Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Священник на войне: вместо автомата – крест и молитва

Капеллан в/ч 3008 протоиерей Михаил Бабий — о духовно-моральной опеке каждого бойца и поддержке нашего войска в целом
24 января, 2018 - 11:27
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Национальная гвардия Украины стала первым воинским формированием, где ввели штатное военное капеланство. На сегодняшний день в этой структуре работают уже 40 капелланов, которые прошли соответствующее обучение, сдали нормативы по боевой тактике и технике безопасности. Теперь по очереди несут службу в зоне АТО. Не так давно вернулся со своей первой ротации и военный капеллан в/ч 3008, которая дислоцируется в Виннице, протоиерей Михаил Бабий. В зоне АТО он провел два месяца. Говорит, что несмотря на военные тяготы, счастлив, что получил возможность стать полезным для ребят, защищающих Украину.

«С самого начала войны Украинская Православная Церковь Киевского патриархата не стояла в стороне от беды, которая пришла на нашу землю. Вместе с другими священниками мы начали делать все, что нам по силам для духовно-моральной опеки и поддержки войска. В Виннице вместе с приходами мы создали общественную организацию «Волонтер-1», которая по сей день занимается сбором и доставкой гуманитарной помощи на восток, и не только для Национальной гвардии, а для всех воинских подразделений, потому что каждый воин дорог и бесценен, — говорит отец Михаил. — 5 февраля 2015 года я впервые посетил наших ребят в зоне АТО. Ехал как волонтер, чтобы привезти гостинцы и лакомства с родной земли. Пытался общаться с каждым, у кого была потребность. Очевидно, мои слова имели значение, потому что после приезда местное руководство Нацгвардии обратилось к моему наставнику, чтобы он позволил мне духовно поддерживать наших ребят из воинской части 3008. После того я не официально, так сказать, на волонтерских началах, время от времени общался с ребятами, благословлял их на добрые дела, наставлял на путь Господний, исповедовал или крестил. Мы вместе должны защищать свою страну от врагов. И ежедневно помнить, что Украина — это не только земля, города, традиции, язык, культура, а это еще и наши родные и друзья, которые верят и ждут дома защитников с победой».

«ВОЙНА — ЭТО РАЗРУШЕНИЕ, РАЗРУШЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ»

В мае 2017 года отец Михаил официально стал военным капелланом и духовным наставником нацгвардейцев из воинской части 3008. Теперь в его обязанности входит ежедневная молитва с бойцами и благословение воинов, которые идут на выполнение боевого задания или дежурство. Часто приходится священнику проводить индивидуальные беседы с ребятами, особенно с теми, которые стоят на боевых позициях. Отец говорит, что, находясь в АТО, имел довольно напряженный график, утром служил службу в часовне Святого великомученика Пантелеймона, которая расположена при штабе группировки НГУ в Рубежном. А до вечера — «мотался» от одной позиции к другой вдоль линии обороны сектора «Л», а это тысячи километров Новоайдаровского, Станично-Луганского, Старобельского районов.

«Нельзя молиться с одними, а о других забывать. Поэтому пытался посетить все блокпосты, потому что каждый военнослужащий, который длительное время находится на востоке, чувствует необходимость в Божьем Слове, в молитве, в духовном общении со священником, — говорит отец Михаил. — Перед лицом реальных угроз жизни человека, в условиях боевых действий, искалеченного войной человеческого быта, когда не хватает света, тепла, любви самых родных и близких, человек меняется кардинально, переосмысливает жизненные ценности, ищет более глубокого понимания того, свидетелем чего ему приходится становиться. Ребята часто спрашивают у меня, грешны ли они от того, что нарушают одну из главных заповедей Божьих «Не убий». Я объясняю, что на самом деле эта заповедь имеет намного более глубокое понятие — не убий жестокостью и ненавистью! Уважительно обращайся с пленными, не издевайся над ними, не причиняй вред преднамеренно и не будешь грешным.

Кто-то защищает страну с оружием в руках, а кто-то словами и молитвами. Нам, священникам, нельзя брать в руки оружие. Главное наше оружие — это крест и молитва. Военнослужащие обязаны вставать на защиту своей родной земли с автоматом — это не грех, а их обязанность. Эти слова бойцы «пьют», как воду в пустыне. Они нуждаются в наставлениях и высоконравственном общении, что позволяет найти определенный внутренний покой, баланс и понимание.

Война — это разрушение, и не только физическое, но и духовное — это разрушение человечности. Сохранить ее в этом беспределе нереально сложно, поэтому большинство ребят, которые видели гибель своего побратима, уже никогда не вернутся домой такими, какими покидали дом. На войне угрозой становится не только пуля или снаряд, а сама ситуация, в которой приходится жить и выполнять задачу. И когда бойцы идут на исповедь, то от их мыслей и высказываний не раз мороз идет по коже, потому что то, что им приходилось пережить, сложно представить и невозможно осознать. Они имеют совсем другие ценности и приоритеты, не замечают всю ту будничную суету, вокруг которой крутятся обычные люди».

«ОБЕСПЕЧИТЬ ПРОЦЕСС ИСЦЕЛЕНИЯ И ВНУТРЕННЕГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ»

Военный капеллан вспоминает случай, когда ему пришлось несколько часов говорить с молчаливым бойцом. Из-за разногласий с женой он выключил телефон, отказывался есть и ни с кем не разговаривал. Сначала вернуть бойца, так сказать, «в строй» пытались боевые побратимы, потом комбат, замполит — все тщетно. Четыре дня парень молчал, как воды в рот набрал, перебивался на сухпайках. Когда приехал отец Михаил, боец наотрез отказался с ним встречаться. Священник ходил за ним следом и уговаривал побеседовать почти час.

«Вытягивал из него по слову, молодой-зеленый, мысли расхристаны. Начал «давить» на жалость, вызывать сочувствие, как отец у сына, и словно прорвало. Он такое рассказывал, что душа плакала, — вспоминает священник. — Говорили долго, несколько часов, и я был счастлив, когда после разговора он включил свой телефон и позвонил матери. Знаете, матерям, чьи сыновья воюют на востоке, тяжелее всего, потому что они живут в неизвестности — элементарный смайлик в СМСке для них на вес золота... Жалко ребят, которые из-за неопытности, боязни замыкаются в себе и теряются. За 2016-й и половину 2017 года имеем 124 самоубийцы среди нацгвардейцев и более 300 в Вооруженных силах — это не только на передовой, а в целом, вместе с демобилизованными бойцами. Поэтому священник на войне своим наставлениям, молитвами, беседами должен помочь преодолеть эту раздвоенность, обеспечить процесс исцеления и внутреннего восстановления. Если с Божьей помощью удается вытянуть, спасти хотя бы одного бойца — это невероятное счастье».

Сейчас отец Михаил готовится к очередным учебным курсам для военных капелланов, которые должны пройти в феврале в Киеве. Говорит, что на занятиях будут присутствовать капелланы из Литвы, Польши и Америки. Они будут не только делиться опытом с украинскими священниками, но и рассматривать вопрос, как наладить взаимовыгодное сотрудничество военных капелланов и психологов, которые работают с бойцами АТО, чтобы вместе поддерживать и «оздоравливать» тех, кто защищает родную землю.

Олеся ШУТКЕВИЧ, Винница
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ