Зачем слова? Мы дело несем.
Олег Ольжич, украинский поэт, археолог и политический деятель

О средствах гибридной войны... времен Богдана Хмельницкого

Почему без знания истории военными и сотрудниками спецслужб мы не сформируем патриотов — взгляд Валерия Степанкова
11 октября, 2017 - 18:53

Профессор Каменец-Подольского национального университета имени Ивана Огиенко Валерий СТЕПАНКОВ хорошо известен в научных кругах. Ведь он является автором и соавтором многих серьезных монографий, которые были среди первых в переосмыслении важных вех украинской истории, в частности таковыми являются труды «Богдан Хмельницький», «Петро Дорошенко. Політичний портрет» (обе — в соавторстве с Валерием Смолием), «Розвідка і контррозвідка Богдана Великого» и т.п. Известен он и как публицист, поскольку является давним автором «Дня», чьи острые статьи вошли в «Екстракт 150», «Екстракт +200» и т.п. Среди материалов, которые не утратили своей актуальности и сегодня, — «Нова парадигма безнадійного анахронізму» — о новой великодержавной официальной концепции российской истории, по которой история Киевской Руси фактически присваивается соседним народом. Эта статья вошла в бестселлер «Дня» «Сила м’якого знака, або Повернення Руської правди» 2011 года. Собственно, благодаря этим материалам я в свое время и узнала о деятельности Валерия Степановича — ученого и педагога, который в этом году отметил уже 70-летие. А кроме того, меня поразили очень интересные штрихи в его биографии. Еще в 2003 году — неслыханное на то время событие (да и в действительности не только на то) — Валерий Степанков выступил с лекцией о военном искусстве Богдана Хмельницкого перед генералитетом и высшими офицерскими чинами Министерства обороны Украины по приглашению тогдашнего министра обороны Евгения Марчука.

— Вспоминаете ли ту лекцию? С вашей точки зрения, насколько важны такие практики и для ученых-преподавателей, и для специалистов этой области? — с таких вопросов начали мы беседу с Валерием Степанковым. — Как мы видим из событий последних лет, знание и понимание военными национальных традиций, их патриотизм играют временами решающую роль.

— Это, конечно, правда, все, отмеченное вами, играет важную роль. Евгений Марчук — единственный, кто меня пригласил тогда, создал условия, я тогда имел возможность прочитать лекцию офицерам, и там минимум полковники сидели, а то все был генералитет. В первый раз и, наверное, в последний в моей жизни случилось такое событие. За это искренняя благодарность от меня.

...Наша беда состояла в том, что как раз в направлении подготовки своих вооруженных сил к защите отчизны надлежащая работа не проводилась. И дело не в министре обороны или его заместителях, а в концепции развития Украины. Почему-то всех удалось убедить, что никакой агрессии со стороны России не будет, что это братские отношения и так далее. Трагедия в том, что лица, которые занимают чрезвычайно высокие должности в государстве, не имеют национального сознания, не имеют знаний исторического прошлого Украины. К сожалению, у нас до сих пор нет разработанной концепции, которая бы способствовала формированию национального достоинства, гордости за прошлое, приобретению профессиональных знаний высокого уровня. Наша беда, что государство этими вопросами не занималось. Поэтому мы оказались ни к чему не готовыми. И снова наступаем на те же грабли. Это безответственность... В украинской политической культуре составляющая чести, достоинства, уважения, необходимости знания, этот элемент профессионализма чрезвычайно слаб. Поэтому должна быть разработана соответствующая стратегическая концепция, чтобы это действительно были украинские офицеры, с украинским сознанием, с виденьем своего прошлого, как в других странах. И, понятно, на этой основе изучать лучшие военные достижения. Чтобы быть готовыми. Это все система. Система должна начинаться с учебных заведений.

«ОБМЕН НЕОБХОДИМ И МЕЖДУ ВЫСШИМИ УЧЕБНЫМИ ЗАВЕДЕНИЯМИ, И МЕЖДУ НАУЧНЫМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ»

— Еще один эпизод, который произошел, кажется, в том же году - вы, профессор Каменец-Подольского государственного университета, выступили с публичной лекцией на «свою» тему - Украинской национальной революции XVII века - перед студентами и преподавателями Острожской академии. Насколько важна такая практика? Какими идеями могут обогащать таким образом преподаватели друг друга и свою аудиторию?

— Конечно, я положительно отношусь к таким практикам. Сейчас я занимаю должность заведующего кафедрой всемирной истории, и мы, формируя учебный процесс, приглашаем преподавателей читать целые курсы. У нас есть курсы по актуальным проблемам истории Украины, всемирной истории, которые читают хорошие украинские специалисты. Например, средние века у нас читает доктор наук Александр Головко, также курс «Украинский политический проект XVII века: становление института власти (европейское измерение)» у нас читает академик Валерий Смолий, доктор наук Виктор Брехуненко читает курс «Раннемодерная история Украины в западных интерпретациях», курс «Историческая память как научная и общественная сфера» читает Александр Лысенко... Это специалисты в своей области. И необходимо также и чтение лекций, о котором вы говорили. Этот обмен обязательно нужен между высшими учебными заведениями и научными учреждениями. Года четыре назад я тоже читал в Ивано-Франковском университете спецкурс магистрантам, связанный с Украинским государством. Поэтому такая практика распространяется. Для этого есть почва, у нас есть немало специалистов, вырастает новое поколение исследователей, которые имеют свое видение, и это прекрасно. Потому что двигателем истории как науки является плюрализм мнений. Он позволяет увидеть одно и то же явление с разных сторон. Когда мы едем в другие коллективы, это мобилизует нас и, с другой стороны, получают знания будущие специалисты. Что бы ни говорили о самостоятельной работе, теоретические проблемы могут преподавать только профессионалы высокого качества. Поэтому я только приветствую эту практику и считаю, что ее надо распространять.

«МОЛОДЫЕ ОФИЦЕРЫ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ ТОЖЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПАТРИОТАМИ»

— Вы, наверное, первый в Украине историк, который привлек сотрудников Службы безопасности Украины к изучению разведывательного и контрразведывательного дела наших предков, в частности времен Богдана Хмельницкого. Недавно от СБУ вы были награждены нагрудным знаком службы, так что ваши усилия замечены. Как вы видите это сотрудничество? Почему так важно в современной работе учитывать опыт даже таких далеких предшественников?

— Не могу сказать, первый ли я. Но, во всяком случае, в этом направлении был сделан шаг. И когда мы с Владимиром Сидаком в 1993 году издали монографию из двух частей о деятельности спецслужб, причем не популярного характера, а на основе источников, то это был первый шаг к изучению нашей славной истории как раз в сфере спецслужб. До этого работ монографического характера не было.

Изучение этого наследия имеет несколько составляющих. Первое — формы работы на примере деятельности, например, спецслужб Хмельницкого во многих отношениях являются классикой. Суть остается, меняются в какой-то мере только формы или что-то другое. Это была тогда, вероятно, одна из лучших разведок всей Европы. В проведении массовых операций, выявлении вражеской агентуры и контрразведке соответственно, сборе информации о противнике, о возможности планирования им тех или иных ходов, продвижении армии и т.д. Хмельницкий привлекал не десятки, а сотни людей к разведывательной работе и к проведению соответствующих акций. И тогда уже использовались моменты гибридной войны. Например, проведение соответствующих актов террористического характера, уничтожение определенных лиц. В источниках есть данные, что когда Хмельницкий готовил восстание 1651 года, накануне трагических событий под Берестечком, в операции на польских землях было задействовано, если это правда, до 2000 тысяч человек. Это было чрезвычайно глубокое проникновение на территорию польских земель. Там ставили задачу, когда будут продвигаться войска, проводить соответствующие акции — это и отравление воды, и т.д. То есть много чего о тайной борьбе можно почерпнуть оттуда. Думаю, что специалисты это делают. В любой стране изучают этот опыт. Например, замечательный опыт конспиративной и другой работы воинов УПА, его нужно тоже использовать. Это аспект чисто профессиональный.

ГРАФИКА СЕРГЕЯ ЯКУТОВИЧА

 

Но есть и другие. Когда мы готовим молодых офицеров Службы безопасности, то тоже должны учитывать, что они должны быть патриотами. И должны иметь также соответствующий уровень знаний прошлого своей профессии. В этой сфере тоже нужно знать, что были традиции в истории Украины, в истории народа, с которым ты себя идентифицируешь. Офицер каждой страны должен быть сформирован на своем наследии, эта составляющая чрезвычайно важна для подготовки действительно патриотов. Потому что в таких областях, о которых мы ведем речь, без патриотизма ничего не выйдет. Жизнь показала, что без знания политической истории, без того, чтобы мы видели эти героические страницы, ничего ты не сформируешь. Это показали события 2014 года. Поэтому когда мы говорим о спецслужбах, это важно и в образовательном, и в идеологическом планах. Почему мы боимся слова «идеология», я не понимаю. Должна быть государственная идеология, этой идеологии должны быть подчинены соответствующие процессы. Школа — это же не только знания, мы формируем граждан...

«НУЖНО ПОКАЗЫВАТЬ, КАКОГО МОНСТРА ВЫПУСТИЛИ ТОГДА...»

— Недавно Верховная Рада Украины призвала бойкотировать 137-ю ассамблею стран-членов Межпарламентского союза, которая должна состояться 14—18 октября в Санкт-Петербурге и будет посвящена сотой годовщине Октябрьской революции. «День» откликнулся на это, потому что, на наш взгляд, эта позиция непродуктивна. К сожалению, те события в огромной степени повлияли на нас, поэтому мы должны были бы озвучить и свою позицию или создать свою площадку для осмысления этого страшного по своим последствиям события. Как вы оцениваете эту ситуацию? Какой посыл нам стоит доносить до мирового сообщества? Почему нет лидерского поведения украинских историков, чтобы представить наше виденье?

— По этому вопросу я не владею всей полнотой знаний, потому что вопросы этого периода меня как историка меньше интересуют. Но понятно, что историки, которые занимаются ХХ веком, должны занять позицию. Здесь я полностью с вами согласен. И эта позиция должна быть жесткой, потому что по существу никакой революции не было, это был государственный переворот. И Украина, как и другие составляющие Российской империи, в результате этого переворота испытала огромные страдания. Поэтому позиция должна быть решительной, с осуждением, соответствующим теоретическим изложением. Чтобы показать, к каким ужасам это все привело, ведь советская Россия проводила не одну агрессию против Украины, которая боролась за свою независимость. Нужно показывать, какой монстр был выпущен тогда. Мы должны занять принципиальную позицию с резким осуждением тех событий, которые происходили, и, соответственно, современной политики России.

Мы, по-видимому, едва ли не больше всего пострадали от этого, потому что это ужасные события, связанные с коллективизацией, ужасные события, связанные с голодом 30-х годов. У меня как у гражданина всегда вызывает горечь тот факт, что мы до сих пор не можем выяснить точную цифру погибших во время голода 1932—1933 годов — или 5 миллионов, или 4,5, или 6 погибло. А это же люди! Огромная трагедия народа. Как же так, в мирное время, пусть четыре миллиона, пусть миллион или половина — но эти люди умерли голодной смертью в государстве, которое провозглашало, что оно заботится о трудящихся, народе и т.д. Так нельзя относиться к своей истории. С этого начинается уважение.

«ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ПОДДЕРЖИВАТЬ РАБОТУ «Дня»

— Как вы оцениваете работу газеты «День» на историческом фронте?

— Я всегда это говорил и говорю студентам, что с «Дня» нужно брать пример во многих вопросах. Считаю, что государство должно поддерживать такую работу, ведь мы говорим о прессе просветительского направления, даже такой термин когда-то был — «будители», такая ваша миссия. Ведь газета же не делается сама для себя. Это газета, которая, если быть честным, в доходчивой и простой, ясной форме, наверное, сделала больше всего за весь период независимости для просветительства. Для изучения исторического прошлого, пробуждения национального сознания, формирования национальной памяти. Когда я читаю спецкурсы студентам, то всегда задаю им вопрос — если человек теряет свою память, как он может воспринимать мир? Он теряет связь с прошлым, не знает, кто он. Вот в чем вся проблема. Так же и народ. Народ, у которого отобрали историческую память, исказили, часто опорочили, которого преследовали за то, что он хотел иметь лучших представителей, проносил идею национального сознания. И эта газета, этот небольшой коллектив взял на свои плечи колоссальную работу. Вы, как и мы, ученые. Мы работаем в замкнутой среде и далеко не всегда видим результаты того, что сеем. Но не надо отчаиваться. Это тот звон, который будит сознание. И те книги, которые издаются, — прекрасные, замечательные издания, где печатаются материалы, которые имеют чрезвычайно важное значение не только для историков или филологов, а для всех. Прежде всего — для студентов, молодежи. Учителям статьи, которые вы печатаете в газетах, дают возможность использовать этот материал на уроках. Мы используем ваши материалы в учебном процессе, работая со студентами. Думаю, что и другие так же делают. Вы делаете работу, которую трудно переоценить. Газета настроена на поиск истины, на поиск самих себя.

Ольга ХАРЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments