Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Свободный человек

11 июня, 2004 - 00:00

Согласно православным традициям душа покойного в течение сорока дней словно отчитывается перед Богом, а поэтому хорошие воспоминания, молитвы людей, просто память, которую они берегут в своих сердцах, становятся реальной поддержкой тех, кого мы любим и уважаем. Сегодня наши мысли обращены к светлой памяти Джеймса Мэйса. Он жил в Киеве, но проявлял неподдельный интерес ко всей Украине.

Так Джеймс Мэйс дважды приезжал в Чернигов. В июне 2002 года он выступил с лекцией перед государственными служащими, имел искренний разговор со студенческой молодежью, встречался с журналистами и историками во время «круглого стола» на тему, которая стала его судьбой. Мэйс очень легко согласился на приглашение совсем незнакомых ему людей. Он оговорил только одно — надо избежать совпадения с подготовкой к выпуску англоязычного номера газеты «День». Немного спустя мы узнали, что действовать так для него естественно — Джим был безотказным. Он, не задумываясь, брал на себя проблемы других, разрушая установившиеся стереотипы о прагматическом способе жизни. Приятно поразили простота, доступность и откровенность гостя. Он терпеливо выслушивал некоторые несуразные вопросы студентов, охотно фотографировался с ними, шутя рассказал, что живет на Черниговщине, потому что когда-то, прогуливаясь с женой по окрестностям Троещины, натолкнулся на знак с надписью «Черниговская губерния».

«Свободный человек», — говорили участники тех встреч. Он говорил то, что думал, называя вещи своими именами. Поступал так всегда — и в Америке, когда фактически пошел против течения, подняв украинский вопрос, и уже здесь, в Украине. Направленность его мыслей состояла в том, что украинцам надо наконец научиться быть хозяевами в собственном доме, навести порядок в своей истории — никто этого не сделает, потому что не обязан, не заинтересован. Услышать такие фразы на украинском языке с необычным акцентом было для присутствующих глотком свежей воды в летнюю жару. Джеймс Мэйс между прочим рассказал, что «первой любовью» в истории Украины для него стали национал-коммунисты, а любимым украинским деятелем остается Николай Хвылевой. Слишком многое объединяет в человеческом плане этих двух людей, рожденных и воспитанных на разных континентах. Парадоксальные, может, необычные и неожиданные для нас наблюдения и выводы Мэйса не прибавляли ему комфорта и покоя. Но он избрал нелегкую судьбу украинского интеллигента и не сошел с избранного пути.

Второй раз, в августе 2003 года, Дж. Мэйс посетил Чернигов несколько неожиданно. Он хотел помочь положить начало совместному с газетой «День» проекту, который предусматривал издание сборника из серии «Украина Incognita» на материалах Черниговщины. Когда выйдет в свет долгожданный черниговский том, будет уместным вспомнить, что в нем есть доля труда и души нашего американского друга.

Джеймс Мэйс покинул мир в расцвете интеллектуальных сил, но то, что он успел сделать, трудно переоценить. Он любил свой народ, однако он полюбил и Украину… Он хотел видеть нашу страну богатой и современной, не жалел себя ради того, во что верил и к чему стремился. Крещеный в православной вере Яков Булава — так переводятся его имя и фамилия — стал теперь частью украинской легенды.

Тамара ДЕМЧЕНКО, Владимир БОЙКО, историки, Чернигов
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments