Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

Символ непорабощенного Крыма

Те, кто согласился обслуживать оккупационную власть, сыто едят и сладко живут на полуострове, в то время как те, кто не подчинился оккупантам, имеют кучу долгов и проблем (телеканал ATR)
18 февраля, 2020 - 10:05

С символами у нас всегда было плохо. Вот, казалось бы, война — это время героизма. В такие моменты нации создают образ себя. Черчилли, Де Голли, Вашингтоны и Шевелевы — все они ценны тем, что делали и что произносили в самые трудные для страны времена. Война — это объяснение, чем условные «мы» отличаемся от обобщенных «них». Но уже так случилось, что наши шесть лет официального послевоенного мифотворчества привели к тому, что героем времени стал постоянно неудовлетворенный Украиной обыватель. Какой-то «антикоррупционер» является более уважаемым авторитетом, чем воин. Почему так? Виноваты «большевики», которым постоянно что-то не додают? Серая масса, уставшая слышать напоминания о долге? Кажется, что все намного сложнее. Дело в символах. Если посредственность вознаграждается, а жертвенность в лучшем случае воспринимается как должное, быть посредственностью становится выгоднее. Флешмобы постепенно выжимают из реальности значение поступков. Но все это было бы невозможно, если бы на государственном уровне не было кем-то решено, что «удобный», «комфортный», «правильный» не означает теперь «никакой».

Во второй половине 2019 года телеканалу ATR задерживают выплату от государства в размере 15 млн грн, что ставит его перед угрозой закрытия. Все выглядит более-менее «прилично». Здесь государство припозднилось с финансированием. Бывает. Не коммерческое же учреждение. Бюрократия на местах и прочее. Но одновременно не запоздали требования к вещателю оплатить долг за спутниковый сигнал и от государственного концерна — погасить долг за ретрансляцию. Ну так совпало. Разные же сферы. Никто не сговаривался. Случай. Тот факт, что из-за «бюрократической волокиты» на грани уничтожения оказывается единственный в мире крымскотатарский телеканал         — вещатель, которому доверяет весь народ, оказавшийся в оккупации, — просто игнорируется. На поднявшуюся шумиху власть в лице министра культуры Владимира Бородянского отвечает, что финансирование будет, что вопрос решается. При этом как-то забывается, что существует еще задолженность, которая образовалась за прошлый год. О ее погашении вообще никто не говорит.

У телеканала ATR и в прошлые годы были проблемы с финансированием. Приходилось слышать о том, что это — частная собственность, что государство запустило крымскотатарскую редакцию на UA|TV. Опять же UA:Крим имеет крымскотатарский контент. Но для жителей оккупированного Крыма ATR ассоциировался не только с тем, что он вещал из Киева, но и с тем, что продолжал вещание, не снимал украинские флаги даже тогда, когда украинская армия покинула полуостров. Для тех, кто регулярно все эти годы включался в эфиры ATR и рассказывал правду о том, что происходит под оккупацией, участие в эфирах на крымскотатарском телеканале тоже было символом. Их собственного достоинства и непобедимости.

С финансированием на 2020 год все оказывается не так просто. Для того чтобы получить выделенные 50 миллионов, телеканал должен провести конкурс для производителей контента. Где? На оккупированной территории? Ведь материалы для эфиров, все эти кадры из-под судов, съемки перемещений российской военной техники, интервью с семьями политзаключенных для телеканала снимают люди, которые каждую минуту рискуют свободой и жизнью. Может быть, сразу в конкурсную комиссию пригласить работников ФСБ? Прочь лишнюю стыдливость, когда примирение с агрессором уже провозглашено новейшей государственной политикой. Таким образом, деньги якобы есть, но их нет. В результате канал на 90% был вынужден сократить производство. Коллектив, который состоит преимущественно из журналистов, выехавших вместе с каналом в 2015 году, пришлось сократить.

Тогда что же мы имеем? Символ. Те, кто согласился обслуживать оккупационную власть, сыто едят и сладко живут на полуострове, в то время как те, кто не повиновался оккупантам, имеют кучу долгов и проблем. И здесь — внимание — вопрос. Какой сигнал страна посылает своим гражданам в оккупацию? Разве не однозначный? Зачем подвергать себя трудности и опасности непризнанием оккупационных реалий, если за это непременно будет наказание как от Москвы, так и от Киева?

То, что сегодня на функционирование крымскотатарского символа сопротивления у государства нет ни денег, ни воли, становится всеобщим позором для украинцев. Призывы собирать средства среди людей, обращения к руководству Турции, к миру — все это делают крымские татары и украинцы в оккупированном Крыму. Но как так случилось, что теперь практику уплаты штрафов за счет пожертвований приходится внедрять здесь, на территории свободной Украины? А может это тоже символ? Ведра с монетами, которые люди собирают, чтобы заплатить за того, кого оккупанты осудили за проукраинское слово, за репост, за украинскую символику на аватарке... Интересно, в каких разменных деньгах нужно заплатить за то, чтобы ATR продолжил работу из сердца украинского государства? Одно— двугривенных или сразу в десятирублевых сребрениках?

Лариса ВОЛОШИНА
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ