Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Реалии высшего образования

16 июня, 2000 - 00:00

Моя преподавательская судьба сложилась так, что пришлось работать и в государственном высшем учебном заведении, и в частных вузах. Именно со студентами одного из них у меня состоялся разговор, который вспомнился в связи с начатой газетой «День» дискуссией о государственном и частном высшем образовании (статьи Юрия Иванова и Георгия Касьянова в «Дне» от 2 июня 2000 г. ).

Тогда я пожаловался собеседникам, что ошибался, надеясь увидеть в них — тех, кто сам платит за обучение, — пример студенческого прилежания. Ответ ошеломил своей откровенностью, которая граничила с цинизмом: «А зачем это нам? Ведь за обучение платим не мы, а наши родители или спонсоры. А нас отсюда все равно не выгонят: ведь «они» заинтересованы в нас больше, чем мы в «них». Мои юные собеседники со снайперской точностью определили одну из проблем нашей высшей школы. К сожалению, именно ее обсуждения старательно избегают (сознательно или подсознательно) сторонники платного высшего образования.

Речь идет о формировании мотивации к обучению, о стимулировании студентов. Имеются в виду не личные симпатии, а факторы, которые органически заложены в самой системе высшего образования. С этой точки зрения положение студентов государственных и частных учебных заведений не только разное, но и диаметрально противоположное. У студентов государственных вузов есть определенные позитивные стимулы: стипендия, которая при всей ее мизерности является все же добавкой к студенческому бюджету, льготы при получении назначений на работу (там, где этот институт еще сохранился) и тому подобное. Студенты частных заведений ни на одну из этих льгот не могут рассчитывать, они лишены позитивных стимулов к обучению.

Над студентами государственных вузов тяготеют негативные стимулы, вплоть до отчисления из института или университета. В частных вузах, как правильно напомнили мне студенты, руководство и преподаватели заинтересованы в сохранении контингента плательщиков и бдительно оберегают их от неприятностей. Георгий Касьянов в своей статье рассказывает о ситуации, когда «ректор требует от преподавателей «взвешенного» отношения к студентам-плательщикам», и замечает: «это его личное дело и недальновидность». Нет, уважаемый оппонент, это совсем не личное дело, а преступление, причем, может, не только моральное.

Не исключением являются случаи, когда аналогичную «взвешенность», «снисходительность» проявляют члены приемных комиссий в отношении абитуриентов, рассматривая их в первую очередь как потенциальных плательщиков и только в последнюю — как будущих студентов. Из-за этого «уровень» требований при поступлении в частный институт заметно отличается от требований государственного вуза.

Следовательно, в системе частного высшего образования практически отсутствуют действенные механизмы (как позитивные, так и негативные) регулирования, влияния на студентов, не действуют факторы формирования у них мотивации к успешной учебе, присущие государственным заведениям. Создается атмосфера безответственности, самотека, в которой становится невозможной полная реализация творческого потенциала значительной части студентов, открывается путь к господству серости и посредственности. Преподаватели, которые работают в вузах, где совместно учатся студенты по госзаказу и по контрактам, считают, что последние значительно уступают и по оценкам, и по участии в научной работе, и в гражданской активности. Было бы интересно сравнить по этим критериям три категории студентов: тех, кто учится по госзаказам; тех, кто учится по контрактам в государственных вузах; студентов частных институтов. Такое социологическое исследование, осуществить которое под силу только Министерству образования и науки, на многое открыло бы глаза.

Говоря это, я не отрицаю, что среди контрактников и студентов частных заведений есть талантливые, одаренные личности, сам знаком с некоторыми из них, но убежден, что это скорее счастливые исключения на довольно неприглядном фоне, а исключения, как известно, только подтверждают правило.

Возникает вопрос: стоит ли систему, которой присущи серьезные недостатки, универсально распространять, как предлагает Г. Касьянов, высказываясь в пользу «сплошного платного образования» в будущем? Не обернется ли эта «сплошная платность» сплошной серостью — сначала студентов, а потом и выпускников?!

Сторонники платного образования ссылаются на «зарубежный опыт», на примеры «цивилизованных» стран — то есть стран с рыночной экономикой. Прививается мнение, что универсальное заимствование такого опыта в высшем образовании вылечит все его болезни. Рынок возвеличивается, чуть ли не боготворится, и своего апофеоза такое обожание достигает в том фрагменте статьи Г. Касьянова, где автор рассматривает высшее образование как «рыночную инвестицию»: «Отдавая деньги за получение определенного комплекса знаний и практических специализированных навыков, вы получаете капитал...» А мы, наивные, считали, что высшее образование — это процесс духовного творчества высшего сорта, формирование высокоразвитой личности с присущими ей гуманизмом, просвещенностью, интеллигентностью. А, оказывается, все намного проще — «инвестиция».

Опыт развитых стран (в которых, напомним, высшее образование не является «сплошь платным») не может быть полностью использован в Украине в связи с существенными ограничениями. И первое из них заключается в том, что в течение 1990-х годов средний доход на душу населения сократился приблизительно в четыре раза, и по этому показателю Украина уступает уровню развитых европейских стран почти в 40 раз. Никто не осмелится сейчас предсказать, когда же Украина преодолеет (и преодолеет ли вообще?) это отставание. Дилемма простая: или положить на плечи доведенного до нищеты подавляющего большинства населения все возрастающие расходы на высшее образование, или же просто отлучить значительные слои населения от высшего образования. Ярослав Болюбаш в комментарии к дискуссии метко заметил, что стремление сделать все возможное и невозможное (!), чтобы дать детям образование, — типичная черта украинского менталитета. В условиях обнищания подавляющего большинства населения эти черты менталитета могут побуждать к массовой продаже крестьянами своих домов и скота, к непомерной долговой кабале, к окончательному обескровливанию значительной части трудового народа.

И еще одно. В современных развитых странах формирование рыночных отношений происходило постепенно, они приобретали все более цивилизованные формы, и это воспринималось обществом, в том числе и менее обеспеченными слоями населения, как движение вперед. У нас же, где в течение многих десятилетий высшее образование, как и многие другие социальные услуги, предоставлялось за счет государства, внедрение рыночных реформ сопровождается шагом назад в социальной сфере. Можно привести немало аргументов, но родители и деды, которые получали высшее образование за счет государства, в своей ментальности никогда не будут воспринимать как справедливое то, что они вынуждены расходовать немалые средства на образование детей и внуков. Это не будет способствовать укреплению социального согласия в стране.

О том, как взвешенно нужно подходить к заимствованию опыта других стран, свидетельствуют проблемы, возникающие в связи с экспериментом по внедрению государственных кредитов для получения высшего образования, который планируется начать в будущем году. Эксперимент мог бы быть приемлемым, если бы кредиты были более-менее доступными. Сейчас же предлагается только 250 таких кредитов. Это всего по 10 на каждую область Украины. Значит, даже не в каждом районе и городе окажется хотя бы один счастливчик, который их получит. Разве это решение проблемы?

Кто реально будет иметь шансы получить кредит: дети комбайнеров, шахтеров, железнодорожников, рядовых учителей или детки заносчивых чиновников различного уровня? В документах все может быть хорошо, но нетрудно представить, сколько будет претензий, жалоб, служебных расследований по поводу распределения кредитов. Таким образом очень легко, простите за каламбур, дискредитировать кредиты, хотя сама эта идея, но при ином воплощении, заслуживает внимания.

Эти сомнения и размышления не означают призыва к тотальному уничтожению частного образования. В тактическом плане обществу оно нужно, но при условии усиления государственного и общественного контроля за его деятельностью. А в стратегии развития образования необходим курс не на свертывание государственного образования, а на его упрочение и восстановление в перспективе его роли и авторитета.

Константин ЖОЛКОВСКИЙ, политолог, доцент НТУУ «КПИ», Киев
Газета: 

Добавить комментарий

Image CAPTCHA
Введите символы с картинки


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ