, почему мы новгородскую государственность легко «сдали» россиянам? Но не только новгородскую. И не только россиянам.

Руськое королевство, о котором у нас не так уж много говорят, просуществовало до середины XIV в. И хотя произошла его дезинтеграция и завоевание, все же его традиции, как и в целом традиции Руси, унаследовало Великое княжество Литовское, где, кстати, государственным языком был язык древнеруский, приближенный к тогдашним украинским и белорусским диалектам. Это государство украинцы должны (хотя бы частично) были рассматривать как свое.

То же самое можно сказать о Молдавском княжестве, которое появилось как «обломок» королевства Руського и определенным образом продолжило его традиции. Почти половину его населения составляли русины-украинцы. Долгое время в нем официальным государственным языком был книжный русский язык. Неудивительно, что Молдавию украинские военно-политические деятели рассматривали почти как свою. Ее хозяевами хотели стать казацкие поводыри Дмитрий Вишневецкий и Иван Пидкова. Имел свои интересы в Молдавии и Богдан Хмельницкий. Из семьи молдавских господарей был Киевский митрополит Петр Могила. Его традиционно считают молдованином. Но почему-то в семье этого «молдованина» были сильные руськие культурные традиции.

На украинских землях во времена Средневековья, кроме того, существовали разные автономные и полуавтономные княжества, которые входили в состав Великого княжества Литовского и Польского королевства. Было несколько разновидностей Гетманщины. Это и Гетманское государство по обе стороны Днепра, отдельно Гетманщина на Левобережье и Правобережье, Ханская Украина (Ганьщина). Определенные автономные права имела и Слободская Украина.

Даже в ХІХ в., когда украинские земли были распределены между двумя империями, Российской и Австрийской, были попытки создать Украинское государство. Имеется в виду деятельность Михаила Чайковского (Садык-паши), который на территории Турции во время Крымской войны 1853—1856 гг. сформировал казацкие отряды (т. н. казакалай). Хотя в этих отрядах служили люди разных национальностей, но языком общения был украинский. Чайковский надеялся, что ему удастся поднять восстание в Украине и построить здесь государство. Эти планы были не столь уж фантастическими, как это кажется на первый взгляд. Однако некоторые европейские государства, в частности Австрия, были против похода Чайковского в Украину. И все же его деятельность сыграла заметную роль в становлении Румынского государства, где, кстати, проживало немало украинцев.

Также следует вспомнить то, что в XVIII в. украинцы, прежде всего представители казацкой старшины, сыграли важную роль в становлении Российской империи. Многие из них рассматривали это государство как свое. Лишь позже, в ХІХ в., в силу разных причин, состоялось отторжение потомков казацкой старшины, которые стали малорусскими дворянами, от «имперского проекта».

Этот экскурс (далеко неполный!) нужен для того, чтобы показать: украинцы — не безгосударственная нация. И потому в конце Первой мировой войны, когда валились империи, они попытались создать свое государство.

СТОИТ ЛИ ПОДРАЖАТЬ УНР?

Об УНР известно у нас немало. Рядовой украинец что-то должен был слышать о Центральной Раде, о том, что ее возглавлял историк Михаил Грушевский (его портрет есть даже на 50-гривневой купюре!). Что Центральная Рада 22 января 1918 г. провозгласила УНР независимой. И что эта независимость была сразу полита кровью молодых украинцев в бою с большевиками под Крутами 29 января. Слышал рядовой украинец и то, что лидерами УНР были Владимир Винниченко и Симон Петлюра.

Конечно, не нужно недооценивать значение УНР в нашей истории. Это была первая попытка украинцев в ХХ в. создать свое государство. И творить его приходилось в очень непростых условиях.

Но нужно ли идеализировать УНР и предлагать ее как предтечу современного Украинского государства? К сожалению, ведущие лидеры УНР оказались не на высоте своего положения. Не имея управленческого опыта, они часто допускали ошибки и во внутренней, и внешней политике. Чего стоил пацифизм этих деятелей, который стоял на пути создания украинских Вооруженных сил? Или постоянная межпартийная грызня, которая истощала силы. Или популистские заявления о недопустимости привлечения к управлению государством представителей буржуазии и помещиков, к которым причисляли и квалифицированных управленцев. В частности, этот популизм был одной из существенных причин кадровой проблемы УНР, которая, в свою очередь, порождала бездеятельность власти. Ее представители могли выступать с красивыми заявлениями, декларациями, но когда доходило до дела, часто оказывались беспомощными.

Сомнительной была также ориентация УНР на союз с Германией и Австро-Венгрией. Заключив с ними договор в Бресте в 1918 г. и получив от них помощь, руководители УНР тактически выиграли, поскольку сумели очистить Украину от большевиков. Но стратегически — проиграли. Они изолировали себя от Антанты, которая стала победителем в Первой мировой войне. Это стало одной из причин того, страны Антанты после завершения войны оказали значительную помощь не УНР, а ее противникам — белогвардейцам.

Беспомощность лидеров УНР привела к потере ими власти. 29 апреля 1918 г. состоялся т. н. гетманский переворот, когда к власти пришел Павел Скоропадский. УНР перестала существовать. Настало Украинское государство, которое в литературе часто именуют Гетманатом. При всех минусах Гетманата, его «недостаточной украинскости», оно оказалось эффективнее в плане державотворчества, чем УНР.

Во-первых, несмотря на сложные условия, Скоропадскому удалось стабилизировать экономическую ситуацию в Украине. И хотя говорить здесь о каких-то экономических успехах нет оснований, но на фоне других территорий бывшей Российской империи, которые были в состоянии полной разрухи, Украина казалась островком достатка.

Во-вторых, началась перестройка государственных структур, судебной системы,  создавалась регулярная армия. При этом был взят курс на украинизацию государственного аппарата.

В-третьих, немало было сделано для развития украинской культуры — создан ряд украинских начальных школ, Всеукраинская академия наук, открыто около сотни украинских гимназий, двух украинских университетов (в Киеве и Каменце-Подольском), Украинский государственный театр в Киеве и тому подобное.

Именно Скоропадский — нравится это кому-то или нет — дал шанс для создания полноценного Украинского государства.

Но этот шанс был разрушен. Не без того, что гетман допустил ряд ошибок (особенно дались знать его «малороссийские комплексы»). И все же главная вина в уничтожении Украинского государства, или Гетманата, была в деятельности лидеров УНР, Винниченко и Петлюры, которые подняли восстание против Скоропадского. Последний 14 декабря  1918 года отрекся от власти, которая перешла к Директории УНР.

Это была пиррова победа. Как и предрекал Скоропадский, она окунула Украину в состояние хаоса, войну «всех против всех». Руководители Директории, которые когда-то входили в состав Центральной Рады и были ее лидерами, не сделали выводов из ошибок прошлого. Они и дальше продолжали межпартийную борьбу. Только 26 декабря Директория,  заявившая о возобновлении УНР, смогла создать правительство.

Не прибегая к подробному изложению деяний Директории УНР, скажем о таком.

Во-первых, история Директории         — это в значительной мере история межпартийной борьбы. Ее лидеры, по крайней мере, на начальном этапе, не могли определиться, какой они видят Украину — демократической республикой или республикой советов; на кого им ориентироваться — на Антанту, белогвардейское движение или большевиков. В результате межпартийной борьбы от Директории отошел ее лидер Винниченко, который готов был достичь взаимопонимания с большевиками. В ней победило «умеренное» крыло во главе с Петлюрой. В конечном итоге, когда он стал лидером УНР, его тоже пытались сместить конкурирующие силы, из-за чего неоднократно возникали конфликты. На конструктивную государственно-созидательную деятельность в Директории не оставалось ни сил, ни времени.

Во-вторых, положение УНР усложнялось потерей боеспособности армии, которая образовалась в ходе антигетманского восстания и не выделялась дисциплинированностью. На местах командиры (атаманы) часто действовали по своему усмотрению, не слишком обращая внимание на центральное руководство. Петлюра как главный атаман не имел авторитета среди других атаманов. Доходило до того, что некоторые из них вообще выходили из подчинения УНР.

В-третьих, Директория даже в тех сферах, где, казалось бы, ее руководители могли показать себя, оказывалась беспомощной. В частности, это касается пропагандистской деятельности. Исаак Мазепа, один из руководителей правительства УНР времен Директории, писал: «Большевики были правы, когда позже писали, что Украиной они овладели не так силой оружия, как силой своей пропаганды среди дезориентированных украинских масс».

В-четвертых, благодаря Директории удалось подписать 22 января  1919 года Акт воссоединения УНР и Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР). Однако говорить о реальном объединении этих государств сложно. ЗУНР как отдельное государство сохранялось — просто теперь она именовалась Западная область УНР (ЗО УНР). Руководители ЗУНР многое сохранили от государственных структур Австро-Венгрии, в отличие от руководителей УНР, не прибегали ни к революционной, ни к социалистической риторике. И культурно, и политически руководители УНР и ЗУНР отличались между собой. Между ними не раз возникали конфликты. В конечном итоге, когда Петлюра пошел на союз с поляками, согласившись отдать им западноукраинские земли, между этими двумя государственными структурами состоялся окончательный раскол.

Вообще лидеры ЗУНР отмечались большим конструктивизмом, чем лидеры УНР. Находясь в чрезвычайно сложных условиях, они не допускали хаоса, дезорганизованности на подконтрольных им территориях.

В-пятых, УНР оказалась в кольце фронтов. На юге ей противостояли войска Антанты. С юго-востока наступали белогвардейцы. С севера и востока шли большевики. На западе приходилось воевать с поляками. На Екатеринославщине против Директории действовала мощная армия Нестора Махно. Такое положение вещей стало следствием политики УНР. Ее руководство так и не смогло найти себе союзников.

И если украинцам не удалось отстоять свою государственную независимость в 1918—1921 гг., то здесь немалая часть вины лидеров УНР. В конечном итоге, кроме УНР, в тот период на поприщах Украины существовали и другие государственные образования, в частности ЗУНР и Украинское государство (Гетманат), деятельность глав которых кажется более конструктивной, чем деятельность лидеров УНР.

ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ С СОВЕТСКОЙ УКРАИНОЙ?

Владимир Вятрович предлагает период советской Украины называть оккупацией. Оно как будто и красиво... Но украинские земли в 1921 г. оказались не только под большевистской Россией, но и под Польшей, Румынией и Чехо-Словакией. Их тоже нужно признать оккупированными?

Большинство украинских земель в то время были в составе т. наз. Украинской Социалистической Советской Республики (УССР), которой руководили российские большевики. Формально она была независимой и даже претендовала на роль субъекта в международных отношениях. УССР (опять же формально!) была одной из сторон при заключении договора об образовании СССР в 1922 году. Понятно, УССР была марионеточным государством. Но это был результат борьбы за украинскую государственность — пусть даже не такой, на который ожидало много украинцев. УССР в составе СССР все же была автономной структурой, которая давала определенные возможности для развития украинской модерной нации. В частности, это касалось 1920-х гг., когда проходил процесс украинизации. Поэтому в то время ряд известных украинских деятелей переехали в советскую Украину. Переехал даже Грушевский — прежний лидер УНР. Можно к этому относиться неоднозначно. Но это своеобразный симптом.

На украинских территориях, которые отошли к другим государствам, кроме СССР, коренное население не имело автономных образований. Это даже касалось демократической Чехо-Словакии, руководство которой доброжелательно относилось к украинцам. Украинцы здесь получили автономию только напоследок — в 1938 году.

Если исходить из принципов международного права, то украинские земли, которые вошли в состав разных государств после Первой мировой войны, не стоит считать оккупированными (хотя статус оккупации для некоторых из них в течение определенного времени был присущ). Для определения их статуса, скорее, подходит слово аннексия. Это захватывание чужой территории, что юридически закреплено и получило международное признание.

Перед и во время Второй мировой войны украинцы осуществили попытки создать свои государства. Это провозглашение Карпатской Украины 15 марта  1939 года в Хусте и Акта возобновления Украинского государства 30 июня  1941 года во Львове. Но эти государства так и не смогли состояться.

Относительно УССР, то она во время Второй мировой войны значительно прирастила свои территории. В ее состав вошел ряд этнических украинских земель — Волынь, Галичина, Закарпатье, Буковина, часть Бессарабии. Да, эти территории были аннексированы СССР, но это было признано международными соглашениями и актами. В конечном итоге, как и границы СССР в послевоенный период. Тем более что УССР (пусть опять же таки формально) стала одним из основателей ООН. То есть говорить, что эта территория была оккупированной, с точки зрения международного права, не очень корректно.

Конечно, можно радовать себя иллюзиями: мол, мы — потомки УНР, Гетманата ли Богдана Хмельницкого, или даже Киевской Руси. В действительности же нынешнее Украинское государство — это следствие непростых, часто болезненных процессов создания государства, которые происходили на наших землях в течение не только последнего века, а почти тысячи лет, процессов с достижениями и потерями. Как бы это кому-то не нравилось, но непосредственным предтечей нынешнего Украинского государства является УССР, которая не появилась благодаря желанию большевиков, а стала своеобразным компромиссом между ними и «возрожденной» в 1918—1921 гг. украинской нацией. И именно в пределах УССР (часто деформировано) осуществлялся процесс развития модерной украинской нации.

Нынешнее Украинское государство унаследовало немало «родимых пятен» УССР. А некоторые из них «творчески развила». В заключение приведу слова Скоропадского, написанные им в 1919 году, когда еще при власти была Директория УНР: «Я не сомневаюсь, как и не сомневался раньше, что всякие социалистические эксперименты, если бы у нас правительство было социалистическим, повели бы немедленно к тому, что вся страна за шесть недель стала бы добычей всепожирающего молоха — большевизма. Большевизм, уничтожив всякую культуру, превратил бы нашу замечательную страну в высохшую равнину, где со временем сел бы капитализм, но какой!.. Не тот слабый, мягкотелый, что тлел у нас до сих пор, а всесильный Бог, в ногах которого будет валяться и ползать тот же народ». Боюсь, что предсказание оказалось точным. Не такой ли мы сейчас  имеем олигархический капитализм, который достался нам  в наследие от УССР? Или это не у нас «зачищенная» культура, которая претерпевает  массированную русификацию?

Вероятно, несложно откреститься от какого-то этапа нашего создания государства, объявив его «оккупационным», найдя для себя идеал, например ту же УНР. Но не оказались ли мы в вымышленном мире розовых иллюзий, который часто далек от реалий?

А, может, лучше осмыслить наши сложные процессы создания государства, попробовать отсеять «зерна» от «плевел» (хотя это часто сделать очень непросто) и попробовать хотя бы... избегать ошибок наших предшественников?

Петр Кралюк
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments