Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

От островка благополучия — к благополучной стране

Зачем общественные активисты и адвокаты кооперируются? Объясняют участники проекта «ЗахисТИ» Алексей Полищук и Константин Андриюк
6 февраля, 2019 - 10:50

Константин — энергичный и принципиальный, успешный спортивный журналист, с огоньком в глазах. Яркий общественный активист со времен Евромайдана, основатель проекта «ЗупиниЛося». С теплом вспоминает школьных учителей, а теперь и сам совмещает журналистскую деятельность и активность с просветительством сограждан.

Скромный, но решительный в действиях Алексей Полищук, практикующий адвокат, стал одним из первых членов сети «ЗахисТИ», также он является соучредителем одного из союзов участников АТО в Житомирской области. В свободное время любит читать книги и заниматься спортом, в рабочее — фанат законных и справедливых решений суда.

Этих двух мужчин объединяет всеукраинская сеть коллективной безопасности активистов «ЗахисТИ». Это сеть быстрой реакции и защиты людей ДО, а не только после нападений. Чтобы потенциальные нападающие знали, что ни один активист — не один, и тихо запугать или «затоптать» по одному не удастся, потому что за одним человеком — другие активисты и участники организации, которые придут на помощь.

НАКЛЕЙКИ, КОТОРЫЕ ПУГАЮТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОЛИЦИЯ

История Константина Андриюка:

— Сначала я собственным примером показывал людям, как нужно уважать правила дорожного движения, правильно парковаться, и этим давал окружающим пример. Я считаю, что нужно сделать правильно самому, поделиться информацией с людьми и этим хорошим опытом зажечь их. Не все люди в нашей стране так мыслят, и потому приходилось общаться, объяснять, как надо делать правильно.

Работая на предыдущем месте работы, я решил, что сделаю вокруг своей работы островок благополучия. И до каждого, кто припарковался на зеленой зоне, доносил понимание ситуации, аккуратно наклеив на лобовое стекло предупреждения. Тем, кто припарковался на местах для людей с инвалидностью, также объяснял, что так делать не стоит.

У меня рядом с работой есть участок дороги, где существенно оживилось автомобильное движение. Но и людям там нужно переходить в магазин, супермаркет, а это реально стало трудно делать, потому что было очень плотное движение автомобилей. Говорят коллеги: «Слушай, здесь нужно пешеходный переход сделать». И каждый из них  в разные промежутки времени обращался ко мне, говоря: «Сделай, ты же можешь сделать этот пешеходный переход». Я отвечаю: «Я же не «Автодор» или полиция, или инспекция, почему я?» А они отвечают: «Потому что ты активный, потому что ты заботишься об окружении». Тут я думаю: подождите, если люди видят во мне такую движущую силу, то почему же я должен их разочаровывать? Я позвонил, сделал запрос, объяснил необходимость, еще раз попросил, и через три недели построили официальный пешеходный переход! Куча людей после этого на протяжении месяца подходили ко мне и благодарили за этот переход. А один коллега сказал, что каждый раз, как он переходит по переходу, вспоминает меня. Таким образом я построил-таки островок благополучия.

Кроме того, возле меня есть еще громадный супермаркет, у которого просто гигантский паркинг, разбитый, ну, криво. Там постоянно парковались с нарушениями. Я проводил там свой социальный эксперимент: семь дней подряд приходил и объяснял людям, которые паркуются на местах для людей с инвалидностью, что это неправильно. Что интересно — руководство супермаркета, которое увидело себя, свое заведение в YouTube, поняло, что там что-то не так. После этого буквально через неделю переразметили весь паркинг и сделали это достаточно круто: там и вазоны, и паркофишки, никто теперь не паркуется там без правил. На местах для людей с инвалидностью, конечно,  еще паркуются, потому что в головах у людей еще, к сожалению, много чего нужно менять, но против правил просто так уже никто не оставляет машину.

Сейчас, в последние несколько месяцев, я и мой коллега запустили такой социальный проект  «ЗупиниЛося». Здесь игра слов — авто остановилось и «Зупини Лося». То есть нарушителей мы мягко называем лосями. Наиболее интересно наблюдать то, как у людей работает психология. Мы дошли до того, что люди больше боятся не полиции, а двух людей с наклейками, которые им говорят:

— Вы грубо нарушили правила дорожного движения.

— А мне безразлично.

— Мы вызовем полицию.

— А мне безразлично.

Потому что человек себе думает — ай, полиция приедет через час, а я уже сделаю свои дела и убегу. А мы ему:

— Так сейчас мы тебе наклейку приклеим.

— Нет! Ничего не надо, нет, я сейчас перепаркуюсь! — садится в машину, уезжает, и это почему-то работает. Тут хочется перефразировать выражение Кольта, что доброе слово — это хорошо, но доброе слово с пистолетом в руке выглядит значительно убедительнее.

Понятно, что с нынешними дырявыми законами, без камер фиксации нарушений автомобильной парковки, невозможно взять и изменить ситуацию. Мы хотя бы делаем это, не боясь, идем прямо к проблеме и показываем людей, которые грубо нарушают правила парковки. А тех, кто еще и имеет наглость спорить, делаем знаменитыми. И возможно, эти люди все-таки задумаются над своим поведением, а потенциальные нарушители, которые посмотрят на них, подумают: «Так это же я могу завтра оказаться на его месте, если буду нарушать». Как результат, мы уже получили кучу писем и сообщений от людей, которые говорят: «Мы не хотим нарушать, потому что не хотим попасть в ваш проект «ОстановиЛося» и опозориться».

Сейчас нас двое и оператор, и этот проект сугубо активистский. Нас многие не понимают, потому что мы честно говорим: народ, кто хочет нам финансово помочь — на нашлепки, на расходы, на аренду техники, на профессиональный монтаж — помогите. Мы ничего не требуем. Но есть масса завистников, которые обвиняют нас, говоря: «Кто они такие, они «попрошайки», только просят деньги, не давайте им ничего». Наше общество еще не совсем готово к тому, что борьба против беззакония по-хорошему должна как-то вознаграждаться, и это нормально. Мы не говорим людям — народ, вы должны нам за месяц собрать вот такую сумму — и рисуем что-то со многими нулями, потому что мы только за такую сумму готовы работать. Мы сами инвестируем, тратим свое свободное время и, более того, даже без внешней финансовой помощи мы и дальше будем работать, так как уже ввязались в этот проект и на полдороге не сдадимся.

Критические ситуации у нас случаются на съемках каждой программы. Уже на первой из них молодой парень схватил биту и побежал на коллегу — было понятно, что он его сейчас ударит битой и что-то сломает. Слава богу, коллега успел вытащить баллончик и защититься — все остались живы, целы, нападающий немного почихал. Вторая яркая история у нас была с иностранцами, которые два с половиной часа гонялись за нами и кричали, как они нам будут прикладывать пистолет к голове и охотиться на нас.

Люди действительно часто лезут драться, угрожают... Но наступил и необратимой момент — наш проект постоянно набирает обороты и подписчиков, меня реально узнают на улице, в супермаркетах, и тут действительно есть опасность, что кто-то из недоброжелателей может меня узнать, у него что-то закипит, и понимая, что его в это время никто не снимает (я же не могу быть постоянно увешан камерами), он может перейти от угроз к физическим действиям. Здесь есть риски, но хочется продолжать заниматься полезной деятельностью, потому что мы реально все делаем вежливо, не нарушаем никаких законов, хотя нас иногда упрекают, будто мы портим имущество — но юридически это неправда. И хочется продолжать заниматься этим в правовом кругу, чувствовать поддержку коллег и небезразличных, как это происходит в «ЗахисТИ». Я приобщился к «ЗахисТИ», потому что мне нравятся люди, команда единомышленников, если по-простому, потому что вместе и батька легче бить. Вместе легче бороться с тем своеволием, которое сейчас творится в нашей стране.

«КОЛЛЕГАМ МОЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАЖЕТСЯ СТРАННОЙ»

История Алексея Полищука:

— Я являюсь сторонником помощи и защиты людей, которые когда-то защищали Украину на передовой, а теперь в мирной жизни испытывают преследования от незаконных действий правоохранительных органов за свою гражданскую позицию или сталкиваются с многочисленными бюрократическими преградами при оформлении своих прав, льгот и т.п.

Помогал военным, которые были незаконно задержаны, избиты стражами порядка после разгона палаточного городка на Грушевского. На протяжении определенного времени относительно них осуществлялись преследования, обыски, изъятие имущества, допросы. Среди них — ветераны войны за независимость, бойцы добровольческого батальона «Донбасс» Игорь Орленко, Николай Чудовский, Юрий Дикий, Михаил Коробков, Константин Никитенко, Виктор Демченко, боец батальона «Айдар» Александр Мацак и другие ветераны.

Не представляю, чтобы за рубежом ситуация дошла до того, чтобы ветераны войны преследовались властью за гражданские взгляды. Это нонсенс, непонятный для зарубежного гражданина, а у нас это — привычное дело.

Заранее спрогнозировать или запланировать определенное время на подобного рода дела невозможно, поскольку они являются разноплановыми. Это может быть задержание ночью или незаконный обыск во время, запрещенное законом. Смотрю по ситуации и своим возможностям. Но если ты знаешь, что это правильно — то просто берешь и делаешь.

Я не афиширую и не обсуждаю конкретное содержание своей помощи клиентам, ведь это адвокатская тайна, но в целом коллегам по профессии моя деятельность кажется странной.

Необходимо время на  трансформацию общества, пока каждый человек осознает, что именно он — хозяин на своей земле, пока каждый человек не перестанет перекладывать ответственность на других. До той поры необходимость объединения разных представителей гражданского общества, которые во взаимопомощи закрывают собой функции, которые должен был бы выполнять государственный аппарат, — не отпадет, как и необходимость проекта «ЗахисТИ».

Руслана КОРЕНЧУК, коммуникационный координатор «ЗахисТИ»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ