Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Украинская книга в борьбе за независимость

1 сентября, 2011 - 20:28
СОФИЯ РУСОВА / ФОТО С САЙТА AT.UA
МИХАИЛ ГРУШЕВСКИЙ — С ДЕЯТЕЛЯМИ «ПРОСВІТИ» / ФОТО С САЙТА GAZETA.UA
ИЗДАНИЕ «ДРУКАРЯ» УКРАШАЛА ГРАФИКА ГЕОРГИЯ НАРБУТА / ФОТО С САЙТА YANDEX.NET
Продолжение. Начало в №147-148

Весной 1918 года наступил новый этап в жизни Украины: 29 апреля УЦР была отстранена от власти, гетманом Украины был объявлен Павел Скоропадский, поддержанный немецкими войсками, которые в свое время Украинская Центральная Рада пригласила на помощь в борьбе с российским большевизмом.

В «Грамоте ко всему украинскому народу» П. Скоропадского, представителя одного из самых благородных украинских родов, предшественник которого — Иван Скоропадский — был в 1708-1722 гг. гетманом Украины и пытался сохранить украинскую государственность после поражения И. Мазепы, провозглашалось Украинское государство (вместо УНР), возобновлялись частная собственность, свобода торговли, частное предпринимательство и тому подобное.

Была также задекларирована свобода слова и печати. Отмечалось, в частности, что каждый может «в пределах, установленных законом, выражать и излагать свою точку зрения, а также распространять ее путем печати или другими средствами». Правда, вслед за гетманской «Грамотой» вводилась цензура и значительные ограничения демократической прессы.

Поэтому неудивительно, что уже в середине лета 1918 года политика правительства вызывала протесты демократических сил даже в непосредственном окружении гетмана. Так, группа сотрудников государственного аппарата (всего 19 человек, в т.ч. И. Стешенко, С. Русова, Л. Старицкая-Черняховская, А. Лотоцкий) обратилась к нему с письмом, в котором, в частности, говорилось, что «последнее время в большинстве министерств проводится политика, которая совсем не отвечает интересам украинского народа и Украинского государства, во главе отдельных министерств стоят люди, которые полностью безразличны или даже враждебные к самой идее Украинской государственности. Необходимо, чтобы правительство решительно осуществляло национально-демократическую политику, в связи с чем должны быть назначены на соответствующие правительственные должности сознательные украинские граждане, вообще прекращена русификаторская для государства политика».

И это был не единичный голос протеста. Под их влиянием в гетманском правительстве происходили определенные организационные изменения. В частности, Министерство народного образования было реорганизовано в Министерство образования и искусства (июнь в 1918 г.), при котором было создано Главное управление по делам искусства и национальной культуры.

Директором Департамента внешкольного образования оставалась София Русова, самоотверженная поклонница украинской независимости. Позже, после захвата власти большевиками, эмигрируя, она писала: «Прощай, родная, дорогая Украина. Бросаю тебя с одним пылким желанием все свои старые силы отдать на освобождение Твоего народа.» Этот департамент добивался выделения средств на развитие внешкольного образования из казначейства, чтобы оно перестало быть любительским или благотворительным, каким преимущественно было раньше. В результате законопроектом от 23 августа в 1918 г. было выделено на внешкольное образование 6 млн. 449 тыс. руб., а согласно закону от 3 сентября того же года было ассигновано еще 5 млн. 949 тыс. руб.

Вопросы организации издательского дела несколько раз рассматривались на заседаниях правительства. Обсуждался, в частности, вопрос об образовании Украинского государственного издательства. «Речь шла, — как отмечал в своих воспоминаниях П. Скоропадский, — об образовании украинского издательства, в котором бы печаталась лишь хорошая украинская литература для народа». Но это были пока лишь намерения. Реальность была намного сложнее. К тому же с сентября 1918 г. началась реквизиция типографий, благосклонных к украинскому делу.

Остатки украинских деятелей в гетманском правительстве пытались направить правительственную политику на украинизацию начальных школ и организацию новых средних и высших школ с украинским языком обучения, одновременно сохраняя имеющиеся русские учебные заведения. На конец 1918 г. число украинских гимназий выросло до 150. Проблема их обеспечения учебниками и учебной литературой имела, как и при предыдущей власти, государственное значение. Поэтому гетманское правительство в июне ассигновало Министерству образования и искусства 2 млн. руб. (против 10 млн. руб., запланированных УЦР) на издание учебников.

Даже незначительная финансовая поддержка активизировала издательскую деятельность украинских издательских центров. В частности, упомянутое издательское общество украинского учительства Всеувито до конца 1918 г. смогло напечатать и разослать по школам Украины 175 тыс. букварей, 25 тысяч книг для чтения для высших, начальных и средних школ, 35 тыс. задачников по алгебре, а также завершало печатание 50 тысяч Евангелий на украинском языке, по 25 тысяч книг для чтения для взрослых, учебников по природоведению и физике.

К обеспечению книгой украинской школы приобщились и другие издательские центры. Так, «Вернигора» с июня 1918 г. организовала печатание школьных учебников во Львове, материалов годовых атласов — в Вене, музыкальных произведений Николая Лысенко — в Липске. Издательство «Час» организовало выпуск большого тиража первых двух частей книг для чтения известного педагога В. Доги в известной немецкой фирме Отто Эльзнер (в марте 1930 года В. Дога был среди 45 подсудимых так называемого Союза освобождения Украины).

«Украинская школа» положила начало серийным изданиям. В частности, «Украинской педагогической библиотеки», в которой вышли труды С. Русовой, Я. Чепиги, С. Черкасенко, И. Франко. В дальнейшем вместе с издательством «Дзвін» было начато издание серии «Шкільна бібліотека», где печатались произведения красного писательства, предусмотренные школьной программой.

В гетманские времена активизировалась деятельность издательства «Криниця», там выходили произведения художественной литературы. В частности, О. Олеся, Г. Чупринки, полные издания произведений Леси Украинки, Леся Мартовича, Днестровой Чайки. Готовилось и академическое издание произведений Т. Г. Шевченко, но, к сожалению, этот замысел так и не был реализован.

Издательства «Просвіти», которые образовались (или возобновили деятельнлсть) во времена Украинской Центральной Рады, при гетманской власти составляли достаточно скромную часть общенационального издательского процесса. И причиной была не только их слабая материально-техническая база, но и то обстоятельство, что антиукраинские силы Гетманата преднамеренно тормозили их деятельность. Поэтому в 1918 г. «Просвіта» имела всего шесть издательств (против 12 в предыдущем году), в планах которых было лишь 10 изданий.

Отдельно следует сказать о кооперативном книгоиздании. Если до Первой мировой войны украинская кооперация имела лишь 2 органа прессы, то в конце 1918 г. — 51 единицу. С августа 1918 г. начинает издательскую деятельность одно из наибольших издательств, которое имело крепкую материальную базу — «Книгоспілка». Издательство имело широкую программу своей деятельности, в частности, образовало отделы красного писательства, популярной литературы, школьных учебников, а также в дальнейшем организовало издания отечественной и иностранной научной литературы.

Относительно языков тогдашнего книгоиздания следует отметить, что в 1918 г. книг на украинском языке было выпущено 1084 (71 %), на русском — 386 (25 %), на других языках — 56 (4 %). В группе неукраинских издательств преобладали, понятно, русские, которые сосредоточивались преимущественно в больших городах (Киев — 23, Харьков — 5, Одесса — 4), их общее количество уменьшилось на 33 единицы по сравнению с 1917 годом. В 3,4 раза уменьшилось также количество изданий на других (кроме украинского и русского) языках.

Вместе с тем продолжалась русификаторская политика в сфере книгообеспечения и книгораспространения. Например, комиссия представителей высших школ Киева (октябрь 1918 г.) поручила Товариществу печати и издательского дела авторов-издателей «Голос» ввезти 20 вагонов научной и учебной литературы из России.

В то же время для распространения украинских книг чинились всевозможные препятствия: вводились высокие тарифы, задерживались книжные грузы. Неслучайно издательство «Час» обратилось в Министерство путей сообщения (октябрь 1918 г.) с письмом, где указывалось, что «Правительство не уделяет должного внимания тому, чтобы как можно быстрее связать продуцента книги с ее потребителем».

Качество полиграфического выполнения украинской книги, как и при предыдущей власти, не отличалось высоким уровнем. Определенная часть издателей понимала «свободу печати» слишком буквально, заботясь, в первую очередь, об увеличении собственного капитала. Однако издательские общества «Час», «Вернигора» и некоторые другие заботились о полиграфическом качестве своих книг, а издания «Друкаря» даже отличались «очень красивыми виньетками Нарбута».

Распространение своих книг украинские издательства осуществляли преимущественно через сеть собственных магазинов. Образовалась даже своеобразная сеть таких центров, в которые вошли книжные магазины «Друкаря», «Часу», «Криниці», «Вернигори». В частности, издательство «Час» в 1918 г. имело более 70 книжных магазинов по всем губерниям Украины.

Следует отметить, что ведущие украинские издательства, которые уже накопили определенный капитал, не ограничивались сугубо издательской деятельностью, они также поддерживали важные культурно-образовательные мероприятия. Так, например, издательское «Товариство «Час» в Києві» в октябре в 1918 г. выступило инициатором образования «Фонда украинских издательств при Каменец-Подольском украинском государственном университете». На торжествах по случаю его открытия издатели (В. Королив-Старый) вручили его ректору проф. И. Огиенко поздравительный адрес и 35 тыс. руб. для основания фонда поощрения в области историко-филологических наук.

В целом, украинское книгоиздание во времена Гетманата постепенно набирало темпы. Это стало следствием тех демократических процессов в издательском деле, которые были основаны Украинской Центральной Радой или по инициативе общественности за время ее существования: организация издательских центров разного типа, освобождение от притеснений цензуры, формирование авторской и читательской среды. В 1918 г. были зарегистрированы 104 издательства, которые появились на всей территории Украины, то есть во времена УЦР и Гетманата появилось около 90 издательских учреждений.

Успехи П. Скоропадского были бы значительно весомее, если бы, с одной стороны, патриоты Украины не ставили партийные интересы выше национальных интересов и сознательно не бойкотировали проукраинские действия гетмана. Например, руководство Украинского государства пригласило на должность вновь создаваемой Академии наук непримиримого противника гетмана Михаила Грушевского. И только после его отказа пригласило на эту должность В. И. Вернадского, который, хотя в целом и благосклонно относился к Украине, но очень сомневался в возможности ее духовного возрождения.

В связи с этим показательной является дневниковая запись И. Огиенко от июля 1918 года: «Ректоры И. Огиенко и Ф. Сушицкий на доверочной двухчасовой аудиенции докладывают гетману о большом неудовлетворении украинского гражданства из-за «антиукраинской» гетманской политики. Гетман долго и обстоятельно выясняет, как его бойкотируют украинские партии, не желая идти на ответственную работу, из-за чего Украинское государство заметно обессилено, так как провинциальная жизнь не настроена соответственно» (Огиенко И. (митрополит Илларион) Спасение Украины. — К., 2006. — С. 96).

С другой стороны, и сам гетман не был последовательным в своей политике. В частности, внедрение гетманской властью цензуры, закрытие отдельных издательств и реквизиция типографий, ограничение прав земств в финансировании печатания учебников и тому подобное привело к торможению книгоиздательского процесса в Украине. Иначе и не могло быть: постоянное балансирование между внешними проимперскими и внутренними национально-патриотическими силами и постоянная оглядка на фактически оккупационные немецко-австрийские войска не могли привести к другим последствиям. В ноябре 1918 г. в Германии произошла революция, и немецкие войска из Украины поспешили на родину. Оставшись в одиночестве, П. Скоропадский своим универсалом извещает о создании федерации с Россией, что ускорило падение Гетманата 14 декабря 1918 года.

На смену Гетманскому государству пришла Директория — вторая разновидность центрального органа власти Украинской Народной Республики, при которой представители политических (социалистических) партий накануне свержения Гетманата постановили, что наивысшая власть принадлежит Директории из пяти человек во главе с В. Винниченко.

У руководства республики не было единства ни по политическим, ни по социальным проблемам, хотя оно хотело удовлетворить все требования «трудящихся масс». Большинство во главе с В. Винниченко стояли за союз с большевиками против Антанты, другая часть, возглавляемая С. Петлюрой, была за общие действия Директории с Антантой против большевиков.

Украина была окружена врагами со всех сторон. Сразу после падения Гетманата активизировалось движение советских войск в сторону Украины. На юго-восточной границе наращивались российские антибольшевистские силы под командованием генерала Деникина. Зажатая между двумя мощными силами — Антантой с юга и большевиками с севера — Украина не имела сил для борьбы. Наскоро собранное войско для свержения Гетманата так же быстро разбегалось по домам, чтобы на местах делить власть и обещанную землю.

Большевистские войска шли на Украину без объявления войны. Директория была неспособна объединить украинские силы. Поэтому 2 февраля 1919 года она оставила Киев, который немедленно заняли большевики. В дальнейшем ей оставалось лишь под давлением вражеских войск перемещаться городами Украины, пока территория УНР не была полностью оккупирована большевиками.

Из вышеизложенного, думаем, становится понятным, что Директория не имела никаких возможностей, чтобы целенаправленно и в полном объеме уделить надлежащее внимание книгоиздательскому делу. Ведь основное внимание было сосредоточено на борьбе как с внутренними врагами, так и с внешними — Белой армией генерала Деникина и англо-французскими войсками, которые высадились в Одессе.

Однако даже в таких сложных и неоднозначных условиях Директория находила возможности, чтобы поддержать украинское книгопечатание. 25 декабря в 1918 г. Директория УНР «во взаимопонимании с организованным гражданством и политическими партиями» предложила должность министра образования организатору и ректору Каменец-Подольского украинского государственного университета профессору И. Огиенко, что имело важное значение для организации и развития украинского издательского дела. Одно за одним за подписью министра выходят постановления и распоряжения: об украинизации средних школ, об открытии новых украинских гимназий, о повышении зарплаты учителям народных школ, об обязательном всеобщем образовании, о помощи украинским общеобразовательным издательствам.

Образованию национальной информационной среды средствами печати способствовало также основание в начале января 1919 г. Министерства прессы и пропаганды, главным заданием которого было «помогать всеми моральными и материальными средствами активнейшему развитию публицистически-литературному творчеству и укреплению среди украинского народа национально-культурного и политического сознания через распространение для широких слоев населения журналов, периодических и непериодических изданий, книг и других форм печатной продукции».

В структуре Министерства был департамент прессы и печати. С его подачи 24 января 1919 года глава Директории УНР В. Винниченко утвердил принятый правительством и подписанный министром народного образования профессором И. Огиенко «Закон об образовании Главной книжной палаты в Киеве», согласно которому в Украине впервые создавалось специальное государственное учреждение «для регистрации, — как говорилось в законе, — всей печатной продукции в Украине, научного ее систематизирования и для обмена книгами с другими книжными учреждениями».

Примечательно, что В. Винниченко, не будучи уверенным в исполнении данного закона административным путем, так как со стороны Дарницы советские «освободители» Муравьева уже обстреливали Киев, обратился через прессу «К сознательным гражданам Украины». О наших действиях в эти бурные годы, писал он, будут судить наши потомки. Чтобы их суд был справедливым, нужно сохранить весь печатный материал нашей эпохи, посылая его в недавно созданную Книжную палату.

Однако Главной книжной палате не пришлось действовать в условиях независимости. В начале февраля 1919 года большевистские войска захватили Киев, и Палата перешла под контроль советской власти. Нарком образования В. Затонский, помня ленинские установки изображать себя «освободителями» украинского народа от «буржуазных националистов», своим приказом № 4 от 11 февраля 1919 г. отметил, что «все ассигнования и намеченные выдачи по Министерству народного образования, утвержденные предыдущим правительством (то есть правительством Директории!), оставлены в силе и подлежат выполнению».

Крайне важной и безотлагательной задачей, которая предстала перед Министерством прессы и пропаганды, было издание учебников для всех типов школ Украины. Этим же было озабочено и упомянутое выше издательство Всеувито, которое наиболее остро чувствовало потребность в учебниках на родном языке. Поэтому его правление в январе 1919 г. обратилось к Директории УНР с просьбой открыть долгосрочный кредит на сумму 3 млн. руб. на издание книг (тиражом 1 млн. 725 тыс. экз. на сумму более 5 млн. руб.) на следующий 1919 — 1920 учебный год.

Созванный 23—28 января 1919 г. Конгресс трудового народа, который выразил доверие Директории, способствовал также организации украинского издательского дела. В частности, в его шести комиссиях было создано Культурно-просветительскую комиссию, которая была наделена законодательными и контролирующими функциями в сфере книгоиздательского дела. Комиссия проработала лишь полтора месяца. Но и за это короткое время она немало сделала для улучшения книгоиздания и книгораспространения. В частности, с ее подачи правительство выделило Министерству народного образования 10 млн. грн. на издание учебников, другой учебной литературы, а также книг для школьных, массовых и общественных библиотек, которые осуществляли национальное дошкольное, школьное и внешкольное образование. Получило также одноразовое пособие в размере 50 тыс. грн. «Благотворительное общество издания общеполезных и дешевых книг».

Напряженная и сложная военно-политическая ситуация в Украине вынуждала Министерство народного образования принимать разные меры для улучшения книгообеспечения украинской школы. Для этого при нем был создан Департамент государственного издательства школьных книг и приборов, который должен был «принимать все возможные меры для обеспечения всех типов школ и общеобразовательных заведений школьными учебниками, приборами, словарями, картами, распечатками; собирать все школьные книги и выдавать их; учреждать филиалы типографий, книжные хранилищаыв».

Трудное финансовое положение большинства издательств и издательских обществ, которые были организованы на скромные средства украинских демократических сил, не давало им возможности содействовать налаживанию национального книгоиздания. Поэтому они обратились к Директории с просьбой выделить им долгосрочные и краткосрочные ссуды и субсидии. Директория, ввиду действительного затруднения издательских центров, приняла 24 февраля 1919 г. Постановление Совета народных министров о выделении для Управления прессы и информации со средств казначейства 62 млн. 300 тыс. грн. для предоставления помощи украинским издательским организациям: на долгосрочные займы — 54 млн. 700 тыс. грн., на краткосрочные — 5 млн. 600 тыс. грн., на одноразовую безвозвратную помощь — 2 млн. грн.

Нет сомнения, что эта финансовая поддержка способствовала активизации украинского книгоиздания. Однако в условиях постоянной экономической и военной нестабильности трудно было рассчитывать на его существенное улучшение. А потребность в украинском печатном слове была настолько большой, что Министерство прессы и пропаганды с 1 сентября по 26 октября 1919 г. снова оказало долгосрочную помощь в размере 24,4 млн. грн. десяти издательским обществам. В январе 1920 г., согласно распоряжению министра народного образования И. Огиенко, снова была предоставлена ссуда 14 издательствам на общую сумму 23,6 млн. грн.

Особенно серьезное испытание для украинской власти пришло с захватом большей части территории Украины Добровольческой армией генерала Деникина. 31 августа 1919 года деникинцы, ярые монархисты и шовинисты, захватили Киев. Сразу же все украинские учреждения были ликвидированы, украинские школы, университет, Главная книжная палата, Академия наук — закрыты. Название «Украина» запрещено и заменено на «Юг России» или «Малороссия».

Особенно тяжело пришлось украинским культурным и научным центрам. В первую очередь, Украинской академии наук, которая была, как указывалось в ее «Звідомленнях», для оккупантов «однією з найненавидніших твердинь ненавидної для них української культури». Даже невинная ее вывеска с надписью на церковно-славянском языке была ликвидирована ночью.

Следовательно, получив значительную помощь от государств Антанты на борьбу с большевиками, Деникин взялся за истребление первых побегов украинской независимости. Борьба против украинской самостоятельности для монархистов-шовинистов оказалась важнее, чем борьба с большевизмом.

Подводя итоги деятельности Директории УНР в деле налаживания и развития украинского издательского дела, следует отметить, что она, несмотря на крайне неблагоприятные военно-политические условия, делала все зависящее от нее, чтобы украинская книга не была окончательно вырвана из рук украинского народа и оставалась его важным средством образования и воспитания.

Во всяком случае, она делала намного больше, чем делает нынешняя власть на 21-м году так называемой независимости Украины.

Николай НИЗОВОЙ, Харьков
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ