Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Три законопроекта и ноль решений...

Как в Украине решается вопрос освобождения военнопленных и их дальнейшей реабилитации
9 августа, 2018 - 11:51

Идет 2018-й год, то есть пятый год необъявленной войны России с Украиной. Погибают бойцы теперь уже не АТО, а ООС. Каждый вечер в телевизионных новостях мы слышим о нарушении Минских договоренностей, об усилении огня со стороны нападающего, а отсюда и раненых и жертвах. Растет и число пленных и заключенных. И проблема в Украине не только с освобождением пленных (напомним, последний большой обмен состоялся 27 декабря прошлого года), но и с отсутствием закрепленного за бывшими пленными правового статуса. Статуса, который бы предоставлял социальные льготы, возможность бесплатной медицинской реабилитации после плена и временное жилье.

Как продвигается решение этой проблемы в законодательной плоскости? Сейчас в Верховной Раде на очереди к рассмотрению находятся аж три законопроекта, касающиеся этой проблемы, но, так сказать, конкурируют между собой, чем и замедляют само решение вопроса и непосредственно принятие единственного закона.

Первый законопроект (№6700), который признает лишь украинских политических заключенных Российской Федерации, датируется 2017 годом. Второй законопроект (№8205), который предоставляет статус пленных всем заключенным как в ОРДЛО, Крыму, так и в РФ, а не только политическим, зарегистрирован в марте этого года. И, наконец, третий (№8337), который вносит правки вообще в другой ЗУ, а именно «О борьбе с терроризмом», подан в мае 2018-го.

Пресс-секретарь премьер-министра Владимира Гройсмана Василий Рябчук в телефонном комментарии корреспонденту «Дня» напомнил о первом законопроекте № 6700, который разрабатывали Мустафа Джемилев и Вадим Черныш. «Туда внесла правки Ирина Геращенко и на этом, я так понимаю, все закончилось», — отметил пан Василий, а «о движениях Кабмина в этом направлении» сослался на пост Георгия Туки в «Фейсбуке». Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины в соцсети пишет: «Кабмин предусмотрел выделение определенных средств в «Госбюджете-2018». Несколько раз имел разговоры лично с премьером относительно разработки механизма поддержки семей. Несмотря на то, что такое желание есть и у нас в министерстве, и у премьера, и есть средства, мы не имеем возможности решить этот вопрос до принятия соответствующего закона Верховной Радой».

Первую и пока последнюю помощь от Кабмина освобожденные военнопленные получили после большого обмена 27 декабря прошлого года. По мнению пострадавших, такая помощь должна предоставляться не разово, а пожизенно, а также другим пленным, а не только из списка освобожденных тогда 73-х.

О вот о такой пожизненной помощи, которую бы гарантировал статус пленных, говорится во втором законопроекте № 8205, который гарантирует обеспечение комплексной социальной и медицинской реабилитации бывших заложников, лиц, незаконно лишенных свободы, восстановление их конституционных прав и свобод. А также предоставление временного социального жилья (напомним, о нем «День» также писал в № 60 от 5 апреля 2018 года). Сейчас документ находится на очереди для рассмотрения в парламенте. Его подписали 19 депутатов. Основным инициатором представления был депутат Юрий Шухевич.

Некоторые политики видят в предложенном документе определенный популизм, то есть своеобразное «заигрывание» с народом. Председатель Комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко комментирует такие упреки «Дню»: «Если речь об Ирине Геращенко, то она является соавтором этого законопроекта и выражала мнение об определенном популизме не всего проекта, а лишь одной его нормы, на которой настаивали остальные соавторы, — о предоставлении заложникам после освобождения социального жилья. Однако на самом деле эта норма будет реализовываться в порядке, установленном Кабинетом Министров (именно так написано в законопроекте), то есть в пределах реальных возможностей государства. В случае необходимости ее, как и любые нормы законопроекта, можно уточнить во время его рассмотрения во втором чтении». Анна Гопко убеждена, что законопроект № 8205 правильный и нужный, его необходимо принимать.

Так когда же состоится рассмотрение законопроекта? Заместитель председателя ВРУ Оксана Сыроид во время встречи с участницами Летней школы журналистики «Дня» предположила: «Думаю, что на следующей сессии парламента законопроект будут включать в повестку дня, но я не уверена, что судьба этого законопроекта будет легкая». Что же нелегкого в этой судьбе и чем мешает продвижению дела третий законопроект?

Кандидат юридических наук, помощник депутата Юрия Шухевича Игорь Мамонтов рассказывает «Дню» о том, как возникла коллизия с несколькими законопроектами: «Сначала, еще в 2017 году, перед большим освобождением, мы зарегистрировали законопроект. Позже также зарегистрировала Ирина Геращенко с другими депутатами. Мы обратились к ней для того, чтобы консолидировать наши законопроекты, поскольку нет смысла нам вступать в конкуренцию, ведь мы делаем общее дело: она занимается обменом, мы уже долгое время занимаемся социальным обеспечением. Мы достигли этих договоренностей, работу проводили более двух месяцев. Поэтому мы согласовали тот, который сейчас зарегистрирован на сайте под № 8205. Главная роль там принадлежит Шухевичу и Геращенко. Со временем, по каким-то причинам, пани Ирина решила дополнительно зарегистрировать еще один законопроект, которым она вносит изменения в ЗУ о борьбе с терроризмом. Однако у нас речь идет о социальной политике, а не о борьбе с терроризмом. Именно поэтому предмет регуляции закона о борьбе с терроризмом не отвечает тому, который задекларирован в ее втором законопроекте».

Поэтому имеем три законопроекта, которые в целом касаются одной проблемы, но почему-то идут на рассмотрение в парламент отдельно.

«Законопроект № 6700 охватывает узкую сферу политзаключенных, которые арестованы в Крыму или те, которые находились на территории Российской Федерации. Здесь речь не идет об ОРДЛО, о гражданских военнопленных, а их большинство. У нас же в № 8205 отдельным разделом и отдельными нормами регулируется вопрос заключенных РФ по политическим мотивам, — объясняет Игорь Мамонтов. — С Джемилевым, соавтором законопроекта о политзаключенных, мы нашли общий язык: до второго чтения мы учтем все его предложения и будем вносить правки. Сейчас в плену находится более четырехсот человек, половина из которых — гражданские. В законопроекте Геращенко №8337 речь идет о заложниках и борьбе с терроризмом. Повторяю, здесь предмет регуляции разный».

По словам юриста, основная проблема тех, кто возвращается из плена на места, где они проживали ранее, это жилье. Временное социальное жилье должно предоставляться в таком же правовом поле и режиме, как для переселенцев из временно оккупированных территорий.

Как сообщает Игорь Мамонтов, в сентябре, когда начнутся сессионные заседания парламента, эксперты будут готовить анализ законов. Сначала единый законопроект пройдет через рассмотрение профильного комитета. В октябре планируется первое чтение. Если не будет никаких преград, то в ноябре-декабре — второе, когда и должны наконец принять закон.

Поддержать и ускорить решение этой проблемы взялись и общественные активисты. Недавно в Киеве завершился всеукраинский марафон акций «Забытье хуже предательства». Напомним, флешмоб был направлен в поддержку украинских пленных в РФ, ОРДЛО и Крыму. Привлечь внимание общества и прежде всего власти к проблеме незащищенности заключенных никакими конвенциями и государством, поставили цель «Национальный корпус» и общественная организация «Украинская ассоциация пленных». Массовые благотворительные мероприятия прошли в Днипре, Харькове, Сумах, Черкассах, Житомире, Ивано-Франковске, Львове и Киеве. «Мы собирались, чтобы заручиться поддержкой людей относительно законопроекта 8205, который мы подали в Верховную Раду об обеспечении пленных статусом», — говорит пресс-секретарь ОО «Украинская ассоциация пленных», журналист «Еспресо TV» Егор Воробьев.

В дополнение к законопроекту в ВРУ, Государственная служба Украины по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции разработала и подала на рассмотрение Кабинета министров Украины подзаконный акт относительно создания структурного подразделения, которое будет выполнять предложенный закон.

Пока пленные Кремля не имеют никакой законодательной защиты государства. Некоторые в неволе уже четвертый год: еще с Дебальцево и даже с Иловайска. Бывшая пленная Ирина Довгань, активно участвующая в акциях в поддержку заключенных и заложников, отмечает: «Нельзя быть бывшим заключенным: ты остаешься им навсегда, потому что переживаешь за таких же людей, которые сейчас находятся в плену. Меня «арестовали» за помощь 34-й бригаде. Пять дней я провела в плену батальона «Восток». Теперь я понимаю, что переживает каждый пленный. На протяжении последующих четырех лет все, что я могу, я делаю для этих людей, чтобы они вернулись домой...». Теперь слово — за парламентариями.

София ПОСТОЛАТИЙ, Летняя школа журналистики «Дня»-2018
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments