Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Русский, который создал антиордынское «движение»

20 апреля, 2012 - 12:17
АЛЕКСАНДР ШВЕДОВ

Недавно в редакции «Дня» побывал москвич... который выучил украинский язык, — Александр ШВЕДОВ. По образованию — физик, работает инженером, но он в настоящее время еще и студент-выпускник Катехитично-педагогического института Украинского Католического Университета. Как признается пан Александр, именно поиск правды привел его к греко-католичеству, а также к осознанию проблем и комплексов, от которых не может избавиться Россия.

Он родился в Москве, и его родители, будучи студентами, в 1960-х гг. переезжают в Запорожье. Именно в Запорожье, учась в средней школе №73, а впоследствии — в школе №59, Александр и изучает украинский язык. Впоследствии будет Республиканская физико-математическая школа Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко. Но, несмотря на то, что юноша учится на «отлично», его исключают. За антисоветскую пропаганду. «Тогда мне было 15 лет. Я написал сатирическую поэму. А затем было еще сатирическое короткое стихотворение. Мой товарищ его переписал очень красивым почерком и прикрепил к стене». Другу — строгий выговор. Сашу же — отчислили. Он возвращается в Запорожье и заканчивает с медалью школу №28. В 1976-м Александр поступил в Московский физико-технический институт, потому что физика, о которой он говорит с огоньком в глазах, — «классная наука!».

«МОСКАЛЬ» — ПОНЯТИЕ НЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ»

— Но я обратился к Христу и стал православным христианином. Это было в 1993 году, — начинает разговор журналист Александр ШВЕДОВ. — А когда начал углублять свои знания, как говорят «воцерковление», то я почувствовал, что в Московской православной церкви есть не вся правда. Я нашел ее в Греко-католической церкви. В России греко-католики — экзотика, и найти их очень трудно. Когда я почувствовал, что нужно искать единения с христианским Римом, с Папой Римским, я просто поехал во Львов пообщаться с его жителями. Я гулял по городу, знакомился на улицах с львовянами. Они достаточно доброжелательны.

А еще через полгода (это было в 2001 году) я опять поехал во Львов, потому что узнал, что во Львовском оперном театре будет идти «Моисей», мне очень захотелось его послушать. После оперы я обратился к администратору и спросил, можно ли купить диск с записью. Мы разговорились, и она спросила:

— А вы откуда?

— Из Москвы.

— А откуда вы знаете наш язык?!

— Но я жил несколько лет в Украине и выучил его.

А затем она сказала ключевую для меня фразу: «А почему же наши москали живут всю жизнь здесь, во Львове, и никак наш язык выучить не могут?». Выходит, москаль — понятие не географическое, потому что можно родиться во Львове, жить в нем, но оставаться москалем. Это — ментальность «старшего брата»: я знаю, как нужно жить; знаю, что Москва — это самое главное и что должна быть единая Российская империя, а все другие — «младшие братья»; кому не нравится — «пусть пеняет на себя». Я понял, что такая позиция вредна не только для тех, кого угнетает этот «имперский центр», но и для того народа, который в нем живет. Ведь он не в состоянии развивать собственную национальную культуру, потому что все силы идут на то, чтобы поддерживать империю и угнетать соседей, и так далее.

Важно различать два понятия: «русский» и «российский». К сожалению, с русского языка «русский» переводится как «російський», и из-за этого возникает очень большая путаница. Я считаю, что между этими понятиями есть разница. Она заключается в том, что «россиянином» следует называть того, кто хочет поддерживать империю, сохранять ее и даже расширять.

Однако те, кто думает на русском языке, но считает, что «русские» должны иметь собственное национальное государство, не угнетая другие народы, — это «русские». Именно поэтому я основал Русское антиордынское движение, имея в виду то, что современная Россия является преемницей Орды.

В России еще есть здоровые национальные силы, как, например, Национальный демократический альянс (Алексей Широпаев, Илья Лазаренко). Это та точка зрения, что нужно иметь именно «русским» свое национальное государство. Путин уже отозвался об этом в своей первой статье в начале президентских гонок. Он сказал, что только русский народ должен быть цементом, чтобы строить эту империю. Мы — самые большие враги этой концепции. Нужно быть не российским патриотом, потому что они, к сожалению, империалисты, а нужно быть русским патриотом — патриотом той Руси, которая против ордынских правил.

«УКРАИНСКИЙ ВОПРОС — КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ ЛЮБОГО РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА»

— Как вы пришли к такой ментальности?

— Я понял, что люблю свою землю, люблю свой народ, но не могу полюбить то государство, которое в течение последних 600 — 800 лет живет по принципу: государство — это все, а люди — ничто. Я — патриот, но долго не мог понять, патриотом какой страны я являюсь. Известно, что татаро-монгольское нашествие охватило в ХІІІ в. Киевскую Русь. Однако никто не ответит на вопрос, когда закончилось иго? Кто-то ответит, что оно закончилось Куликовской битвой; кто-то будет отрицать это и скажет, что оно закончилось Батыем или Тохтамышем... Но я думаю, что оно никогда не заканчивалось. Посмотрите сами: татаро-монгольскую орду заменила московско-романовская, после нее была имперско-петербуржская, потом — советско-большевистская. Сейчас мы находимся под чекистско-газпромовской ордой. Имеет ли режим Путина поддержку? Да, конечно, среди тех, кто не хочет изменений, боится их или вообще боится, что его уволят с муниципальной должности или из какого-то учреждения.

— Недавно блогер-оппозиционер Алексей Навальный в эфире одного из украинских ток-шоу говорил о необходимости объединения Украины и России. Это, ясное дело, вызвало сильнейший резонанс, многие разочаровались в Навальном как в Украине, так и в России. А какими, с вашей точки зрения, должны быть отношения между Киевом и Москвой?

— Украинский вопрос был камнем преткновения еще и сто лет назад — при Февральской революции и Временном правительстве. О том, чтобы дать независимость Украине, никто в Петербурге не хотел и слышать. Украинский вопрос — краеугольный камень любого российского правительства. Решить его не дает имперский ген, который имеет Россия. Он настолько глубок, что, даже если будут изменяться режимы, не сделав серьезной санации, этот вопрос будет появляться снова и снова. Какие должны быть отношения между соседями? Обычно — добрососедскими. Яркий пример этого Франция и Германия. Они вели войны на протяжении веков, но, в конце концов, после всех трагедий люди смогли между собой договориться. То же должно быть между Украиной и Россией. Однако, к сожалению, здесь я пессимист. Если «имперский центр» будет оставаться, не будет никакой разницы, кто будет президентом России, — Путин или Навальный. Кстати, Навальный поддержал действия России в российско-грузинской войне и предлагал запустить ракетой по «грызунам», как он сказал. Отказаться от такого мировоззрения очень трудно, но это необходимо.

«НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ В СЕРДЦЕ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА»

— Как украинцы могут помочь россиянам, чтобы искоренить эту ментальность?

— В начале 1930-х в России проживало около семи миллионов украинцев. В настоящий момент их менее двух миллионов. Это — геноцид. Или, может, это ассимиляция? Этничность — это свободный выбор человека. Я мог бы сказать, что я — имперец, вырос и родился в Москве. Но считаю себя украинцем — равно, как и русским, но не россиянином. Национальное пробуждение должно быть в сердце каждого человека. Если украинцы, которые являются гражданами России, почувствуют, что их политическая активность нужна для того, чтобы трансформировать страну в нормальное государство или конфедерацию нормальных государств, — тогда, по-видимому, это удастся.

— Во время президентской кампании в России употребляли термин «оранжевая чума». Как вами и вашей средой воспринимается оранжевая революция?

— Московская среда достаточно разнородна. Многие политики употребляют термин «оранжева пошесть». Но представители русского национального возрождения довольно положительно воспринимают события 2004 года в Украине. Мое отношение к оранжевой революции позитивное.

Кстати, принимая участие в российских декабрьских протестах, я ходил под красно-черным флагом. Формально это — не флаг УПА, потому что на нем есть еще белый тризуб — мое ноу-хау (чтобы всем было ясно, что это имеет отношение к Киевской Руси, к Руси-Украине). Здесь, в Украине, понимают, кому принадлежит это знамя, а в России под ним ходят анархисты. Во время акции ко мне стали подходить украинцы, и мы уже впятером продолжали митинговать. У одного была даже оранжевая лента с Майдана.

— А какое вообще у москвичей отношение к Прохорову? Ведь среди многих российских журналистов и экспертов господствовала мысль, что он просто технический кандидат Кремля?

— Очень многие мои знакомые — активные блогеры — изменили свое мнение. Осенью они считали Прохорова кремлевской подставой, а теперь более благосклонно к нему относятся.

«УКРАИНСКИЙ РОК — ЯВЛЕНИЕ, КОТОРОЕ ВЫХОДИТ ЗА ПРЕДЕЛЫ УКРАИНЫ»

— Можно ли в настоящий момент говорить о росте интереса к Украине со стороны российских граждан? Ведь известно, что «Океан Ельзи», где бы ни выступал в России, собирает полные залы.

— Украинский рок — явление очень крупного масштаба, которое выходит за пределы Украины. Популярность украинских музыкальных групп в России связана именно с этим. В 2006 году я был на Махно-фесте в Гуляй-Поле, и даже об этом снял 10-минутный фильм и разместил его в Интернете. Я два или три раза в год езжу в Украину, читаю украинскую литературу, но не могу сказать, чтобы кто-то из моего окружения так этим интересовался.

* * *

Чтобы найти «живые клетки» в Украине, нужно сильно поискать. Сначала имперская, потом советская инфицированность дали себя знать, а после восстановления независимости история часто становилась заложником политиков, а следовательно, не приобрела устоявшегося характера в головах украинцев. У пана Александра ситуация более сложная, он — русский. Однако благодаря учебе в Украине и собственным усилиям он, как видим, вырастил в себе настоящего украинского патриота. Не крикливого, а с пониманием правдивой истории Киевской Руси. На российских территориях это — без преувеличения — «экзотический» случай, который может служить примером для многих украинцев.

Игорь САМОКИШ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ