Спасем язык - язык спасет нас!
Юрий Ильенко, кинорежиссер, сценарист, актер, оператор, продюсер, Народный артист Украины 1987 года

Полеты «Космических казаков»

Как разработка украинских любителей с дроном на воздушном шаре заинтересовала Европу
11 июля, 2018 - 10:20

Киевский завод «Химволокно», где в 1970-х годах впервые в Советском Союзе разработали выпуск струн для теннисных и бадминтонных ракеток, сегодня не очень ассоциируется с инновациями. Он давно остановлен, в настоящее время там арендуют помещения разные компании. Среди них — Space Cossacks, или «Космические казаки». Эта инициатива начиналась в 2010-х годах: программист Дмитрий Хмара, который со школы увлекается фантастикой, вместе с друзьями начал делать комикс о приключениях казаков в космосе. Потом команда любителей решила создавать что-то реальное. Проект, который уже стал известным, — автономная гибридная воздушная платформа, Unmanned hybrid air platform. В сущности, это сочетание дрона и воздушного шара. Разработка заняла первое место на всеукраинском этапе конкурса ActInSpace от Европейского космического агентства, в конце июня ее представили в международном финале во французской Тулузе.

«Платформа помещается в этот маленький тубус диаметром 13 сантиметров, высотой 1,1 метра, — Дмитрий показывает разработку, упакованную в удлиненный темный чехол. — Вот так наша установка ездила в Тулузу, она очень компактна. Это удобно для транспортировки, потому что все думают — большой дирижабль, что с ним делать».

Дмитрий раньше работал в Национальном экологическом центре Украины, координировал там энергетическую программу. Этот интерес отразился и на автономной гибридной воздушной платформе. Планируется, что конечный прототип шара будет покрыт гибкими солнечными батареями, чтобы увеличить его автономность.

«Дню» Дмитрий Хмара рассказал, как любители планируют превратить Space Cossacks с хобби на взрослую компанию, какие аэрокосмические разработки сегодня наиболее интересны миру и почему бы Илон Маск не имел в Украине никакого шанса для своих проектов. Ниже — его прямая речь.

КОМАНДА

— Я занимаюсь программированием, мой партнер Александр Лозинский окончил Национальный авиационный университет, изучал спутники, а теперь делает средства защиты для военных и медиков — видите, здесь стоят его швейные машинки? Вот, кстати, его разработка — сумка для пулеметных патронов. Обычно эти патроны складывают в железные ящики, а он с коллегами разработал сумки из крепкой военной ткани, которая значительно облегчает конструкцию. Как будто далеко от космоса, но если бы не его опыт по швейному делу, мы бы эти шары никогда не сделали. Также нам помогает Татьяна Тимченко. Она взяла на себя тяжелую часть работы — работает с маркетингом, потенциальными покупателями.

В настоящее время мы предпринимаем новый шаг, чтобы превратить хобби в компанию. Пока мы все имеем свою работу и в свободное от нее время занимаемся этим. Когда принимаем участие в конкурсах, то все выходные, утром и вечером, заняты хобби. А обычно, как правило, работаем с этим только на выходных и несколько часов в будни.

ИДЕЯ

— Дроны создали новый рынок. Никто не думал, что это удобно для видеосъемки, наблюдений, агропромышленности. Дроны заняли свою нишу, но они имеют несколько проблем. Во-первых, они не летают долго. Каждые 20 минут их нужно возвращать назад и подзаряжать. Также они не могут подниматься высоко, поскольку это затратно по энергии. Обычный коптер тратит энергию на то, чтобы висеть в воздухе. А воздушный шар тратит энергию только на перемещение. Другая проблема — коптеры шумят. Даже маленький коптер жужжит, как жук, а большой вообще слышится за 300 метров. Для видеосъемок это не всегда хорошо. Воздушный шар висит себе тихонько, никого не тревожит, и даже если включается, чтобы перемещаться горизонтально, то большие лопасти вращаются медленно и шум почти не создают.

Как-то мы показали нашу идею с шаром — нам сказали, что такая штука пригодилась бы. Показали во второй раз, увидели, что людям интересно, что есть ниши, которые коптеры пока не могут занять, и у нас есть шанс этим воспользоваться.

ШАР

— Мы не хотели делать шар сами. Хотели где-то ее заказать, но оказалось, что негде. Раньше можно было заказать в России и Беларуси, но в настоящее время ситуация такова, что не очень сотрудничаем с этими странами, поэтому пришлось учиться самим.

Шар делается из обычной БОПП-пленки (популярный тип полипропиленовой пленки с высокой прочностью. — Авт.). Эта пленка плохо пропускает газы и металлизированна, что тоже уменьшает диффузию гелия, который и обеспечивает подъемную силу. Пленка имеет несколько слоев, один из которых хорошо паяется. Когда только начали экспериментировать, у нас пайка выглядела так: мы сделали специальный паяльник с регулируемой температурой, тестером мерили температуру жала и потом водили по пленке — пытались паять. Но шов получался неравномерным. Мы изготовили на лазерном принтере форму, чтобы с ее помощью можно было делать ровный шов. Однако, например, большой шар нужно паять два дня, это очень тяжело, много брака. Потом мы купили станок, который делает шов ровным, но оказалось, что на нем трудно работать с длинными швами. В настоящее время у нас другой станок, полуавтоматический. Вставляем туда пленку и запаиваем.

Также мы почти полтора года экспериментировали с пленками — вот у нас два ящика стоят. Эта пленка достаточно крепкая, мы ее надували. Единственная проблема — ее нельзя резать ножницами, тогда она очень легко рвется. Мы режем пленку специальным паяльником. Берем рулон, налагаем на шаблон одного сегмента шара и вырезаем деталь. Есть модели на 18, 13 и девять сегментов. Потом тоже по шаблону вырезаем верх, место, где сегменты сходятся. После — спаиваем части.

«ПОБЕДА НА УКРАИНСКОМ ЭТАПЕ ACTINSPACE — ЧУДО»

— Мы начинали все с комикса, где казаки запускают с воздушных шариков космический корабль. Там у нас был коптер с воздушными шариками. Потом решили сделать его реальным. Следовательно, мы сделали коптер и думали, что, как на рисунке, прикрепим сверху шар. Оказалось, что это не работает, поскольку мощности моторов не хватает, чтобы руководить такой системой. Тогда мы сделали так, чтобы шар был внутри, а винты, которые управляют, — по краям.

Также у нас была ракета, с ней мы в 2016 году принимали участие в Чемпионате мира по ракетомоделированию, который проходил под Львовом. Коптер просто привезли полетать, и нас увидела компания «Ноосфера». Они сказали, что есть классный конкурс Vernadsky Challenge (на нем «соревнуются» инженерные стартапы. — Ред.), пригласили приходить туда с этой идеей. Мы поняли, что на этот конкурс нужно сделать что-то более реальное, начали искать пленки, которые держат гелий. Не нашли готовый материал, заказали специальную пленку у одной компании. Газ эта пленка держала, но была однослойной и потому непрочная. Так мы специально для этого конкурса начали делать шар, приехали на конкурс, показали и вышли в финал. Потом нас пригласили на конкурс Space Valley в Днипре, где мы тоже стали финалистами. Удивились, потому что другие проекты были очень сильными.

Не могли пропустить ActInSpace, там были классные проекты и много знакомых. И когда мы сравниваем украинские команды на национальном этапе и те, которые выступали в Тулузе, — то наши были довольно на уровне. То, что мы выиграли здесь, — чудо.

«РЕГУЛИРОВЩИК» ДЛЯ ЛЕТАЮЩИХ МАШИН

— На конкурсе в Тулузе было много сложных технически проектов. Например, у одних ребят был такой: если у вас авария в космосе или на дороге, то делается видеосъемка всех подробностей аварии, и потом вы в любой момент, как в фантастических фильмах, можете прокрутить их все, чтобы они собрались. Так вы можете увидеть, какие силы в каждую наносекунду времени воздействовали на, скажем, спутник, который взорвался, или на машину в аварии.

Выиграла, вполне ожидаемо, команда из Австралии. Нужно, чтобы твой проект был не только «вау!», а разрешал определенную глобальную проблему. Команда-победитель начала с ролика с мультсериала «Футурама», где все заполнили дроны и летающие машины. Ребята решили урегулировать проблему, когда вскоре все небо будет в машинах, и предложили глобальную систему, которая показывает, где какие летающие объекты находятся. Проект мощный с технической стороны и очень коммерчески привлекательный. В настоящее время эту проблему мы не видим, но скоро она возникнет. Конкурсанты из Австралии уже увидели такую проблему и хотят ее решать.

«ВСЕМ, ЧТО СВЯЗАНО С КОСМОСОМ, У НАС МОЖЕТ ЗАНИМАТЬСЯ ТОЛЬКО ГОСУДАРСТВО»

— В отличие от Европы, в Украине очень тяжело внедрять аэрокосмические разработки. У нас таким проектам сложно, поскольку нет людей, которые могут оценить это с бизнесовой точки зрения. Технически у нас хватает специалистов, но сделать из хобби бизнес — проблема. У наших специалистов есть опыт работы с IТ, в агропромышленности, в настоящее время очень популярен финтех, то есть стартапы в банковской отрасли, относительно криптовалют, еще что-то, а аэроспейс только начинается, только появляются люди, которые этим интересуются. За рубежом — в Америке, Европе — уже есть инфраструктура для развития аэроспейс-компаний.

Более того, у нас есть пробелы в законодательстве. Всем, что связано с космосом, могут заниматься только государственные предприятия. И если ты сделал что-то, что может использоваться военными, это может уйти под их контроль. В настоящее время пытаются решать такие вопросы, но пока все непрозрачно и сложно. Даже с экспериментами непросто — не понятно, где есть полигоны, как на них выйти. Если они военные, нужно решать это через Министерство обороны. Если, например, в Польше или Соединенных Штатах ты хочешь запустить ракету или еще что-то, то пишешь заявку на сайте, получаешь разрешение и запускаешь, потому что все урегулировано. У нас пока — нет.

К украинским разработчикам обращаются фонды или организации, сфокусированные на аэрокосмических стартапах, из Польши, стран Балтии. Говорят, например, что им нужно до конца года набрать пять космических стартапов, предлагают сотрудничество. Поэтому если ты хочешь поддержки — на Западе найти ее намного легче.

«С ИНВЕСТОРАМИ ВСЕ ЖЕ ЛУЧШЕ, ЧЕМ НАДЕЯЛИСЬ»

— Сейчас наша установка создается на наши же средства. Мы посчитали, что с апреля прошлого года потратили едва не 30 тысяч долларов с тех пор, как начали все скупать, собирать, экспериментировать. Плюс аренда, поездки на события, много работы.

Вот относительно экспериментов. Мы месяц искали, как погнуть алюминий для большой конструкции, а затем решили перейти на карбон и очень долго искали, кто нам сделает нужный материал. Трубочка из карбона весит восемь граммов. Алюминиевая, длиной в метр, аналогичной жесткости — 63 грамма. А после того, как мы из алюминия перешли на карбон, оказалось, что шар можно делать в два с половиной раза меньшим, — и он будет летать с камерой, аккумуляторами и тому подобное. Также мы много печатаем на 3D-принтере. Все это стоит недешево.

Потенциальные инвесторы приходят, мы ведем переговоры. Пока инвестиции не получили, но все намного лучше, чем мы надеялись. Вот возили шарик в Европу, а теперь хотим его усовершенствовать и повезти в Соединенные Штаты. Нашли спонсора, который может помочь нам принять участие в знаменитом фестивале Burning Man.

ЗАПУСК

— Еще не получалось запустить платформу, но планируем сделать это вскоре. Вот у нас готов один шар, есть другой, с которым ездили на конкурс, еще хотим изготовить третий, который и испытаем на улице. Вообще все элементы конструкции мы уже испытали в помещении, они работают. Но здесь нет ветра. И если мы хотим, чтобы конструкция летала, как дрон, нужно приучать ее к улице, тестировать.

ВЫСОТА

— Когда поднимаешься на высоту, нужно увеличивать объем, чтобы сила Архимеда, которая выталкивает вверх, была такая же. Стратостаты, которые поднимаются на высоту до 30 с чем-то километров, раздуваются в 40 раз. Мы не хотим, чтобы шар очень увеличивался, потому у нас пока лимит — пять километров. Но в прототипе, который мы дадим для тестирования заинтересованным компаниям, планируем сделать шар для стратосферы, чтобы он поднимался на высоту до 20 километров. В этом есть заинтересованность многих людей. Вот сейчас популярно запускать спутники, чтобы делать снимки из космоса, но это довольно дорого и не экологично, потому что тратится очень много топлива. А если на шаре подняться на высоту 20 километров, можно получить почти такие же картинки, но значительно дешевле и более экологично. Поэтому разговор об атмосферных спутниках очень актуален.

«БЕЗ ИССЛЕДОВАНИЙ КОСМОСА, ВОЗМОЖНО, КОНФЛИКТОВ БЫЛО БЫ ЗНАЧИТЕЛЬНО БОЛЬШЕ»

— Космос уже многим помог человечеству. Если бы не космические исследования, эффективность выращивания продуктов питания была бы значительно меньшей. Мы бы не знали об экологических проблемах, если бы не видели с космоса, что, скажем, тают ледники, а на определенные регионы надвигается засуха. Благодаря космическим исследованиям мы значительно эффективнее используем землю, а следовательно, и жизнь стала значительно лучше. Более того, космические исследования дали возможность больше путешествовать. Новые технологии в самолетах, те же GPS позволили людям больше путешествовать, видеть другие страны, других людей. Без этого, возможно, конфликтов было бы значительно больше.

Также у нас есть проблемы с полезными ископаемыми. В телефоне содержится много редкоземельных металлов, которые, например, есть только в Африке или Китае. В Африке идут войны, чтобы добывать материалы для нового iPhone. И этих металлов становится все меньше. Многие говорят, что уже через несколько лет привезти астероид с полезными ископаемыми будет дешевле, чем добывать эти материалы на Земле.

Людей становятся больше, рост населения происходит с ускорением. Каждый захочет iPhone, каждый захочет иметь много электроники, а для этого нужны ресурсы, которые Земля просто не в состоянии дать. Без исследований космоса мы не сможем двигаться дальше. Поэтому в настоящее время многие — Соединенные Штаты, Великобритания, Люксембург — уже делят астероиды, вносят законодательные акты, которые будут регулировать этот рынок.

Еще на Земле становится меньше места для жизни, и людям нужны новые территории. Опять-таки — выход в космосе. У нас нет другого пути развития.

Мария ПРОКОПЕНКО, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments