Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

О новой философии космических исследований

Своим видением делится член-корреспондент НАН Украины Олег Федоров
12 октября, 2018 - 11:20
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

С 2007 года Олег ФЕДОРОВ является директором Института космических исследований НАН Украины и ГКА Украины. В комментариях и интервью он часто отмечает, что Украина — космическое государство с достаточно большим потенциалом. Однако в разговоре с «Днем» на вопрос, что нового Украина может предложить миру в сфере космических исследований, отвечает: «Откровенно говоря, немного».

В сентябре в Киеве прошел Первый украинский космический форум, где обсуждали научные достижения и возможности сотрудничества с бизнесом. Перед этим правительство утвердило концепцию Общегосударственной космической программы на 2018—2022 годы. Это позитивный шаг, хотя впереди немало работы по согласованию и утверждению самой программы.

Как сделать так, чтобы весомый потенциал приносил не менее весомые результаты, о возможностях бизнеса в сфере космических исследований и международных проектах, к которым привлечены украинские исследователи, мы беседовали с Олегом Федоровым. А начали с результатов недавнего форума.

«МЫ ИЩЕМ НОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА»

— Во-первых, в рамках Форума прошла 18-я Украинская конференция по космическим исследованиям, — рассказывает Олег Павлович. — Наш институт ежегодно организовывает это событие, в котором принимают участие не менее 150 специалистов из Украины, а также иностранцы. С 2001 года мы делали это в Евпатории, на базе Национального центра управления и испытаний космических средств, после аннексии Крыма организовывали конференцию в Одессе. В настоящий момент, к 100-летию Национальной академии наук, решили организовать космический форум в Киеве. Конференция академическая, на ней рассматриваются достижения ученых в рамках общегосударственной космической программы и академических программ.

Также на форуме проводили еще одну, уже шестую, конференцию GEO-UA. В основном, она была посвящена проекту ERA-PLANET, уникальному для Украины с точки зрения масштабности и организации сотрудничества с европейским сообществом.

На этих конференциях мы хотели обсудить конкретные результаты, особенно практической направленности. Поэтому организовали небольшую выставку и бизнес-форум, чтобы продемонстрировать, что именно делает академия вместе с космической отраслью. В частности были представлены макеты космических аппаратов для научных исследований разработки госпредприятия «Конструкторское бюро «Южное», новейшие приборы и информационные технологии.

Сейчас мы ищем новые формы сотрудничества. Обстоятельства изменились кардинально: нехватка финансирования космической деятельности в целом, космической программы, Академии наук и конечно нашего института. К сожалению, определилась тенденция постепенного свертывания космической деятельности. Украина — космическое государство, но технологический потенциал создан еще в советские времена. Главное предприятие отрасли — конструкторское бюро «Южное» — вышло на международные рынки и работает, в основном, на экспорт, в то же время эти достижения базируются на прошлом потенциале.

Именно поэтому на форуме мы обсуждали новые проекты — где есть сотрудничество науки и производства, хотя пока не наблюдалось скопление инвесторов.

Кстати, вскоре после форума состоялось первое заседание Ассоциации высокотехнологических предприятий «КОСМОС», в котором приняло участие около 40 компаний и институтов. Цель этого объединения — становиться не только объектом управления, но и субъектом. И это событие, и форум — шаг навстречу новым формам организации космической деятельности.

«НЫНЕШНЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ СЛЕДУЕТ ОЦЕНИТЬ КАК КРИЗИС»

— В прошлом году вы писали о фактическом прекращении финансирования научного космоса государством. Будущая государственная космическая программа охватывает 2018-2022 годы. Но уже вторая половина 2018-го... Как все это может повлиять на эффективность программы?

 

— Трудно подобрать слова для характеристики текущего состояния государственного управления космической деятельностью. Стоит отметить, что в прошлые годы у нас было немного ведомств, которые бы вызывали такое уважение, как Государственное космическое агентство. Там были очень почтенные руководители — сначала Владимир Горбулин, потом Александр Негода, которые стратегически мыслили, заложили основы первых космических программ и управления отраслью. А затем все это постепенно разрушалось, сейчас вообще пришло в непонятное состояние. В течение каждого из последних трех лет менялся председатель Государственного космического агентства, объемы и регулярность финансирования работ делают невозможным выполнение хотя бы минимально необходимого. Чтобы было понятно — текущее финансирование программы в объеме 80 миллионов гривен — это бюджет исследовательского института, а не космической отрасли. И один из признаков нынешнего положения — неспособность разработать и утвердить космическую программу.

Но в стране существует космическое сообщество, мощное, активное и высокоинтеллектуальное. У нас есть специалисты, которые могут создать ракету-носитель, космический аппарат, запустить его, управлять им, получать информацию — это потенциал, который не создается за одно поколение. Такое сообщество нужно поддерживать, потому что это необходимо Украине. Но когда нет действующей программы, нет стратегического видения нашей роли в космосе, а последний украинский спутник работал семь лет тому назад, нынешнее положение дел следует оценивать как кризис.

— Вообще какая космическая программа нам необходима?

— Отвечу как человек, причастный к предыдущим программам и разработанному проекту, поскольку вхожу в рабочую группу, которая предоставляет предложения. В проекте программы присутствуют важные и необходимые мероприятия, особенно первостепенные — многие из них переносились с прошлых лет в результате нехватки финансирования. Вместе с тем разработанный проект не базируется на стратегическом видении того, какой должна быть космическая деятельность Украины. По сути, мы имеем совокупность предложений руководителей предприятий, но не имеем модели будущего.

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что необходима программа, ориентированная на потребителя, на разработку новых технологий и вхождение в европейское сообщество. Относительно последнего добавлю собственное ощущение: мы, как на вокзале — поезд очень быстро движется, а мы и не знаем, успеем в него вскочить или нет.

На фоне нынешней ситуации научное сообщество пытается находить общий язык с предприятиями космической отрасли, в первую очередь с госпредприятием «КБ «Южное», университетами, а также с новыми игроками — частными компаниями, и работать на основе иностранных грантов.

О КОСМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ

— Когда потенциал Украины как космического государства игнорируется, что от него остается? На чем в настоящий момент необходимо делать акцент?

— Сегодня мы говорим о новой парадигме космической деятельности вообще. То, что мы делаем в космосе, должно отвечать нашим национальным интересам — относительно безопасности, экономики и тому подобное.

У европейцев есть космическая политика. Они понимают, что не выживут в существующем мире без космических технологий. Ведь они рассуждают так: вот мы делаем проекты по наблюдению Земли из космоса, потому что хотим повысить качество жизни, обеспечить экологический мониторинг и безопасность граждан. То есть космическая деятельность подчинена общественным интересам и интересам гражданина. А в целом все делается для того, чтобы не проиграть в технологической гонке.

Неотложный вопрос — создание действенной системы управления космической деятельностью, именно деятельностью, а не только небольшим кругом предприятий. Должна измениться философия космической деятельности и стратегия ее развития, они должны основываться на современной парадигме космической деятельности. Все это легко сказать и очень трудно выполнить. Но надежда есть. Почему нас не победили? Потому что есть люди, которые работают. И в космической отрасли тоже. Нужно только, чтобы у этой «реки» было русло

У многих стран есть космическая стратегия. Такую стратегию имеют не только Соединенные Штаты, Европа, Япония, но и Турция, Вьетнам, Польша, Эстония. Это касается даже стран, где нет космической отрасли. А чего хочет Украина? Получить заказ, выйти на внешние рынки? Это правильно. Но космическое государство с большим потенциалом не должно ограничиваться потребностями иностранных пользователей. Если не имеете собственной стратегии, то становитесь объектом внешней. В этих условиях космическая отрасль в Украине сокращается, если раньше в ней работало 50 тысяч человек, то сейчас около 20 тысяч, то же самое касается научных работников, следовательно, происходит вымывание интеллектуального и производственного потенциала.

— Есть ли какой-то позитив?

— Безусловно, есть обнадеживающие примеры, приведу один — из близкой мне деятельности нашего института. Заканчивается подготовка научного проекта «Ионасат-Микро», запуск микроспутника, изготовленного в КБ «Южное», запланирован на 2020 год. Впервые Украина реализует собственный проект с собственной научно-прикладной программой при участии специалистов по Киеву, Днепру, Харькову, Львову. Кроме того, привлечены приборы болгарских и польских коллег.

Мы надеемся, что этот проект будет иметь и научное, и прикладное значение, поскольку он связан с определением катастрофических явлений на Земле на основе измерений динамических параметров ионосферной плазмы. Это касается большой проблемы — исследования и предсказания космической погоды. Наш институт занимается разными аспектами теории и практических внедрений этого фактора. В частности, алгоритмы, разработанные в институте, уже внедрены и в европейских центрах космической погоды. Эта работа имеет важное значение для предсказания кризисных ситуаций для наземных систем, особенно энергетических, а также безопасности спутников. Следовательно, речь идет о практической деятельности, которая базируется на научной.

«СЕГОДНЯ КОСМОС — ЭТО НЕ О КОЛИЧЕСТВЕ РАКЕТ...»

— В каких глобальных проектах принимает участие Институт космических исследований?

— Приоритетным направлением работы является международный проект ERA-PLANET, в рамках которого разрабатываются методологии информационных технологий использования аэрокосмических данных для разных задач устойчивого развития. Мы много лет работали за символическую отечественную поддержку и по заказу Европейского космического агентства, решили несколько задач для международного сообщества и входим в разные международные исследовательские институции. Основной наш профиль — применение космических технологий для сельского хозяйства, оценка агроресурсов. В настоящий момент основан европейский проект создания исследовательского пространства в этой сфере — European Research Area, в частности ERA-PLANET. Эта программа может принести пользу для мониторинга агроресурсов, выявления загрязнений, в частности в Киеве. Проект имеет несколько конкретных задач, мы должны выстроить звено от людей, которые собственно измеряют показатели, к управленцам, создать соответствующие информационные технологии. Это тяжелая междисциплинарная задача и это классно, потому что в итоге появится общая методическая и нормативная база, которая поможет использовать дистанционные данные для достижения целей устойчивого развития. Проект охватывает почти все европейские страны, и это очень важно с точки зрения наших перспектив.

Упомянутый проект является частью всемирной инициативы GEOSS, Global Earth Observation System of Systems (Глобальная система систем по наблюдению Земли. — Авт.), во второй десятилетний план которой входит почти сто государств. Мы как институт входим туда, но проект предусматривает общее финансирование, и в настоящий момент, к сожалению, с украинской стороны есть поддержка только от Академии наук.

Этот проект — характеристика современной космической деятельности. Далеко позади остался демонстрационный этап, когда важным считали зафиксировать единичный эффект или явление. Современный подход — вмонтировать космические наблюдения в процесс мониторинга окружающей среды.

Вообще подход к космосу и определению, что такое космическое государство, в настоящий момент иной, чем десятилетие тому назад. Это не о количестве ракет, а о том, какие национальные задания решаются космическими средствами. Не обязательно это должно касаться денег — это и улучшение управленческих решений, и повышение уровня безопасности. Мы боремся за то, чтобы возникло такое понимание. К счастью, есть люди, которые это понимают, но выстроить вертикаль от ученых к правительственным чиновникам — очень сложное задание.

О «СТРАТЕГИИ ВЫЖИВАНИЯ» ИНСТИТУТА

— А каков бюджет Института космических исследований в этом году?

— Ежегодно от НАН Украины мы получаем по разным темам и программам от семи до восьми миллионов гривен. Этого хватает для обеспечения 90 работников института 70% номинальной заработной платы и содержания помещений. Следовательно, это на грани выживания.

— И благодаря чему выживает институт?

— В предыдущие годы основным заказчиком было Государственное космическое агентство, но последние два года в нас больше заинтересованы зарубежные партнеры

Кстати, наш институт реализовал шесть проектов в рамках европейских программ по исследованиям и инновациям «РП-7» и «Горизонт 2020», возможно, это один из лучших показателей в академии. Однако в международных проектах мы получаем не те деньги, которые могут обеспечить весь институт достойным финансированием. Поэтому теряем кадры.

КИЕВ, 2016 ГОД. ИССЛЕДОВАТЕЛЬ НАЗАРИЙ БЕНДАСЮК ПОКАЗЫВАЕТ ЖУРНАЛИСТУ «ДНЯ» ОДНУ ИЗ РАЗРАБОТОК ГРУППЫ ЭНТУЗИАСТОВ КИЕВСКОГО ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА, КОТОРЫЕ СОЗДАЮТ НАНОСПУТНИКИ POLYITAN ФОРМАТА CUBESAT. В ЭТОМ ГОДУ КОМАНДУ ВЫДВИГАЮТ НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПРЕМИЮ. САМ ПРОЕКТ ОЛЕГ ФЕДОРОВ НАЗЫВАЕТ «ПОКАЗАТЕЛЬНЫМ ПРИМЕРОМ ТОГО, КАК МОЖНО ДОСТИЧЬ РЕЗУЛЬТАТА ВОПРЕКИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ»  / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

 

Понятно, что мы не можем переключиться сугубо на коммерческую деятельность, ведь это приведет к потере основной специализации, а космические исследования не всегда оправдываются сразу. Скажем, космическая погода — это прикладная сфера, но заказчиком в основном является государство. Наблюдения Земли из космоса коммерциализируются, но это сложный и длительный процесс, в котором мы имеем определенные успехи.

«КРИЗИС ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ — ВОПРОС НОМЕР ОДИН»

— Если вернуться к концепции космической программы, какие этапы нужно пройти, перед тем как сама программа начнет работать?

— В концепции расписаны основные направления, задания, а также объем финансирования. А проект космической программы разработан в Государственном космическом агентстве, разослан в министерства и в настоящий момент согласовывается. Это требует определенного времени, и в лучшем случае Кабмин должен утвердить его в ближайшие месяцы, чтобы задания программы попали в конечную версию бюджета. Хотя от того, что предусмотрено в бюджете, в прошлую пятилетку мы получили 30%. При формировании бюджета на каждый год Минфин предусматривает объемы, которые считает нужным.

Следовательно, практика финансирования исключает возможность эффективной работы. Из прописанного в бюджете, который является законом Украины, фактически выделено 30%. Это аналогично тому, что я разрабатываю автомобиль и должен через несколько лет об этом отчитаться, а дали деньги на два колеса и спрашивают, где автомобиль. Следовательно, выходит так, как будто мы потратили деньги на котлован и потом ничего не построили. Кроме всего прочего, это деморализует работников. Все знают, что ничего не создается, а за бюджетные деньги можно не отвечать.

Это одно из проявлений кризиса государственного управления, который является вопросом номер один в нашей космической деятельности. Даже не нехватка денег, а отсутствие идеи, несоответствие заданий, объемов и графиков финансирования. Такая практика управления приводит к сворачиванию космической деятельности.

О «НОВОМ КОСМОСЕ»

— Вы вспоминали, что есть несколько десятков предприятий, чья деятельность в частности связана с космическими исследованиями. По вашим оценкам, насколько отрегулированным является законодательство, чтобы привлекать в сферу частные компании?

— Теперь существует инициатива по расширению перечня предприятий, которые имеют право заниматься космической деятельностью, и Государственное космическое агентство это поддерживает.

Компании, связанные со сферой космических исследований, действительно появляются, особенно в сфере наблюдений Земли. Это только начало. В западной литературе есть термин «новый космос», «new space», и это направление наращивает потенциал. Есть много стартапов, новых идей. Космические исследования — месячная программа, использование околоземной орбиты для разных приложений — это перспективно. Это новый тренд, даже NASA выделяет деньги на новейшие разработки малых частных компаний.

У нас в настоящий момент выдвигают на государственную премию команду энтузиастов, которые создали наноспутник формата Cubesat в КПИ. Когда они начинали, их никто не поддерживал, все было на энтузиазме. В настоящий момент уже лучше, с помощью руководства они нашли деньги на запуск спутника. Это показательный пример того, как можно достичь результата, вопреки обстоятельствам.

— В будущем частный бизнес может занять весомую нишу в космической деятельности Украины? Вот сейчас все восхищаются Илоном Маском...

— Илон Маск получает 70% денег от американского правительства. Да, он вкладывает свои средства, но также государство ему поверило, NASA заказывает у него. Вообще, то, что появляются такие люди, — очень интересно и является признаком времени. Десять лет назад такого рода частной инициативы не было совсем. В то же время освоение космоса невозможно без поддержки государства, вот почему важным трендом современной космической политики является частно-государственное партнерство.

«НЕЛЬЗЯ ВЫСТРАИВАТЬ КОСМИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ОРИЕНТИРУЯСЬ НА ТО, ЧТО ПОЗВОЛИЛИ»

— Несколько лет назад в материале «ВВС Украина» отмечалось, что раньше не только Украина, но и западные страны в некоторых аспектах космической деятельности полагались на Россию. Например, это касается доставки грузов на МКС. Как изменилась ситуация в настоящий момент?

— В международном сотрудничестве в космической сфере есть важное обстоятельство — партнеры не вкладывают деньги в развитие высоких технологий партнера, они это делают в интересах собственной экономики. Это касается всех партнеров, не исключением была и Россия. В период до начала агрессии на востоке Украины, когда мы имели очень тесные отношения в космической сфере, российские заказы касались исключительно старых технологий, которые заказать дешевле, чем разрабатывать собственные. Следовательно, ориентация исключительно на заказ извне при пренебрежении собственным технологическим развитием ведет к стагнации. Это нужно понимать и выстраивая свои отношения с западными партнерами.

В конкретных проектах присутствует и политическая составляющая, поэтому принципиально важно развивать собственные технологии, а не ограничиваться тем, что заказано сегодня. Нельзя выстраивать свою структуру космической деятельности, ориентируясь на то, что нам позволили.

Что касается вопроса о сотрудничестве с Россией, отвечу о секторе космических исследований, о котором имею представление. После начала российской агрессии мы прекратили сотрудничество по всем проектам, которые выполнялись по двустороннему договору о сотрудничестве. Это в частности, проект «РАДИОАСТРОН», в котором украинская сторона оснащала антенный комплекс в Евпатории, проект совместных экспериментов на российском сегменте МКС и несколько других работ. Учитывая текущую ситуацию, мы ориентируемся на сотрудничество по этим направлениям с европейскими и некоторыми другими партнерами.

Что касается международного сообщества, то показательным примером является недавний отказ РФ от участия в создании окололунной платформы Lunar Gate, а также окончание большого проекта на МКС. Насколько я понимаю, эти и другие решения имеют не только политическую составляющую, а выходят из реальной ситуации состояния российских космических технологий.

«ПОЧЕМУ НАС НЕ ПОБЕДИЛИ? ПОТОМУ ЧТО ЕСТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ РАБОТАЮТ»

— Что нового, по вашему мнению, мы можем предложить миру?

— К сожалению, немного. Есть еще технологии, которые заказывают в упомянутых мной проектах, но что заказывают? Это по большей части разработки прошлых лет. К счастью, космические технологии актуальны в течение десятилетий, потому, скажем, отечественная ракета-носитель «Зенит» 1985 года разработки является относительно молодой и имеет перспективы для использования.

Мне кажется, что приоритетным подходом к нашим космическим проектам на современном этапе является сотрудничество с другими странами. Опыт переговоров с иностранными партнерами свидетельствует о небольшом уровне интереса к нашим возможностям, но следует быть оптимистом и пытаться вырабатывать новые подходы к совместному воплощению проектов. Что мы и стараемся делать, готовя проекты, которые рассматривались на Первом украинском космическом форуме.

— Если смотреть в будущее с умеренным оптимизмом, какой вы бы хотели видеть космическую отрасль Украины через десять лет?

— Надеюсь, благодаря организационным и финансовым мероприятиям удастся сохранить ее. Перспективным следует считать создание совместных научно-производственных комплексов, нацеленных на новые проекты. Отрасль должна быть реформирована, о чем много сказано, но недостаточно сделано. Также мы должны войти в масштабные европейские проекты, причем эту подготовку нужно начинать «уже вчера». И абсолютно необходимо использовать все возможности для привлечения молодежи, среди которой пока есть энтузиасты, желающие работать именно в этой сфере.

Неотложный вопрос — создание действенной системы управления космической деятельностью, именно деятельностью, а не только небольшим кругом предприятий. Должна измениться философия космической деятельности и стратегия ее развития, они должны основываться на современной парадигме космической деятельности. Все это легко сказать и очень трудно выполнить. Но надежда есть.

Почему нас не победили? Потому что есть люди, которые работают. И в космической отрасли тоже. Нужно только, чтобы у этой «реки» было русло.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments