Только взращивание совершенно нового духа спасет нас!
Дмитрий Донцов, украинский литературный критик, публицист, философ, политический деятель

Пропасть ненависти

В результате всех провокаций УПЦ МП не только потеряет Украину, но может выпасть из всей системы христианских отношений в мире, став изгоем
6 июня, 2014 - 13:41
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1997 г.

Прошлая неделя принесла несколько новых попыток посеять ветер ненависти и вражды на религиозной почве. Все эти попытки были предприняты нашими ближайшими соседями и все они только показали глубину непонимания ими Украины, ее религиозной сферы, ее традиций и сегодняшнего дня. Тем не менее, все эти провокации словами и делами, направленные на раскол народа на «истинно православных» и «чужих», наносили болезненные удары по религиозному миру, были испытанием нашей толерантности, а особенно опасно били по УПЦ МП, которая и так переживает времена внутреннего кризиса (см.: «Церковний фронт», 23 мая 2014 №92 и «Війна в УПЦ», 11 апреля 2014 № 66).

Следовательно, на прошлой неделе митрополит Илларион, который является вторым человеком в иерархии РПЦ и «министром иностранных дел» Московского патриархата официально, в пределах богословского диалога с католиками, заявил католической стороне буквально следующее: «В отличие от канонической УПЦ, которая сумела в эти трудные месяцы объединить лиц самой разной политической ориентации, в том числе тех, кто находится по разные стороны баррикад, униаты отчетливо ассоциировали себя с одной из борющихся сил. Агрессивные высказывания униатов, действия, направленные на подрыв канонического Православия, активные контакты с раскольниками, стремление разделить единую многонациональную Русскую Православную Церковь нанесли огромный ущерб не только Украине и ее жителям, но и православно-католическому диалогу... Сегодня одна часть Католической Церкви вкладывает свои силы, таланты и ресурсы в укрепление православно-католического взаимодействия, а другая (пусть и имеющая автономный статус) делает все, чтобы, как и в прежние печальные времена, вбить клин недоверия и вражды между православными и католиками». Неделю назад патриарх Кирилл заявлял подобные тезисы на приеме в российском министерстве иностранных дел. Конечно, это выходило за пределы дипломатического такта, но, по крайней мере, это можно было оценить как работу на внутреннего российского потребителя пропаганды, которому нужно объяснить, какие именно силы «империи Зла», то есть Запада, воюют против православия в Украине. Российское государственное руководство настойчиво ищет, каким образом представлять «киевскую хунту» — как некоего коллективного Кадаффи или Саддама Хусейна, против которого РФ применяет те же методы, которые Запад применял в Ливии, Ираке и Сирии. Удивительно, что из церкви, которая приложила больше всего усилий для сохранения мирного характера Майдана, делают виновника всего насилия, которое действительно имеет место в Украине. Хотя католическая социальная доктрина позволяла иерархам УГКЦ благословить насильственное сопротивление режиму Януковича, однако они последовательно призывали к сохранению мирного характера протестов даже тогда, когда это уже казалось совсем невозможным. А во время всех событий в Крыму и на востоке Украины позиция УГКЦ ничем не отличалась от позиции всего Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций. Все церкви под председательством УПЦ приняли единое решение, которого придерживаются во время трагических событий: решительное осуждение сепаратизма; признание легитимным на территории Украины только нового киевского правительства, утвержденного законноизбранным парламентом; осуждение использования мирного населения как живого щита,  призыв сложить оружие и начать мирные переговоры; осуждение внешнего вмешательства в украинские дела. Если УГКЦ и словом и делом не отступает от общей позиции всех 19 церквей и религиозных организаций, которые представляют 95% верующих Украины — православных, католиков, протестантов, иудеев и мусульман, — так почему РПЦ не осуждает никого кроме УГКЦ и «раскольников»? Это прямая манипуляция и желание представить мировой общественности то, чего не существует в Украине, по крайней мере, не существует в последнее десятилетие: цивилизационный раскол между Западом и Востоком по религиозному признаку. Если наши украинские протестанты — это тоже силы Запада, о чем было заявлено российскими баптистами с подачи российской власти неделю назад — то, как же могло так получиться, что в Донецкой области, плоть от плоти якобы «православного Востока» этих самых протестантов больше, чем православных? Как могло так случиться, что в защиту православной веры, которая якобы под угрозой со стороны католиков, протестантов и раскольников не становятся украинские граждане — по признанию самого же Гиркина — и приходится завозить «добровольцев» из России? Как объяснить то, что больше всего и дольше всего Януковича защищали лидеры официального украинского протестантизма и за некоторым исключением не переставали учить, что «всякая власть от Бога» вплоть до трагических событий 18—20 февраля? Украинская действительность — принципиально сложнее, чем это можно рисовать себе в геополитических фантазиях. Наши церкви не такие уже и хорошие, но есть одна черта, которая отличает украинскую ситуацию от всех придуманных Москвой схем: уровень религиозной толерантности высок как на уровне руководства церквей, так и на уровне рядового народа — воцерковленого и не очень — что обнаружили многочисленные исследования украинских и европейских социологов. Особенно уровень толерантности стабилизировался на показателях, которые на порядок лучше российских и намного лучше среднеевропейских в последнее десятилетие.

На прошлой неделе россияне были опять неприятно удивлены, что небывалые провокации не вызывают общей ненависти к УПЦ МП. Осуждение общественностью преступных действий священника-террориста из Луганской области или возмущение демонстративным надругательством над общиной УПЦ КП в с. Перевальном в Крыму — не порождают ненависти собственно к УПЦ. Растет число тех, кто разочаровывается в Московской патриархии, особенно после волны провокационных заявлений от ее сотрудников, но никто не начинает ненавидеть «канонических православных вообще». И наоборот, все попытки представить, что где-то «самооборона» требует освободить храмы в интересах УПЦ КП вызывают лишь смех, потому что «театрализованные самооборонцы» могут убедить в своей реальности только российское телевидение. УПЦ КП свято придерживается обещания до завершения переговоров с УПЦ МП воздержаться от провокационных действий в отношении храмов и монастырей УПЦ, и нет никаких оснований считать, что эта принципиальная позиция изменится.

В этих условиях РПЦ сделала небывалый по своей дерзости шаг. Официальный представитель Московской патриархии господин В. Легойда сделал грубый по форме и необоснованный по сути выговор новоизбранному президенту Украины. Господина Легойду вывело из равновесия то, что целых два дня — на момент объявления им публичного выговора Порошенко, наш новый президент не выполняет ценные указания патриарха Кирилла, выраженные в его поздравлении Порошенко с избранием! Попробовал бы В. Легойда заявить что-то подобное Путину! Конечно, такая критика своего президента ни разу не прозвучала: не только в связи с российскими действиями в отношении суверенной православной Украины, но и вообще ни по одному проблемному вопросу. А вот украинского президента почему-то считается возможным критиковать даже в тот момент, когда он еще не приступил к исполнению своих обязанностей.

РПЦ допускает принципиальную ошибку, не понимая украинские реалии. Порошенко легко оскорбить, и очень трудно потом убедить, что это была случайность, которая не повторится. Порошенко всегда признавал себя верующим УПЦ МП, и даже построил на территории собственной усадьбы часовню, в которой время от времени проходили литургии. Построил небольшой храм-памятник на Парковой аллее в Киеве, дал деньги на роспись стен кафедрального собора в Виннице. И ходил в Ионинский монастырь УПЦ, который ценит за открытость, а не за мягкую пророссийскость. Согласно прошлогоднему выступлению  Порошенко перед съездом ассоциации христиан-профессионалов христианство в Украине должно быть социально направленным, а не зацикливаться на исполнении ритуалов; должно отстаивать европейские христианские ценности, а не формировать собственно хуторянство в пределах русмира или укрмира; христиане должны быть открытыми друг  другу, а не фанатично уверенными лишь в собственной правоте. Открытость украинского христианства для Порошенко не теоретическая установка, а факт его собственной жизни. Можно указать на то, что Пасхальной ночью Порошенко побывал в Ионинском монастыре УПЦ, Владимирском соборе УПЦ КП и патриаршем соборе УГКЦ. Во всех беседах с церковными иерархами УПЦ, УПЦ КП и УГКЦ за последние месяцы Порошенко резко критиковал патриарха Кирилла и украинскую политику РПЦ, высказывался в поддержку усилий православных для достижения объединения. Защита прав всех верующих независимо от патриархатов — это святыня для нового руководства государства, а не просто обещание из программы правительства Яценюка. Но это не значит, что религиозная сфера Украины будет и дальше полем для экспериментов руководства соседних государств. Исходя из всего этого, заявление В. Легойды было не только некорректным и неразумным, но может стать очередным шагом к историческому краху Московского патриархата, и все другие провокации лишь усиливают вероятность именно катастрофического для РПЦ пути развития событий. В результате всех провокаций МП не только потеряет Украину, но может выпасть из всей системы христианских отношений в мире, став изгоем. И это будет самое большое поражение русского православия при патриархе, на которого когда-то возлагалось больше всего надежд...

Юрий ЧЕРНОМОРЕЦ, доктор философских наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...