Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Неизвестный Виктор Некрасов

Автор и координатор интернет-проекта «Киевский календарь» Александр Немец и названый сын писателя Виктор Кондырев создают интернет-проект, посвященный создателю легендарной повести «В окопах Сталинграда»
24 октября, 2014 - 11:13

Автор и координатор интернет-проекта «Киевский календарь» Александр Немец и названый сын писателя Виктор Кондырев создают интернет-проект «Виктор Некрасов», который максимально полно отобразит пространство жизни и творчества создателя легендарной повести «В окопах Сталинграда» — первой правдивой повести о минувшей войне.

В символах и светофорах новейшей истории Украины на ее пути к независимости фигура Виктора Платоновича Некрасова занимает совершенно особое место. Киевский дилетант в прозе, недавний сапер-фронтовик, он за свою сталинградскую исповедь был в 1947 году неожиданно удостоен Сталинской премии. Почти сразу же был принят в Союз писателей, книга триумфально переиздавалась, и жизненные маршруты нового баталиста — а его начали даже сравнивать с советским Ремарком, — могли бы на долгие годы сложиться абсолютно благополучно и благопристойно. Но лауреат, вопреки общей норме, почему-то не укладывался в трафарет подцензурной словесности. Хотя высшая награда Москвы открывала перед ним в течение определенных, хотя и не очень долгих сроков, публикационный простор. Вслед за солдатской сагой вышли в свет и другие талантливые вещи, опять-таки с оттенком свободомыслия. Отмашку зубодробительной критике после объективного описания В. Некрасовым своего путешествия за океан открыл злопыхательский навет «Турист с тросточкой», напечатанный без подписи в «Известиях» в 1963 году. Заказ выполнил одаренный журналист-международник... Это был первый разгромный сигнал. В дальнейшем припомнили Виктору Платоновичу и участие в митинге в связи с 25-летием трагедии Бабьего Яра, и встречи с Андреем Сахаровым, и поддержку поборников демократизации Украины Ивана Дзюбы, Ивана Светличного, Леонида Плюща. Бойца, принятого в партию в разгар сражений на Волге, по указке сверху исключили из «святых рядов». Мало того, что он поддерживал «сионизм», мятежный писатель еще «играл на руку «украинским буржуазным националистам». В 1974 году герой и страстотерпец вынужден был уехать в эмиграцию, а за нелицеприятное суждение об окололитературном опусе Л. И.Брежнева «Малая земля» специальным Ука зом лишен советского гражданства. На чужбине Виктор Некрасов провел более десяти лет, скончавшись в Париже в начале горбачевской оттепели на Родине, когда его имя после долгих умолчаний, за день до ухода снова прозвучало дома. За рубежом перо его не иссякло и не выпало из рук, писал Некрасов много, как всегда живо и интересно, выступал по радио. Часть этих страниц после реанимации имени пришла на Родину, но большинство очерков, заметок, эссе сталинградского летописца, запечатлевшего в свое время и прежние боли, и иной мир при незыблемости прежних идеалов, находится, как говорится, в распыле. Да и написанное и частично опубликованное на Родине принадлежит ныне к раритетам. Между тем, жизнь и судьба писателя правды и справедливости в панораме его творческих обретений и отвержений — неповторимое явление XX века.

— Замысел собрать воедино в электронной версии некрасовское наследие, — рассказывает Александр НЕМЕЦ, — возник в пространстве моего заочного знакомства и переписки по электронной почте с Виктором Леонидовичем Кондыревым, многолетним спутником, помощником и, можно сказать, ангелом-хранителем Виктора Платоновича в дни зарубежья. В. Кондырев скрупулезно систематизировал авторский архив Некрасова, все тщательно сохраняется. И на предложение создать виртуальную, но при современной технике фактически энциклопедическую Некрасовскую летопись — мой собеседник, без колебаний и раздумий, не ставя никаких материальных условий, сразу же согласился. Для исследователей и почитателей творчества и мировоззрения В. Некрасова старт проекта состоится в конце нынешнего года.

— Как же, в общих чертах, он выглядит в его первоначальных тематических контурах?

— Пока это действительно лишь основные стропила, однако фундаментальные разделы, которых два десятка, определены и более половины подготовлены. Прежде всего, это раздел из 130 с лишним произведений писателя, опубликованных и не печатавшихся, известных и неизвестных. Не менее значим раздел, включающий свыше 400 некрасовских фотографий в различные периоды, образы его родных и друзей, различные фотографии, на которых он сфотографирован, к примеру, с И. Соколовым-Микитовым, А. Твардовским, Б. Окуджавой, Г. Шпаликовым, С. Довлатовым, А. Вознесенским, А. Галичем, А. Синявским, З. Гердтом, Ю. Кимом и многими другими известными деятелями культуры и науки. Совсем недавно Виктор Леонидович прислал несколько фото, где запечатлены К. Паустовский с В. Некрасовым. С любезного согласия их хранителя, копии снимков я намерен передать в дар новому Киевскому музею Константина Паустовского, на улице Михаила Коцюбинского. На обороте одной из фотографий рукой К. Паустовского написано: «До встречи в Толедо!»

Особая линия в жизни — Виктора Некрасова — дружба и любовь с Галиной Базий, ставшей его женой. Он познакомился с ней в театре в Ростове-на-Дону. Посылал ей с войны открытки, а затем подарил свою фронтовую фотографию. Понятно, многие парижские фотографии отображают их дальнейший семейный союз.

Есть немало рисунков и дружеских шаржей рукой Виктора Платоновича, он ведь был профессиональным архитектором. Поражает и восхищает, чем-то напоминая по многообразию адресатов, чеховский эпистолярий, его широкая переписка с родными и знакомыми. Она начинается с фронтовых писем маме, врачу Зинаиде Николаевне Некрасовой, с которой сын трогательно и почтительно был всегда близок. Крайне любопытны и автографы, к примеру, А. Луначарского на брошюре «Об антисемитизме», подаренной юному Виктору Некрасову в тридцатых годах. Но письма иногда и нелицеприятные. Так, сохранилась переписка с психиатром А. Снежневским после его газетной публикации, что некоторые инакомыслящие — психически нездоровые лица и, следовательно, их госпитализация в соответствующие лечебные учреждения происходила лишь как медицинская мера. Писатель-правдоискатель дал на эти фальшивые филиппики отповедь, и известный ученый, пытаясь оправдаться, был вынужден ему ответить...

ВИКТОР НЕКРАСОВ. МАЛЕЕВКА, 1959 — 1960 гг. / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ВИКТОРОМ КОНДЫРЕВЫМ

 

— Большой раздел составят воспоминания о Викторе Некрасове, — продолжает А. НЕМЕЦ. — Пока их более девяноста. Разумеется, их поиск и воспроизведение, в чем мне очень помогает Публичная библиотека им. Леси Украинки и Национальная библиотека им. В. Вернадского НАН Украины, — достаточно кропотливый труд.

Всматриваясь в эту фактически грандиозную панораму, многое как бы вновь открываешь. Эти, например, предоставленная Виктором Леонидовичем документальная повесть «Пути неисповедимые» киноактера Юрия Соловьева, сыгравшего в кинофильме «Солдаты» по некрасовскому сценарию роль его ординарца и боевого побратима Валеги.

Юрий Соловьев и Виктор Некрасов после выхода фильма на экран ездили на Алтай, в гости к Михаилу Ивановичу Волегову, иначе говоря, Валеге. Повесть содержит и несколько фотоснимков, запечатлевших эти встречи, а Виктор Кондырев из своего фотоархива также добавил фотоснимки по этой теме.

Сидим с Александром Васильевичем перед ноутбуком. Мелькают кадры и названия. Вдруг меня привлекает издание «Архiтектор В. Г. Заболотний» (1947 г.), в соавторстве В. Некрасова и П. Гасовского, на украинском языке.

— Что интересно, Виктор Некрасов, киевский старожил, разумеется, хорошо владел украинским языком. А история книги такова, — поясняет Александр Васильевич. — В. Некрасов, демобилизованный капитан, инвалид войны, в прошлом выпускник строительного института по архитектурному профилю и актер (он и на фронт пошел добровольно, отказавшись в Ростове-на-Дону от актерской брони), с 1946 года работал в газете «Радянське мистецтво», заведуя отделом изобразительного искусства. Собственно, в комнатах редакции была частично как бы дана путевка в жизнь «Окопам», с их первоначальным наименованием «На краю земли». Понятно, что написать на украинском языке о знаменитом архитекторе, заложившим здание Верховной Рады, другие монументальные столичные объекты, выглядело для Виктора Платоновича закономерным и логичным.

C ВИКТОРОМ КОНДЫРЕВЫМ. ВАНВ, ФЕВРАЛЬ 1982 г. / ФОТО М. КОНДЫРЕВОЙ

 

«Иван Дзюба, каким я его знаю»... Этот очерк, где встает наряду с другими привлекательными чертами и бестрепетное мужество выдающегося украинского литератора-патриота в моменты происходившего вокруг Бабьего Яра в сентябре 1966 года, Виктор Платонович написал в 1974-м в Киеве, но по понятным причинам не мог его опубликовать. Рукопись оказались в архиве В. Кондырева, и уже в наши дни писатель Г. Кипнис опубликовал волнующий очерк в «Правде Украины»...

В фотоальбоме сайта есть снимки Григория Кипниса и Виктора Некрасова вместе, они тесно и сердечно дружили. Но вот еще снимок, о котором хочется упомянуть особо: Григорий Иосифович и жена французского посла в Киеве, на Байковом кладбище, у могилы бабушки, тети и мамы вечного сталинградца и киевлянина. Виктор Платонович тосковал по Родине, и ностальгия особенно отчетливо и щемяще захватывала его всякий раз с приближением 9 мая. Так, он сочинил уже в свой парижский период «Рассказ в духе социалистического реализма», в котором смонтировал воображаемую встречу с Валегой на чужбине. Этот рассказ также представлен на сайте.

 — Виктора Некрасова иные борзописцы и доносчики квалифицировали как «заклятого антисоветчика». А на самом деле многие его произведения патриотичны, конечно, без какого-либо сюсюканья... Удалось найти, в частности, очерки сороковых-пятидесятых годов: «Солдаты», «В Сталинграде», «В Берлине», «Размышления о Крещатике». О чем они?

— «Солдаты» были опубликованы в «Комсомольской правде» ко Дню Победы в 1947 году. В. Некрасов пишет о солдатах Тиунове и Степанове, находившихся в сталинградские дни в его армейском подчинении, об их тихом героизме. Это как бы прелюдия к знаменитым рассказам «Рядовой Лютиков» и «Вася Конаков».

«В Берлине» (о четырех зонах его оккупации) и «В Сталинграде» (впечатления 1950 г.) были напечатаны В. Некрасовым в «Литературной газете» в качестве ее спецкора. Очень любопытны для киевлян, опубликованные в «Литературке», строки о застройке главной киевской артерии «Размышления о Крещатике». Знаменательно, что автор представил свое видение панорамы нынешнего майдана Незалежности и площади вокруг Бессарабки. Если бы мнение писателя-архитектора было учтено, это пространство в самом центре города выглядело бы несколько иначе, а здание Консерватории размещено в другом месте.

Вчитываюсь в любопытнейший рассказ «Король в Нью-Йорке», написанный за рубежом и вызвавший затем, после публикации на Родине, противоречивые толки. Спрашиваю у Александра Васильевича:

— В чем тут интрига?

— Это талантливая некрасовская мистификация о посещении советским премьером Алексеем Косыгиным США. На самом деле, перед нами лишь писательская выдумка, но детали столь правдоподобны, что многие читатели были уверены — все так и было. Такова же ткань повествования о встрече, описанной в повести «Сапёрлипопет, или Если б да кабы, да во рту росли грибы...» писателя со Сталиным. Это снова «фэнтези», но настолько реалистичное, что некоторые близкие друзья писателя, в частности Л. Копелев и Р. Орлова, с удивлением узнали, что сюжет вымышленный. Но погружаясь в него, как говорится, не оторвешься...

И в заключение — небольшое отступление. Мысль о том, чтобы именно автор этих строк попытался для газеты «День» обозреть создаваемый проект, принадлежит Виктору Кондыреву. В свое время он в своем письме тепло отозвался о моей книге «Виктор Некрасов. Портрет жизни». По электронной почте прошу его прокомментировать смысл и сущность идеи. Как бы новое возвращение Виктора Некрасова в наш тревожный мир...

— Речь, на мой взгляд, идет о замысле международной значимости, ибо Виктор Платонович обладал мировой известностью,— ответил В. Кондырев. Но квинтэссенция — приход его творческих принципов и воплощений отечественному читателю грандиозных по темам и интересам некрасовских образов и оценок. Они учат честности, правдивости, смелости, принципиальности, а это позиции, если хотите, вне инфляции. «Не тот Некрасов»... Великий русский поэт Николай Некрасов, по сути, собрат Виктору Платоновичу, призывал: «Сейте разумное, доброе, вечное». Известные слова, но ведь они вечны... Новым своим нравственным литературным портретом Виктор Некрасов призывает земной мир — все это сеять и лелеять. Без назиданий и поучений, но открытой одаренной душой...

Юрий ВИЛЕНСКИЙ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments