Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Уроки Петра Григоренко

В условиях российской агрессии против Украины, аннексии Крыма и попытки отторгнуть часть восточных областей его гражданская позиция могла бы служить прекрасным примером всем украинцам
21 октября, 2014 - 09:32
МУСТАФА ДЖЕМИЛЕВ И АНДРЕЙ ГРИГОРЕНКО ВОЗЛЕ ПАМЯТНИКА ПЕТРУ ГРИГОРЕНКО В СИМФЕРОПОЛЕ, 2007 ГОД. СПУСТЯ СЕМЬ ЛЕТ ОККУПАЦИОННЫЕ ВЛАСТИ ЗАПРЕТИЛИ ЛИДЕРУ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА ВЪЕЗД В КРЫМ, МНОГИЕ ЖИТЕЛИ ПОЛУОСТРОВА ПОДВЕРГАЮТСЯ УГРОЗАМ И РЕПРЕССИЯМ. АКЦИЯ ПОЧТЕНИЯ ПАМЯТИ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПРАВОЗАЩИТНИКА НЕ ПРОВОДИЛАСЬ / ФОТО РУСЛАНА ПЕТРИЧЕНКО

Петр Григоренко, один из наиболее широко известных украинцев второй половины XX века, родился в семье крестьянина. Отец Петра, Георгий (Григорий) Григоренко, никогда не принадлежал к Коммунистической партии, но, тем не менеe, был энтузиастом сельской кооперации. Его же три сына и дочь были членами Коммунистической партии. Большевитские репрессии не обошли семью. Как и большинство украинских крестьян, Григоренко пережили и кровавую коллективизацию, и Голодомор. Старший брат Петра был репрессирован, невзирая на заслуги красного партизана и ветерана как Гражданской так и Второй мировой войн.

Юный Петр становится одним из организаторов комсомольской ячейки в родном селе. Позднее он планирует построить карьеру индустриального рабочего и получить образование в стремлении стать инженером-мостостроителем. Однако его гражданская карьера была прервана мобилизацией студентов университета в военно-инженерную академию. Так Петр стал кадровым армейским офицером, ветераном Второй мировой войны и орденоносцем, был дважды серьезно ранен и тяжело контужен. Раздробленный в результате ранения голеностопный сустав оставил след на всю его жизнь.

Послевоенный период жизни принес фронтовому офицеру новый жизненный поворот — Петр Григоренко становится преподователем, а позднее — профессором и заведующим кафедрой в военной академии.

Казалось бы, что успешная научная карьера, высокая заработная плата, десятки опубликованных научных работ должны были бы полностью удовлетворить генерала, но... За стенами научных кабинетов и комфортабельной жизни была жизнь ординарных людей, и эта жизнь нет-нет а врывалась в безоблачный мир Петра Григоренко.

Например. Генерал хочет взять на возглавляемую им кафедру талантливого офицера, а eму отдел кадров говорит «нельзя». «Почему?» — удивляется Петро и в ответ слышит: — «Так ведь он еврей!» Так неожиданно для себя Григоренко открывает, что якобы интернациональнoe государство практикует государственный антисемитизм. Супруги Григоренко никогда не делили людей по этническому или религиозному признаку, но государство «рабочих и крестьян» не только делило, но и подвергало меньшинства дискриминации, а порой и открытого геноцида, как в случае крымскотатрского и тринадцати других малых народов империи.

Разумеется, случай с офицером не был единственным фактом беззакония и цинизма. Память возвращала Петра Григоренко к другим случаям несправедливости, и, возможно, душа его дошла до критической точки, когда 7 сентября 1961 года генерал выступил на партийной конференции с речью, ставшей вехой к общественному пробуждению советского общества и всполошившей коммунистический истеблишмент.

Годами позже появилась спекуляция, что если бы власти спустили весь инцидент на тормозах, а не обрушили нa смельчака весь аппарат подавления, то Григоренко продолжал бы спокойно научную карьеру и не превратился бы в лидера Правозащитного движения в СССР. Автору этих строк такое развитие событий представляется сомнительным. Позволю себе привести просторную цитату из выступления Леонида Плюща на Григоренковских слушаниях в Научном обществе имени Тараса Шевченко в Нью Йорке:

«В своих «Воспоминаниях» Григоренко часто вспоминает, как со своим другом, сыном священника, мечтал стать мостостроителем. Не довелось.

Друг выбрал мученическую профессию священника, ведь пришло время спасать души. Григоренко тоже пошел по другому пути, точнее — путями, которые в конце концов привели его к пути, избранного другом. Спасая собственную душу, Григоренко вошел в движение, которое возрождало в тоталитарных условиях ответственную моральную личность.

Логично, что на данном пути он в конечном итоге вернулся к христианству. Но в другой, символической, плоскости Григоренко осуществил и мечту о строительстве мостов. Мостом стала не только правозащитная борьба, но и путь к самостоятельной Украине. И этот труд начался тогда, когда Григоренко соединил движение крымских татар с правозащитным, что увеличило силы как правозащиты, так и крымскотатарского национального движения. Правозащита вывела национальную проблему крымских татар сначала на всесоюзную, а потом и мировую арену. Для самого Григоренко эта связь стала мостом к украинскому национальному движению».

Мне представляется, что Леонид, знавший генерала не по наслышке, метко подметил черту генерала додумывать все до конца и не останавливаться на полпути.

Выступление Григоренко в 1961 году было первым его шагом открытого вызова коммунистическому тоталитаризму. Двумя годами позже Петр возглавил подпольную организацию «Союз борьбы за возрождение ленинизма». Организация вскоре была разгромлена секретной службой КГБ, а самого генерала объявили сумасшедшим и, вопреки закону и элементарной логике, разжаловали в рядовые.

Освободился генерал весной 1965 года. За время заключения он многое переосмыслил и начал искать соратников, готовых на открытую конфронтацию с режимом. Популярности Петра Григоренко в значительной степени поспособствовала его брошюра о начальном периоде советско-германского столкновения во Второй мировой войне, где генерал доказательно показал несостоятельность советского мифа об этом периоде войны.

1965 год стал также годом серьезного изменения в общественной жизни коммунистической диктатуры. Конец же года, а точнее 5 декабря, стало днем рождения Правозащитного движения в СССР. В этот день небольшая группа людей вышла на мирную демонстрацию на площади Пушкина в Москве и потребовала выполнения существующих законов. Лозунг демонстрации, ставший лейтмотивом этого движения, принадлежал Александру Есенину-Вольпину. Демонстрантов, среди которых были Петр и Андрей Григоренко, было совсем немного, но они изменили психологическую обстановку в стране, и впервые в истории Российской империи поставили правовые, конституционные, принципы вo главу угла.

Многое может быть сказано об истории Правозащитного движения, но данная статья не ставит перед собой такую задачу. Не станем мы перечислять всего, что сделал генерал Григоренко для этого движения. Отметим лишь важнейшие, по мнению автора, вехи на пути гражданского служения Петра Григоренко.

Как уже отмечалось выше, разоблачение генералом коммунистического мифа об истории Второй мировой войны и роли СССР в ее подготовке имело и продолжает иметь революционное значение для осознания прошлого, равно как и значение этого прошлого на настоящее и будущее.

Несколько общественных выступлений Петра Григоренко представляют собой ключевые события в эволюции борьбы за человеческое достоинство и гражданскую свободу. К таким выступлениям следует отнести выступление на партконференции в 1961 году, участие в демонстрации 5 декабря 1965 года, специальная роль в движении крымских татар, речь на похоронах писателя Алексея Костерина, выступление перед представителями крымскотатрского народа на чествовании того же Костерина с изложением программы ненасильственных действий, протест против вторжения СССР с сателлитами в Чехословакию, поднятие проблеммы дискриминации этнических и религиозных меньшинств, активное участие в создании и работе Московской и Украинской Хельсинских групп, а также комисии по расследованию злоупотреблений психиатрии.

Изгнание из СССР и лишение гражданства не заглушили голос Григоренко. Ему, как, пожалуй, никому из советских эмигрантов, удавалось получать доступ в высокие кабинеты мировых правительств. Его публицистика широко публиковалась в органах международной и эмигрантской печати, его интервью транслировались по радио и телевидению. BBC создало два полнометражных фильма о судьбе Петра Григоренко. Еще при жизни были опубликованы на разных языках несколько его книг, а книга воспоминаний «В подполье можно встретить только крыс» стала бестселлером во многих западных странах.

Оказавшись в эмиграции, Петро Григоренко учредил заграничное представительство Украинской Хельсинской группы. Следует заметить, что появление Петра Григоренко на Западе и его твердая украинская патриотическая позиция сыграли бесценную роль в разрушении антиукраинского мифа, культивированого российской и советской пропагандой в течение многих десятилетий. Более того, представительство Украинской Хельсинской группы стало своего рода посольством независимой Украины задолго до фактической независимости его Родины.

Не забывал Григоренко и судьбу крымскотатарского народа. В частности на одной из конференций по правам человека представителю крымских татар не отвели время на выступление, и тогда генерал отказался от предоставленного ему времени в пользу крымскотатрского представителя.

Следует заметить, что Петр Григоренко и в эмиграции продолжал выступать за законные права всех этнических и религиозных меньшинств, что порой приводило к конфликту с ультра-патриотической частью украинской диаспоры. Тем не менее, генерал до конца своих дней придерживался твердой позиции, что истинный украинский патриот должен помнить не только о судьбе этнических украинцев, но и никогда не забывать о страданиях соседа. Он твердо знал, что если сегодня пришли за евреями или крымскими татарами, то завтра придут и за украинцами. Возможно, что в условиях российской агрессии против Украины, аннексии Крыма и попытке отторгнуть от Украины частъ восточных областей, Григоренковская гражданская позиция могла бы служить замечательным примером для всех украинских граждан.

Петр Григоренко не дожил до того дня, когда его Родина стала, наконец, независимой. Не дожил он и до момента демократического возрождения своей страны. Не пришлось ему дожить и до сегодняшней борьбы украинского народа против российской агрессии и отстаивания своей независимости с оружием в руках. Не пришлось ему переживать вторую российскую аннексию Крыма и повторение крымскотатрской трагедии и новой попытки окупационных властей стереть этот народ с лица Земли. Но покойный генерал был неисправимым оптимистом, и придет тот день, когда последний агрессор будет изгнан из Украины, а в Севастополе больше не будет базы Военно-Морского флота России.


1В Украине готовится к выходу из печати сборник воспоминаний современников Петра Григоренко под названием «Человек, который не мог молчать». Составитель и редактор сборника Андрей Григоренко.

Андрей ГРИГОРЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ