Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры тем временем начинают испытывать голод.
Уинстон Черчилль, государственный деятель Великобритании, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

«Украина появляется на литературной карте мира»

Николай РЯБЧУК — о том, почему проведение конгресса ПЕН-клуба в нашей стране важнее Евровидения
25 октября, 2016 - 14:20
ФОТО АВТОРА

Из Галисии — в Галицию. На 82-ом конгрессе всемирного ПЕН-клуба в маленьком городке Оренсе было принято важное решение для нашего государства — следующий съезд международной организации состоится в Украине. Медиа почему-то не очень активно отреагировали на такую новость, но это не меняет тот факт, что в Украину приедет свыше двухсот писателей и мыслителей мира, которые откроют для себя нашу культуру и литературу. Стоит отметить, что одним из ключевых акцентов международного ПЕН-клуба является правозащитная деятельность. Созданный в 1921 году по инициативе английских писателей Кэтрин Эми Доусон-Скотта и Джона Голсуорси, он действовал прежде всего как профсоюз, своеобразная «самопомощь» репрессированным писателям. Защита свободы слова, миноритарных языков и культур, противодействие языку ненависти и всем формам дискриминации — таково ее задание. О чем будут говорить на следующем конгрессе, почему российская делегация пыталась помешать принятию решения о съезде в Украине, и какие сегодня возникают вызовы для украинских организаторов этого масштабного события — в интервью с публицистом и писателем, президентом Украинского ПЕН-клуба Николаем РЯБЧУКОМ.

— Николай, недавно вы заинтриговали всех новостью о конгрессе в Украине. Литературный критик Анна Улюра отметила, что этот съезд ПЕН-клуба — «попытка озвучить наши проблемы в общемировом контексте».

— Да, это действительно очень важное событие и возможность показать нашу страну в международном масштабе. К нам приедут одни из самых выдающихся писателей мира, делегаты, которые будут иметь возможность увидеть, что у нас есть сильная открытая среда, интересные литераторы, что у нас разговаривают на других языках. Украина появляется на литературной карте мира. Это событие может проложить путь для украинских переводов за рубежом. Ведь легче переводить с того языка и литературы, о существовании которых знаешь, не так ли?

Формальное решение было принято в этом году в Галисии. Однако мы с Андреем Курковым фактически год работали над лоббированием этой идеи. Все началось с визита президента мирового ПЕН-клуба Джона Ролстона Сола в Украину. Мы его пригласили в Киев, организовали пресс-конференцию, встреча в Киево-Могилянской академии, Андрей Курков возил его на Одесский фестиваль. Он понял, что эта страна достойна внимания. Потом была длинная переписка.

«РОССИЯНЕ СТАВИЛИ НАМ ПАЛКИ В КОЛЕСА, ГДЕ ТОЛЬКО МОГЛИ»

Откровенно скажу, что мне приходилось объяснять элементарные вещи, начиная с того, что в Украине власть не убивает журналистов (я, хотя и не очень люблю нынешнее правительство, но по крайней мере в этом его не подозреваю), заканчивая нефортунными запретами на импорт в Украину российских книжек. Я должен объяснять, что это в первую очередь экономические санкции относительно страны-агрессора, потому что они думают, что у нас жесткая цензура, как в России. Одним словом — было немало подготовительной работы. И конечно же — российское сопротивление. Они ставили палки в колеса где только могли. На конгрессе было двое делегатов российского ПЕН. Одна достаточно спокойная госпожа и крайне агрессивный юноша, вице-президент тамошнего ПЕН-центра.

— Андрей Новиков-Ланской?

— Именно он. Для меня красноречивым является тот факт, что он заведует кафедрой журналистики в Академии государственной службы при президенте РФ. Писатель, так сказать, в гражданском. Какой правозащитой может заниматься убежденный путинист? После нашего представления он пытался беспардонно дискредитировать Гульнару Бакирову как якобы члена запрещенного («экстремистского»!) «Меджлиса». А о Сенцове сказал, что это вообще не наше дело, потому что он не писатель. Я вообще удивляюсь, как международный ПЕН до сих пор терпит эту делегацию, которая не имеет ничего общего с правозащитой. Их ПЕН, как и в конечном итоге их церковь, — это лишь филиал российского правительства. До недавнего времени там были неплохие люди, однако в настоящий момент им занимаются вот такие вот люди, которые вытурили из руководства Людмилу Улицкую и всех остальных антипутинистов. Это большая проблема. Международный ПЕН как будто это понимает, но не осмеливается приостановить их членство. Хотя формально мог бы. То, что им не удалось сорвать решения относительно Украины, я считаю определенным успехом.

«НАТИВИЗМ — ОСТРАЯ РЕАКЦИЯ НА ГЛОБАЛИЗАЦИЮ»

— В своем докладе вы озвучили тему съезда в Украине — «Подотчетность правительств и ответственность интеллектуалов». Почему именно такое сочетание?

— Тема должна быть интересной для мира, но вместе с тем должна отображать и украинскую специфику. Мне в первую очередь хотелось бы отметить тему Крыма и положение крымских татар, а также проблему беженцев из Донбасса. Но тематика, которую я предложил, возможно, уж слишком широкая, она дает возможность говорить о глубоком конфликте между ценностями и интересами. Правительства не всегда готовы жертвовать интересами ради ценностей. Это большой упрек Западу. Но также есть проблема  ответственности интеллектуалов, которую еще больше обостряют кризисные ситуации. В разных странах мы видим возвращение к национализму, или, лучше сказать, нативизму. Это острая реакция на глобализацию, которая отражает общую тенденцию, — от Америки к Восточной Европе, включая соседнюю Польшу, да и Украину также. Конечно, глобализация имеет свои негативные аспекты. Но ответ, который предлагает нативизм, по моему мнению, является неадекватным. Он ничего не решает, лишь усиливает общественные неврозы. Нужно искать какой-то баланс интересов. И именно здесь интеллектуалы должны сыграть большую роль. Потому что многие из них флиртуют с нативистскими взглядами. Псевдотрадиционализмом, если точнее.

Я считаю, что обе стороны имеют и права, и обязанности. Я уже вспоминал об абсолютно безответственной позиции наших российских коллег. Даже если ты думаешь, что «Крым наш», ты должен защищать тех людей, которых незаконно сажают в тюрьмы. Точно так же и этих блогеров российских, которых сажают в тюрьму только за их личное мнение. Я уже достаточно пожилой человек, и потому реалист. Понимаю, что не во всех странах можно свободно высказываться. Никто не ожидает от российского ПЕН, тем более сегодняшнего, резкого осуждения оккупации Крыма. Сегодня в России сама мысль (!) является уголовным преступлением. Но выразить «глубокую обеспокоенность» репрессиями в Крыму честный человек может и при этих обстоятельствах. Есть общие принципы, которые просто необходимо защищать. За мнение нельзя сажать в тюрьму, это делают только тоталитарные режимы. И российский ПЕН должен был бы об этом честно сказать.

— Последний вопрос об этих украинско-российских отношениях. Когда начался Майдан и война, было понятно, что ситуация в России не слишком оптимистичная, но все же оставались какие-то островки свободы. В настоящий момент все выглядит еще печальнее. Можно ли еще надеяться на какой-то другой голос из России?

— Последние социологические опросы показывают, что есть несколько процентов граждан, которые не согласны с политикой правительства, в частности и относительно Украины. В России 15% — это двадцать миллионов людей. Это не мало. Другое дело, что есть молчаливое большинство, которое доминирует и формирует общее впечатление о сегодняшней России. Я не считаю, что ситуация безнадежна, думаю, нужно поддерживать контакты с теми людьми, которые мыслят трезво, или колеблются. Которые готовы мыслить.

«К НАМ ПРИЕДЕТ ДВЕСТИ ЧЕЛОВЕК СО ВСЕГО МИРА, КОТОРЫЕ ФОРМИРУЮТ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В СВОИХ СТРАНАХ»

— Вы говорили об обязанностях. Нужно признать, что это событие является также обязанностью для наших бизнес- и политических элит, которые должны были бы понять важность такого мероприятия в Украине. Новость, которая действительно достойна внимания, честно говоря, ушла под воду в информационном пространстве. Либо это неготовность, либо стоит больше объяснять? У вас нет каких-то опасений по этому поводу?

— Вы знаете, у меня в течение всей жизни есть опасения, но я знаю, что нужно просто делать свое дело. Это наш камень Сизифа. Нужно его поднимать наверх, даже если он скатится снова на землю. У нас есть мудрые люди в разных сферах, нужно сотрудничать и контактировать с ними. Еще раз подчеркиваю, это большой шанс. К нам приедет двести людей со всего мира, которые формируют общественное мнение в своих странах, которые влияют на других мыслящих людей. Недооценивать этот фактор было бы просто безответственно. Если наши элиты этого не поймут, тогда уж не знаю...

— Вы вспоминали о сумме в сто тысяч евро...

— Это минимальная сумма. Мероприятия, которые проходили в канадском Квебеке и галисийском Оренсе стоили 200—300 тысяч. Мы выходим на 100 тысяч минимум, учитывая то, что Украина более дешевая.

«НУЖНЫ ПРОФЕССИОНАЛЫ, ИМЕЮЩИЕ НАВЫКИ ПРОЕКТНОГО МЕНЕДЖМЕНТА»

— Можете ли выдать какую-то информацию, или уже есть определенные договоренности?

— Украинский ПЕН-клуб не имеет ресурсов и кадров, которые этим могли бы заниматься. Нужны профессионалы, имеющие навыки проектного менеджмента. Мы уже договорились с несколькими людьми, имеющими опыт такой работы. Но пока это не финализировано, я не буду спешить с заявлениями. Скажу, что есть уже определенные наработки и ориентировочный бюджет.

— Также вы объявили, что съезд состоится во Львове. Это окончательное решение?

— Почти окончательное. Если ничего чрезвычайного не случится, то будет так. Почему Львов? Это город с культурной средой, которому по крайней мере не нужно объяснять, что такое ПЕН-клуб. Здесь проходит много литературных событий, фестивалей, условия благоприятные. Для финансирования мы будем искать и внутренние фонды, и международные. Я буду стараться это дело координировать, но нужно ангажировать всех, конечно. Работы много.

— Каковы перспективы будущего конгресса?

— Конгресс длится пять-шесть дней: проводится два-три пленарных заседания, а дальше — работа в комитетах. Темы — помощь репрессированным писателям, литература против войны, переводы, права женщин, меньшинств и так далее. Кроме этих мероприятий, проводится множество чтений, презентаций, писатели посещают школы. Можем показать город и страну. Действительно, это событие, которое имеет стратегическое значение. Я не ожидаю каких-то быстрых результатов, но это посодействует интеграции нашей литературы в мировое пространство.

Олеся ЯРЕМЧУК, Львов — Вроцлав
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ