Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

«Первый тост поднимем за Украину!»

Инициативу можно не упускать даже в обороне, считают бойцы 20-го тербата, недавно ставшего мотопехотным батальоном, который вновь отправляется на передовую
26 декабря, 2014 - 14:21
«Первый тост поднимем за Украину!»
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»

Относительное затишье на восточном фронте позволило вывести на отдых воинские части и подразделения, бойцы которых принимают участие в АТО. Среди них — 20-й батальон территориальной обороны, недавно преобразованный в мотопехотный батальон в составе Сухопутных войск ВСУ. Солдаты и офицеры батальона, сформированного минувшей весной из днепропетровских добровольцев, находились на блокпостах и передовой почти полгода. Срок достаточный для того, чтобы силы и нервы были на пределе.

Для отдыха бойцов поселили в палаточном лагере, расположенном рядом с гарнизонным поселком Черкасское, под открытым небом, на полигоне. Добраться туда из Днепропетровска можно всего за полчаса. Дорога идет через живописные места на берегу тихой речки Самара. Правда, сейчас в лесной зоне — снег, а на открытых местах свистит пронизывающий ветер.

«РАЗЖИТЬСЯ УГЛЕМ НЕ ВЫХОДИТ»

Мирным гражданам, обитающим в теплых квартирах, наверняка, трудно понять все «прелести» солдатской жизни. Спать бойцам приходится в старых брезентовых палатках на лежаках, в спальных мешках или под слоем одеял. В центре каждой палатки стоит «буржуйка», которую топят дровами. Здесь же у входа — поленница дров, чурбан и топор. За лагерем завывает бензопила и слышен треск падающих деревьев.

«Договариваемся с местным лесничеством и заготавливаем дрова. Пробовали разжиться углем, но ничего не выходит. У нас в батальоне служат шахтеры из Павлограда. Мы написали туда письмо — в профсоюз и шахтоуправление, но нам ответили, что нет такой возможности. Ежегодно добывают миллионы тонн угля, а одной машины для бойцов у товарища Ахметова не нашлось», — говорит начальник штаба 20-го батальона полковник Виктор Покуса. Дров нужно много, сгорают они быстро, и ночью приходится вставать через каждые два-три часа, чтобы подбросить поленья в «буржуйку». По этой причине многие солдаты не высыпаются — такой вот получается «отдых» для фронтовиков.

И НА ОТДЫХЕ — БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА

Полковник Покуса по-военному сдержан. У него за плечами 22 года службы кадровым офицером. Служить довелось в Феодосии, Одессе, Днепропетровске. Четыре года назад он вышел в отставку, но когда весной российские войска оккупировали Крым, а потом начались события на Донбассе, решил, что «не имеет права отсиживаться на пенсии». Боевое крещение 20-й батальон получил в Мариуполе — одна из рот принимала участие в нашумевшем штурме городского управления МВД. Не обошлось тогда и без потерь — погиб заместитель командира батальона и один солдат.

С середины мая батальон нес службу в зоне АТО — сначала на блокпостах, затем с августа — на передовой. Освобождал и держал оборону в районе Курахово, Марьинки, Красногоровки. Всего за это время ранения получили 35 бойцов, был и «двухсотый». Сейчас в батальоне насчитывается более 500 человек. Начальник штаба говорит, что личный состав качественно обновляется. «Формально у нас все призваны через военкомат, но большой процент добровольцев, которые пришли по зову сердца. Лучше всего, когда люди идут служить сознательно. С теми, кто плохо себя показал, расстаемся», — говорит полковник.

Условия службы нелегкие. Государство фактически предоставляет бойцам только оружие и боеприпасы да еще элементарные продукты питания — консервы, макароны, крупы. «Если что-то и поступает, то недостаточно и плохого качества», — говорит начштаба. Выручают волонтеры, которые привозят обмундирование, обувь, приборы ночного видения и, конечно, еду. Это помогает разнообразить солдатский рацион. На передовой или на блокпосту приходится готовить самим, иногда даже на костре. Сейчас на отдыхе кормят «по американскому образцу» — горячую пищу доставляет коммерческая структура, которая, по мнению начальника штаба, похоже, экономит на продуктах.

Даже на отдыхе бойцы продолжают заниматься боевой подготовкой. По дороге в лагерь нам встретились колонны солдат в полном вооружении. «Учиться никогда не поздно, — считает полковник Покуса. — Проводим занятия по тактической и огневой подготовке». На стрельбище, в сотне метров от лагеря, снайперы стреляют по мишеням. Вдалеке слышны отдельные выстрелы и пулеметные очереди, изредка бухают гранатометы. На полигоне ревут танковые моторы. Впечатление такое, что где-то рядом идет бой. На самом деле — это обычная боевая учеба. По выходным треть бойцов разъезжается по домам, чтобы увидеться с родными.

СОБАКИ — НАШИ «ЗВОНОЧКИ»!

С начальником штаба и бойцами батальона мы разговариваем, сидя в палатке медпункта. Над головой тускло светит лампочка, а на полу перед теплой «буржуйкой» растянулся пестрый кот. Солдаты подобрали его на дороге, и теперь в медпункте он — единственный пациент. У кота обнаружили конъюнктивит, поэтому закапывают глаза, а по ночам он несет службу — охраняет лагерь от мышей. Бойцы батальона смеются и рассказывают, что привезли с собой из Донбасса не только кота, но и... десятка два собак.

Когда приехали в зону АТО, опытные военные дали ценный совет: собаки на блокпостах — лучшие помощники. Ночью они несут службу и в темноте почуют, предупредят о приближении посторонних. Растяжку или мину можно снять, но собаку обойти нельзя — сразу лай поднимает. Бездомных собак на Донбассе сегодня предостаточно — хозяева бросают усадьбы, а вместе с ними и своих псов на цепи. Бойцам пришлось их отпускать, чтобы не умерли с голоду. «Сколько они у нас людей перекусали, — смеется командир отделения Эдмонд Саакян. — Но потом привыкли и исправно несут службу. Когда мы уезжали, забрали с собой — не бросать же друзей». Некоторых псов бойцы развезли по домам, другие сворой носятся в лагере. Скорее всего, перед Новым годом их опять заберут в зону АТО. «Это наши «звоночки!» — говорят бойцы.

«ПРОСТО ХОЧУ, ЧТОБЫ ДЕТИ СПОКОЙНО ХОДИЛИ В ШКОЛУ»

Добровольцы идут служить не ради денег. Доходы у солдат весьма скромные — государство платит всего около трех тысяч гривен, хотя эта сумма удваивается в зоне АТО. Многие перечисляют жалование на банковскую карточку, которую отдают родным. «Такие деньги можно заработать и в тылу, не подставляя себя под пули», — говорят бойцы. Начальник медпункта младший сержант Артем Безгинов рассказывает, что на «гражданке» работал массажистом в районной поликлинике. На войну отправился весной, поскольку «за живое» задела российская аннексия Крыма. В Крыму Артем десять лет назад служил срочную службу, был знаком с крымскими татарами, и поэтому происходящее воспринял особенно близко к сердцу.

Другой доброволец, 33-летний юрист Алексей, служит командиром взвода. Дома оставил жену и двух маленьких детей. Супруга сначала была против и «ставила ультиматумы». А воевать пошел потому, что «давал воинскую присягу». «Мы жили мирно 23 года, но к нам пришли и постучали в дверь. Слава меня не «цепляет», просто хочу, чтобы нормально жили дети, спокойно ходили в школу. Хочу, чтобы Украина оставалась независимой и целостной», — объясняет он. Алексей считает, что голод и холод на войне можно пережить. Самое трудное — это тоска по семье, по близким людям. А еще очень трудно, когда теряешь боевых друзей.

У Максима Можары в родном городе тоже осталась семья — жена и ребенок. Работал «кризисным менеджером» в сфере торговли. В армии он главный сержант — заместитель командира взвода. «Замок», если по-старому», — уточняет Максим. «Признаюсь сразу, — говорит он. — На трюфеля и черную икру мы точно не рассчитывали, когда шли на службу. Иногда бывало, что на пятерых человек у нас оставалась банка консервов и батон хлеба. Что такое армейская тушенка, известно — попадаются и шкура, и жилы. Но если руки не из одного места, можно все вопросы решить», — улыбается Максим. Говорит, что некоторые люди все-таки не выдерживают невзгоды армейской жизни — есть такое понятие, как «усталость металла». Но лично он воевать собирается до победного конца, пока не выйдет приказ Главнокомандующего о полной демобилизации.

Валерий из Днепропетровска в последние годы работал таможенным брокером. В армии он не новичок — в прошлом был офицером, отслужил 21 год, и опять пошел добровольцем.

Вспоминает, что когда попал под первый артиллерийский обстрел, испытал ощущение нереальности происходящего. «Такое впечатление, что это происходит не с тобой, как будто наблюдаешь со стороны», — говорит он. Осознание пришло, когда увидел большие пробоины в стене и развороченную металлическую дверь — этак, ведь, и тебя может «зацепить». Валерий считает, что человек привыкает абсолютно ко всему, даже к войне и невзгодам.

В «двадцатке» служат люди самых разных национальностей, которые проживают на Днепропетровщине. 42-летний Рустам, главный старшина батальона, родился в Узбекистане. По вероисповеданию он мусульманин. «В поселке у нас было сорок процентов крымских татар», — говорит старшина, попивая из кружки чай. Бабушка Рустама была депортирована из Крыма. Сам он отслужил пограничником на Дальнем Востоке и переехал в Украину, которая стала ему новой родиной. В мирной жизни Рустам работал составителем поездов на железнодорожной станции. Рассказывает, что его решение пойти на службу поддержала жена. По осанке и манере держаться — видно, что это обстоятельный и уважаемый среди бойцов командир. Впрочем, свой рассказ о войне, он заканчивает словами: «Хочу, чтобы поскорей все это закончилось!»

УГРОЗЫ РОДНЕ ОТ СЕПАРАТИСТОВ

Бойцы рассказывают, что самое гнетущее впечатление на войне производят бедствия мирного населения. Особенно — детей, которые голодают. «Дети превращаются в настоящих беспризорников, сбиваются в стайки. В августе, когда мы зашли в Красногоровку, детишки рвали у нас из рук краюху хлеба, обычного хлеба!» — вспоминают они. «Помогаем местному населению, чем можем. Но не всегда они нас понимают, а мы — их — менталитет у нас разный. Такое впечатление, что живут они в 90-х — какие-то местные авторитеты, свои разборки. Даже усадьбы отличаются. У нас — все ухожено, а у них на огороде можно увидеть на грядке акацию в палец толщиной. Наверное, водка все затмила! У нас и уровень жизни разный. Мы стремимся к большему, а их и это устраивает. И на все одна отговорка — верхи дерутся, а мы плачем!» — рассказывают бойцы. Тем не менее, работа с населением и человеческое отношение приносит свои плоды. Летом бойцов встречали как «головорезов Коломойского», а когда ушли на ротацию, местные жители начали собирать подписи под петицией, чтобы вернули «двадцатку».

Не все бойцы батальона охотно рассказывают о себе, а некоторые избегают фотокамер. Причины для этого имеются — в соседнем Донбассе проживают их родственники, а иногда и члены семьи. У родителей одного из офицеров батальона боевики под Новоазовском «отжали» дом. Кто-то донес, что сын сражается на украинской стороне. Несмотря на отсутствие хозяев, в доме произвели обыск и забрали ключи. Нередко в подобных случаях имущество попадает в чужие руки. Еще чаще бойцам батальона поступают угрозы по Интернету. «В социальных сетях выложили мое фото сепаратисты, чего только не пишут в мой адрес, — рассказывает командир отделения Эдмонд Саакян. — Поступают и прямые угрозы — мне и моей семье».

«ЕСЛИ НЕТ СИЛ НАСТУПАТЬ, ТО МОЖНО ДЕЙСТВОВАТЬ ХОТЯ БЫ НА УЗКОМ ФРОНТЕ»

Когда закончится война — бойцы сказать не могут, но многих раздражает вынужденное перемирие. «Все зависит от решений, которые принимают на политическом уровне, — дипломатично поясняет полковник Покуса. — Однако считаю, что инициатива утеряна искусственно. Инициативу можно не упускать даже в обороне. Если нет сил наступать, то можно действовать хотя бы на узком фронте. Тяжелее всего переносить бездеятельность. Перемирие, может быть, и нужно, чтобы накопить силы и средства. Но если запрещают вести огонь, когда нас обстреливают, то это действует разлагающе. Когда заставляют стоять и терпеть или, хуже того, бьют по рукам, люди теряют смысл пребывания в зоне АТО».

ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ ПОДПИСАЛ УКАЗ, КОТОРЫМ ВВЕЛ В ДЕЙСТВИЕ РЕШЕНИЕ СОВЕТА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ ОТ 20 ДЕКАБРЯ «О РЕСУРСНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ СЕКТОРА БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ УКРАИНЫ В 2015 ГОДУ», СООБЩАЕТ WWW.MIL.GOV.UA. В ЧАСТНОСТИ, СНБО РЕШИЛ ПОРУЧИТЬ КАБИНЕТУ МИНИСТРОВ ПРЕДУСМОТРЕТЬ РАСХОДЫ В ПРОЕКТЕ ЗАКОНА «О ГОСУДАРСТВЕННОМ БЮДЖЕТЕ НА 2015 ГОД» В РАЗМЕРЕ БОЛЕЕ 80 МЛРД ГРИВЕН, А ТАКЖЕ ПРАВО ПРАВИТЕЛЬСТВА О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ГАРАНТИЙ В ОБЪЕМЕ 6 МЛРД ГРИВЕН ДЛЯ ЗАКУПКИ ВООРУЖЕНИЯ, ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ, МАТЕРИАЛЬНЫХ И ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ. КАБИНЕТУ МИНИСТРОВ ТАКЖЕ ПОРУЧЕНО В МЕСЯЧНЫЙ СРОК ПРИНЯТЬ МЕРЫ ПО ЗАКЛЮЧЕНИЮ СОГЛАШЕНИЙ НА ПРОИЗВОДСТВО ВЕЩЕВОГО ИМУЩЕСТВА ДЛЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ И ДРУГИХ ВОИНСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ. КРОМЕ ТОГО, СНБО ПОРУЧИЛ КАБИНЕТУ МИНИСТРОВ ПРЕДУСМОТРЕТЬ В ГОСБЮДЖЕТЕ НА 2015 ГОД ФИНАНСИРОВАНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ ПО РАЗРАБОТКЕ И ВНЕДРЕНИЮ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, СОЗДАНИЮ НОВЫХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ МОЩНОСТЕЙ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ВООРУЖЕНИЯ И ВОЕННОЙ ТЕХНИКИ ДЛЯ НУЖД ВОЕННОСЛУЖАЩИХ / ФОТО ОЛЬГИ ЯКИМОВИЧ

Командиры жалуются на то, что армия плохо снабжается тяжелыми вооружениями. По штату мотострелковому батальону положены БМП — боевые машины пехоты, но их просто нет. Рассказывают, что зампотех ездил выбирать боевую технику, но так ничего подходящего и не нашел. На базе стоят машины — ржавые и поломанные. «Это только по телевизору показывают, что ремонтируют полным ходом, а на деле приходится ездить на грузовых машинах и автобусах, которые «призвали» из национальной экономики. Такая техника может передвигаться только по дорогам с твердым покрытием, но никак не по пересеченной местности», — говорит начальник штаба.

По мнению бойцов, в армии необходима реорганизация, профессиональный отбор и специализация «на высшем уровне». Тогда можно успешно бороться не только с сепаратистами, но и внешнюю агрессию отражать. А еще нужно надежно закрыть государственную границу, чтобы прекратить подвоз наемников и оружия. «Если раньше противник отвечал одиночными артиллерийскими выстрелами, то сейчас — залпами батарей и дивизионов», — говорят бойцы. Несмотря на это, они считают, что украинская армия способна справиться с поставленными задачами, — слово за руководством страны.

Нынешний Новый год «двадцатка» будет встречать в зоне АТО. Еще год назад никто и подумать не мог, что праздновать придется с автоматами в руках. В окопах и блиндажах, наверняка, не обойдется без фронтовых «ста граммов». Начальник штаба давно подал списки на награждение — в них примерно сорок бойцов, которые очень достойно проявили себя в боях. Но в ответ получил довольно обидный ответ: «Для них это много». Такое отношение задело офицера за живое. «Люди, которые сидят в тылу, просто не понимают, что их спокойная жизнь напрямую зависят от бойцов, которым приходится мерзнуть в окопах и идти под обстрел», — говорит он. Впрочем, бойцы шли на фронт совсем не за «медальками». По их словам, в наступающем году первый тост они поднимут за Украину!

P.S. Пока готовился этот материал, 20-й батальон выдвинулся в зону АТО — на один из самых горячих участков восточного фронта.

Вадим РЫЖКОВ, «День», Днепропетровск
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments