Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

В зеркалах времен

«Амосов. Столетие» — такая условная формула полнометражного документального фильма, призванного воплотить образ выдающегося новатора-хирурга, талантливого писателя, фундатора биокибернетики
31 мая, 2013 - 11:49
АРХАНГЕЛЬСК. РАЙОН СУЛЬФАТ, ГДЕ ЖИЛ АМОСОВ
ОТМЕТКА О ПРИЗЫВЕ АМОСОВА НА ВОЙНУ

Творческая группа режиссера Сергея Лысенко планирует завершить работу над фильмом к декабрю нынешнего года, когда будет отмечаться вековой юбилей Николая Амосова. Дата внесена в календарь ЮНЕСКО.

Сергей Лысенко, воспитанник Днепропетровского университета и института имени Карпенко-Карого, принадлежит к молодой генерации украинского кинематографа, но у него уже пять фильмов — три документальных и два — игровых. Цикл его исканий, их оригинальность и стали прологом нового замысла. Познакомившись с ними, Екатерина Николаевна Амосова позвонила Сергею Олеговичу с просьбой встретиться, чтобы обсудить контуры возможного сотрудничества. Фильм о Николае Михайловиче, хотя это не первое отображение его пути, она хотела бы явить миру в совершенно свежем решении. Их видение основ такой правдивой хроники, а по сути, притчи двадцатого века, органично сомкнулось, и кодом стала предложенная режиссером смысловая нить будущей картины: события — время — вечность. Ведь сам феномен академика Амосова, российского подвижника, ставшего гордостью и символом украинской кардиохирургии, фактически отвечает таким огням его необыкновенной судьбы. Полотно, сопряженное с использованием раритетных источников из видеохранилищ и большим диапазоном съемок в рамках готовящегося произведения, относится к весьма затратным проектам. Однако выполняется он целиком вне государственных ассигнований. Работу на паритетных условиях финансирует профессор Е.Амосова и творческий коллектив.

Недавно Сергей Лысенко, оператор фильма Андрей Лисецкий и другие энтузиасты их команды вернулись из первого кинопутешествия по вехам сценария. Стартовать с того, с чего начинал Николай Михайлович.

— Мы запечатлели объективом немало мест в Брянске, Москве, Череповце и Архангельске, записали концептуально важные интервью, — рассказывает Сергей Лысенко. — Путь из Киева на специальном вместительном авто с аппаратурой начался с Брянска, где хирург Амосов, в его дерзновенном радикализме легочных операций, собственно, и стал великим Амосовым. Тут, в послевоенном Брянске, он, в частности, трудился, руководя одним из хирургических отделений, наряду с А.Шалимовым и А.Малаховой, в областной больнице. Само это учреждение, нового типа, находится теперь в ином месте, а в примечательном для нас здании располагается городская детская больница. Разумеется, и оно выглядит несколько по-иному, чем в те годы, но знаком времени остается. Старожилы показали нам небольшой домик, буквально впритык с тылом больницы, в котором обитал молодой хирург. Особенно интересен был разговор с Анной Федоровной Иркаевой, бывшей операционной сестрой, с которой, над операционным столом, в течение более четырех лет трудился Николай Михайлович. Сейчас А.Иркаевой восемьдесят девять лет. По ее словам, Амосов буквально дневал и ночевал в клинике, отдыхая дома лишь короткие минуты. Иркаеву как помощницу выбрал сам, из больничного пополнения, ведь внедрялись на фоне традиционных вмешательств сложные напряженные операции на легких, и нужны были дополнительные надежные руки и терпение на долгие часы. Иркаева оказалась как раз таким работником.

— Как областной хирург Амосов, конечно же, не раз вылетал в районы Брянщины для срочных операций. И одному из наших собеседников, тогда санитару на районе, — продолжает Лысенко, — запомнился такой эпизод. Прилетев, Николай Михайлович немедленно приступил к операции, и вдруг погас свет. Амосов ни на минуту не остановился и при свете фонариков успешно завершил спасительную работу...

В Брянске Николая Михайловича глубоко чтят, в музее новой областной больницы он трогательно представлен. Между прочим, показали нам и экспонирующуюся тут фотографию коллеги Амосова, сообщившему ему, уже в Киев, в зловещем пятьдесят третьем, что в Брянске на него копают обвинения по пресловутому «делу врачей» — мол, гробил больных при легочных операциях, тогда как на самом деле — вырывал из лап смерти...

— Дальнейшей точкой заранее обусловленных встреч стала Москва, — продолжает С.Лысенко. — Очень интересным оказался разговор с Радой Никитичной Аджутей, продолжительное время являвшейся заместителем главного редактора журнала «Наука и жизнь». Именно этот журнал публикациями повести «Мысли и сердце», а затем другими произведениями Николая Михайловича, с его миллионными тиражами, принесли амосовскому перу легендарную известность. Проникновенные слова об Амосове как талантливом и мужественном зачинателе кардиохирургии нашел в беседе с ним директор знаменитого института имени А.Н. Бакулева академик Лео Бокерия: минуты перед камерой в этом институте станут, в смысловом движении фильма, в его философии также в чем-то стержневыми.

В Институте имени Н.В.    Склифосовского все теперь выглядит совсем иначе, чем в средине сороковых. Кое-что удалось все же снять. Между прочим, сохранился десятиминутный фильм известного хирурга С.С. Юдина, где он демонстрирует свой метод при ранении коленного сустава. Конечно же, живое напоминание о Юдине, этом колоссе хирургии, с благоговения которого Амосов и попал в «Склифосовку», для нас находка.

— Очевидно, какой-то эмоциональной сердцевиной в увиденном и отснятом в поездке стал все же Череповец?

— Да, вы правы, в этом старинном живописном городе Николай Михайлович входил в реку жизни дважды: здесь, после четырех классов начальной школы в родном Ольхово, он продолжил школьную учебу, а потом учебу в электромеханическом техникуме. И сюда, в начале сороковых, вернулся уже врачом, стал хирургом. Предваряя ваш закономерный вопрос, побывали ли мы в Ольхово, отвечу: село покоится на дне Рыбинского моря... И первые амосовские факты бытия, образ его мамы, героической сельской фельдшера-акушерки, мы воссоздавали лишь по отдельным фотосвидетельствам. Зато Череповец и мотивационно, и по отснятому материалу для нашего замысла дал немало. Амосова тут хорошо помнят и в музейном отображении, и в старой его школе, и в техникуме, и в больнице... Нашли мы дом, где, уже будучи врачом, Николай Михайлович проживал. На первом этаже была его комната, а на втором он преподавал хирургию и иные предметы в расположенном здесь фельдшерском училище...

Гордятся Амосовым и в Архангельске. В кадрах появится, разумеется, и его мединститут (тут к слову, многие нам говорили, что будут рады, если эти амосовские медицинские пенаты получат, скажем, к его столетию его имя), и электростанция, где Николай Михайлович трудился после техникума. Любопытнейший штрих — и об Амосове, и об эпохе! По документам, с которыми довелось ознакомиться, неожиданно стало ясным: паспорт Николай Михайлович получил, уже будучи студентом кадрового института. А до этого оставался, как и все выходцы из сельской местности, по сути дела, советским «крепостным»...

— Итак, ваши версты оказались не напрасными...

— Они, помимо сюжетных линий, дадут и исторический фон, его достоверность. К этой стороне работы у нас вообще особый подход: подлинность эпохи, в которую погрузился зритель, встанет как бы воочию: в киноархиве в Красногорске под Москвой такую необходимую киноретроспективу, просмотрев уйму материалов, мы разыскали и приобрели...

— Напряженная работа предстоит, конечно же, и в Киеве?

— Надеемся, что нечто сокровенное и неповторимое о нашем герое в фильме скажет Борис Евгеньевич Патон, предварительно согласившийся на участие в нем. Важны диалоги с учениками и соратниками Николая Михайловича в институте сердечнососудистой хирургии, носящей его имя, начиная со встречи с директором института, преемником Амосова академиком Геннадием Васильевичем Кнышовым. Намечены и съемки в Старом Крыме, в санатории, где Николай Михайлович, а затем его ученица Прасковья Хрисанфовна Собко также внедряли хирургическое лечение при кавернозном легочном туберкулезе.

— Подлинность атмосферы должна, наверное, стать одной из изюминок фильма?

— В этом одна из сверхзадач. Но будут представлены и документы разного плана об амосовском марафоне. К примеру, копия его диплома об окончании заочного индустриального института в Москве. Дипломная работа, как известно, состояла в проекте самолета с паросиловой установкой...

Поведать достойно в полуторачасовой ленте нужно многое, но так, чтобы она воспринималась как цельное мгновение и даже откровение, где каждый в чем-то увидит и себя... Но в отведенные сроки постараемся уложиться, заключает Сергей Лысенко. Фильм, в двух вариантах, будет озвучен на украинском и русском языках. Интерес к нему довольно велик, включая и телевизионные кампании. И еще кардинальный момент: материалы работы, а это один из ее долговременных ориентиров, дадут, очевидно, возможность создать интернет-ресурс, касающийся дела жизни нашего героя, включая и виртуальный амосовский музей. Здесь само время будет вновь говорить с нами.

Юрий ВИЛЕНСКИЙ, фото предоставлены автора
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments