Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Три ротации полковника Столяренко

О медицинской помощи на линии столкновения
3 августа, 2018 - 12:32
ДОРОГА НА КРЫМСКОЕ — ПОСТОЯННАЯ ГОРЯЧАЯ ТОЧКА. ПОЛКОВНИК СТОЛЯРЕНКО ВМЕСТЕ С ВОДИТЕЛЕМ САНИТАРНОЙ МАШИНЫ / ФОТО ИЗ АРХИВА АЛЕКСАНДРА СТОЛЯРЕНКО

Он мог бы остаться в теплом кабинете, а не стоять по колени в болоте, разворачивая мобильный госпиталь. Мог бы тихо сидеть при штабе «начмедом», а не мотаться по всем военным частям вдоль линии столкновения. Мог бы спокойно выполнять все приказы, а не «атаковать» инициативой генералов, ища пути для скорейшей эвакуации раненых с поля боя. «Может, кто-то и смог бы, но точно не Сан Саныч», — говорят военные медики, потому что полковник медицинской службы, заместитель начальника Военно-медицинского клинического центра Центрального региона, заслуженный врач Украины Александр СТОЛЯРЕНКО не привык почивать на лаврах. С начала войны он прошел три ротации в зоне АТО, получил колоссальный опыт организации медицинского обеспечения и помощи, но желаемые ответы на болезненные вопросы так и не получил.

«МЫ НАДЕЯЛИСЬ, ЧТО АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ — НА НЕСКОЛЬКО НЕДЕЛЬ»

«О, все началось внезапно, — начинает свой рассказ полковник Столяренко. — В начале апреля 2014 года поступило распоряжение о прикомандировании врачебно-сестринских бригад к военным частям, отбывавшим в зону АТО. От центра мы сформировали четыре бригады, а наши подчиненные госпиталя — еще три. Все они были прикреплены к воинским подразделениям, которые находились в «горячих точках», так как необходимого состава штатных врачей или медсестер в бригадах не было. Тогда мы надеялись, что вся эта антитеррористическая операция на несколько недель. Но когда в мае поступил приказ развернуть мобильный госпиталь в Луганской области, поняли, что пора готовиться к худшему... На то время госпиталь был не укомплектован — из 200 должностей по штату «живых» людей было всего лишь 30, да и те — обслуживающий персонал. А задача стояла серьезная — развернуть больницу с отделениями и операционной в поле. Воды нет, электричества нет — только палатки и блиндажи. Помню, что по дороге, пролегающей поблизости, постоянно перемещается тяжелая военная техника. И внезапно вам доставляют 10—20 раненых и больных. Попробуйте оказать помощь крайне тяжелым пациентам без права на ошибку?».

Полковник Столяренко, имея многолетний опыт работы в стационарном госпитале, понимал, что в первую очередь нужно построить действенную вертикаль, чтобы люди знали, кто кому подчиняется и кто за что отвечает. Параллельно наладил аэромедицинскую эвакуацию вертолетами раненых с поля боя в госпиталь, стабилизацию крайне тяжелых больных и дальнейшую эвакуацию в Харьков...

«2 июня 2014 года наши военные медики были готовы работать, и работа не заставила себя ждать. Первыми пациентами стали бойцы 30-й и 80-й бригад, которые попали под обстрел противника во время выдвигания на позиции, — вспоминает военный врач. — Тогда мы впервые столкнулись в работе с местными медиками: одни выполняли свой долг и помогали раненым, а другие при первом же случае «сливали» информацию сепаратистам. Не успевали наши санитарные автомобили отъехать, как кто-то по телефону отчитывался сепаратистам и о количестве раненых, и из каких они подразделений, и кто их привез. В Каменке, вспоминается ситуация, когда наш капитан доставил нескольких раненых и в тот же момент приехали чечены из батальона «Восток», привезли своих. И если бы не санитарка, которая спрятала нашего бойца в кладовке, его бы убили или забрали в плен».

«НОУ-ХАУ ДАЛО ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВЕННО СОКРАТИТЬ ДРАГОЦЕННОЕ ВРЕМЯ»

В марте 2015 года Александр Столяренко попал в зону АТО второй раз. Служил на должности начальника медицинской службы сектора А (в дальнейшем — оперативно-тактической группировки «Луганск»). Его зона ответственности пролегала от Станицы Луганской до Горного. А самая главная задача заключалась в том, чтобы сократить время эвакуации до госпиталя. На тот момент оно могло составлять около суток, и это был критически длительный период.

«По приказу командования я проехал по всем военным частям сектора, и везде ситуация оказалась неудовлетворительной — подразделения располагались на линии столкновения, ближайшие районные или местные больницы не справлялись с ранеными по разным причинам, а госпиталь был расположен в 100 километрах. Поэтому было принято решение сформировать три врачебно-сестринские бригады из военных медиков 59-го госпиталя и разместить их вблизи расположения боевых частей — на базе гражданских больниц в Счастье, Новоайдаре, Северодонецке. Они оказывали помощь раненым, которых доставляли с передовой, стабилизировали их состояние, а затем эвакуировали на закрепленном санитарном транспорте в 59-й госпиталь. Наше военно-медицинское ноу-хау дало возможность существенно сократить драгоценное время, за которое раненый попадал в операционную, — оно составляло от 1 до 1,5 часа по всему сектору А. Хотя по военным нормам хорошим показателем считается, когда воин попадает в операционную через четыре—шесть часов после ранения».

«ВОЕННЫЙ КОНФЛИКТ ПРЕВРАТИЛСЯ В ВОЙНУ НА ВЫНОСЛИВОСТЬ»

Во время третьей ротации, которая началась в феврале 2016 года, Александр Столяренко занимал должность начальника медицинской службы зоны АТО, то есть координировал военно-медицинскую работу всех секторов. Ситуация на фронте более-менее стабилизировалась, в связи с чем чего возникла необходимость передислоцировать военные медучреждения. Эта задача требовала тщательного подхода, ведь в 2014 году 59-й госпиталь чудом избежал прямых попаданий во время обстрелов «Градами» около поселка Победа. А следовательно, выбор безопасного места расположения имел большое значение.

«Медицинское обеспечение в зоне АТО — это, в известной мере, искусство. В 2016 году у нас уже была работающая система патриотически настроенных волонтеров, определенная поддержка общества. Однако боевые действия практически ежедневно собирали свою кровавую дань с военных и гражданского населения. Военный конфликт с молниеносного и маневренного превратился в войну на выносливость. В таких условиях опять необходимо было менять тактику. Фактически мобильные госпитали должны были стать стационарными лечебными учреждениями для помощи и военнослужащим, и гражданскому населению. Ведь на линии разграничения других медиков, кроме наших, нет, и помощь жителям «серых зон» становится одной из важных задач, — констатирует Александр Александрович. — Это была командная работа, которая объединила усилия военных командиров, военно-гражданских администраций, волонтеров, общественно-политических и общественных организаций с целью достижения общей цели — возвращения мира и покоя нашему государству, в том числе моему родному Донбассу».

«НУЖНО КАЖДОМУ ДЕЛАТЬ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ»

Многие кровавые уроки 2014—2015 годов остались не выучены, говорит полковник Столяренко. Мы ходим по кругу и неоднократно ставим перед собой вопросы, которые можно назвать риторическими. Почему не были сделаны четкие шаги для вытеснения врага? Почему ситуация до сих пор не стабилизирована? Почему в государстве не произошли перемены, которые уже давно актуальны?

«Война, которая не заканчивается победой справедливости, приносит разуверение и разочарование. Единственная задача, которая была окончательно решена за годы войны, — обеспечение как мобильных, так и стационарных госпиталей медикаментами и ресурсами. Но, несмотря на это, бойцов на передовой лечить некому, — признает военный медик. — Не так давно я читал воспоминания Николая Амосова о Второй мировой войне: 26 медиков обеспечивали необходимую медицинскую помощь в госпитале, рассчитанном на три тысячи раненых! Не знаю, как они работали и как успевали, но раз в 4 суток они осматривали и перевязывали каждого из этих раненых. В чем причина? По-моему, в осознании задач. То была война, где все было конкретно и ясно. А мы называем наш современный вооруженный конфликт то Антитеррористической операцией, то Операцией объединенных сил — то есть это всего лишь операция военных. А вот роль остальной части общества не определена (кроме разве что небезразличных граждан-волонтеров). На мой взгляд, чтобы преодолеть врага и вернуть мир, нужно каждому делать для этого все возможное. Наши военные медики — в плане решения сверхсложных задач наименьшими силами — самые выдающиеся. Лучше их просто нет».

Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винница
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments