Два крыла, которыми возвышается человеческий дух в бескрайние просторы, - это вера и наука.
Иосиф Слепой, украинский церковный деятель, предстоятель Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Владимир ЗАГОРИЙ: «Перед языком все равны!»

Конкурс имени Петра Яцыка и политический контекст
16 мая, 2019 - 10:54
ФОТО С САЙТА KET.STU.CN.UA

Это уже давно традиционные наши встречи с Владимиром Загорием. При случае уточню: он — доктор фармацевтических наук, профессор, заведующий кафедрой промышленной, клинической фармации и клинической фармакологии НМАПО имени П. Л. Шупика, глава Наблюдательного Совета фармацевтической фирмы «Дарница», президент Лиги украинских меценатов. Ни разу мы не говорили с ним о фармацевтике и производственных проблемах предприятия или о его заботах и обязанностях в медицинской академии последипломного образования имени П.Л. Шупика. И в начале каждого языкового конкурса и после завершения его шла речь об этом сюжете: как популярный и престижный языковой марафон распространяется в Украине и в мировой украинской диаспоре. С какими проблемами сталкиваются его организаторы. А также при случае приходилось объяснять мотивы возникновения именно такого конкурса и объяснять, почему его с готовностью восприняли и приняли в Украине и в странах, где проживают украинцы.

Пользуясь случаем, еще раз объясню, что после того, как дочь выдающегося мецената Петра Яцыка Надежда отказалась поддерживать любимое детище своего отца (конкурс был идеей Петра Яцыка, и меценат очень гордился им) и Фонд Петра Яцыка полностью прекратил финансировать проект, роль главного мецената языкового марафона полностью перешла к фармацевтической фирме «Дарница». И вот уже 12 лет подряд это предприятие не отказывается от такой роли. Подобный проект — действительно очень затратный. Здесь не только административные расходы, но и многочисленные серьезные средства для выплаты премий победителям и призерам среди школьников, студентов, учеников из заведений профтехобразования и представителей учебных заведений Министерства обороны.

Мне не хотелось повторять Загорию уже традиционные вопросы (кто, где, сколько...); все это уже детально отражено в социальных сетях и печатных СМИ. Я решила поговорить об этом патриотическом проекте в условиях, кажется, наименее благоприятных для него: война, напряженная социальная атмосфера в обществе из-за президентской гонки, сами президентские выборы, связанные с ними психологические противостояния и разочарования, в итоге — заметный даже невооруженным глазом кризис образовательного процесса в Украине.

— Владимир Антонович, мы с вами имели десятки интервью на протяжении этих двадцати лет. Кажется, переговорено обо всем. Но в настоящее время сама собой вынырнула тема: конкурс имени Яцыка и политический контекст, который не может не повлиять на патриотический языковой марафон.

— Конечно, такие турбулентные ситуации в обществе имеют влияние (не скажу, что наилучшее) на все сферы жизни. Так, информационная война, которой сопровождалась президентская гонка, не только отбрасывала тему патриотического языкового турнира далеко на маргинес общественного внимания. К тому же, когда общество безнадежно тонуло в наводнении грязи, инсинуаций, клеветы и почти нецензурщины, трудно объяснять детям, что государственный язык — это святыня, это мерило гражданской зрелости, это — основа патриотизма. Ведь, как писал известный российский классик, «смешались в кучу кони, люди...». И такое тотальное смятение, как вредная радиация, распространяется и в школьные классы. Это превращается в существование в токсичной среде. Ведь легко представить, что учителя между собой, но при детях, говорят наихудшие слова о нелюбимых им кандидатах в президенты, высыпают, словно мусор, горы компроматов на них. Без наблюдений каких-либо социологов и психологов скажу вам: это позорно для нашего общества, и нет оправдания нам, взрослым, за всю эту вакханалию, которая не только влечет общественную деградацию, расшатывает моральные фундаменты общества, угрожает национальной безопасности государства, а также растлевает юные души.

Любой успех общества — это сумма коллективных усилий индивидов, умноженная на интеллектуальную энергию элиты и патриотизм и социальную солидарность населения. А для того, чтобы этого достичь, нужно сотни таких важных проектов, как, скажем, наш конкурс, нужно все то, что интеллектуализирует общество, воспитывает в нем патриотический дух и подчеркивает важные приоритеты. Элита — а тем более именно патриотическая — не появляется на пустом месте. Ее лелеют и воспитывают разными методами. И наш конкурс, по моему глубокому убеждению, — не единственный, а один из многих (которых я, к сожалению, не вижу)

Да, за 19 лет существования конкурса имени Петра Яцыка мы много коллизионного «проходили». Это и Помаранчевая революция, когда перепуганное Минобразования  отодвигало открытие очередного конкурса, боясь, что он может политизироваться, и доотодвигалось аж до самого Майдана. И когда наша бригада в Запорожье открывала престижный языковой марафон, то областной театр, где происходило это торжественное действо, которое проводила исполнительная дирекция Лиги украинских меценатов, буквально пикетировали помаранчевый и бело-голубой Майданы. И вопреки нашим намерениям это событие приобрело политический резонанс. Так как если конкурс по украинскому языку, то это же значит: за Украину, следовательно, против антиукраинства.

Несколько раз конкурсы происходили и во время парламентских — очередных и внеочередных — выборов. И это также вносило психологическое напряжение и влекло всякие коллизии в организационных моментах конкурса, но в целом вы правы: такой степени турбулентности, как в настоящее время, еще не было.

— Знаю, что конкурс имени Яцыка неоднократно пытались использовать в своих интересах разные политические силы.

— Да, мы постоянно отбывались от нескольких политических партий, которые навязывали нам свои премии (чтобы это звучало так: «премией партии такой-то награждается»), но мы категорически стояли и стоим на своем: наш конкурс, как и образование в целом, департизирован и деполитизирован. Партийные интересы и политические страсти не должны переступать школьный порог. Как-то даже пришлось попросить со сцены функционеров одной из партий, которые вышли на нее, чтобы от имени этой партии одарить конкурсантов сборником произведений Ивана Франко, который эта партия издала.

— Но часто в театре при закрытии или открытии конкурсов мы видим на сцене известных политиков...

— Мне никто не возразит в том, что каждый гражданин Украины, согласно ее Конституции, имеет одинаковые права на все, что является Украиной. А следовательно, и на язык. Перед ним все равны, и он — общая собственность всего украинского народа. И если политики Х или Y хотят принять участие в нашем действе только как граждане, без партийной риторики и без любой политической демагогии, то пожалуйста, выходите на сцену, скажите какие-то умные вещи детям, вручите им от себя какие-то ценные подарки. Не жадничайте, установите свои денежные премии для этих золотых детей. Это будет вашей патриотической инвестицией в будущее Украины. Потому у нас бывают во время закрытия конкурса в столичном театре им. Франко и такие сюжеты, когда на сцену друг за другом поднимаются представители разных — иногда резкоантагонистичных — политических сил. Пусть государственный язык способствует если не их примирению между собой, то хотя бы национальному компромиссу. Это также очень важно в нашем взбудораженном политическом море.

— Часто раздаются скептические голоса, что этот конкурс в условиях гуманитарной катастрофы в Украине, нежелании власти исповедовать национальные приоритеты — это как поливание песка в Сахаре...

— Скептикам легче всего. Они ничего не делают, ни за что не отвечают и ни во что не верят. Но мы зачем-то родились на этой земле. Здесь наши родные могилы и здесь нам жить. И жить желательно по-человечески. Так, как, например, в Германии, Франции, Италии или Польше. И мы все должны делать для того, чтобы не быть позором перед всем миром. Любой успех общества — это сумма коллективных усилий индивидов, умноженная на интеллектуальную энергию элиты и патриотизм и социальную солидарность населения. А для того, чтобы этого достичь, нужно сотни таких важных проектов, как, скажем, наш конкурс, нужно все то, что интеллектуализирует общество, воспитывает в нем патриотический дух и подчеркивает важные приоритеты. Элита — а тем более именно патриотическая — не появляется на пустом месте. Ее лелеют и воспитывают разными методами. И наш конкурс, по моему глубокому убеждению, — не единственный, а один из многих (которых я, к сожалению, не вижу).

Я свято убежден: любое дело из разряда таких, как, например, национальный подъем, экономический прорыв или революция, начинают, а иногда и вообще свершают лишь несколько тысяч пассионариев, которые становятся идейным ядром, той силой, за которой с энтузиазмом, поверив в них, идут сотни тысяч, а то и миллионы. Но такие пассионарии тоже не берутся на голом месте. Для появления их патриотическое воспитание тоже, бесспорно, имеет важное значение.

— Я длительное время была пресс-секретарем Лиги украинских меценатов, а следовательно, и летописцем конкурса. Хорошо помню, как его встретили без особого энтузиазма даже те, кто позиционировал себя сознательными и патриотическими индивидами. А об украинофобах (их было и есть немало), то уже и говорить нечего. Организаторам патриотического языкового марафона выпало очутиться между двух огней. В настоящее время же нападки с обеих сторон, кажется, умерились. Чем вы это объясняете?

— Знаю, что не всем это понравится, но скажу откровенно: наш патриотизм, к сожалению, часто носит анархический характер. Многим кажется важным только то, что именно он лично делает, а все остальные, по его оценке, — мелкое и несущественное. А тут мы, никого не спросив, вынырнули с таким амбициозным и широкомасштабным проектом. К тому же в нем закладываются немалые деньги. Одних раздражало, что меценаты эти деньги дали не на их проекты и что-то делают без их участия и совета. А у нас так много есть тех, кто придет к вам, когда вы при деле, станет над головой и поучает: «Это так не делается!» Вместо того, чтобы практически показать, как и что делается, берут на себя роль архиумных резонеров и поучителей. И когда ты не считаешься с их наставлениями, то воспринимают это как личную обиду. А еще же некоторые патриотические организации, которые разве что сотрясают воздух патриотическими призывами, а практически ничего не делают, и их коэффициент полезного действия почти равняется нулю, увидели в нашем проекте опасность для себя: это же намного заметнее станет то, что они только имитируют деятельность, а в действительности той деятельности нет. Патриотическая среда — также конкурентная среда. В ней тоже сталкиваются амбиции, часто люди меряются патриотизмом — у кого он больше. Это уже сегодня, когда наш конкурс, как будто караван через пустыню, идет и идет вперед, и когда он приобрел такую популярность и престижность, утихли страсти вокруг него, и с этой среды не слышны те многочисленные претензии и упреки, которые были вначале.

А относительно антиукраинских элементов и их отношения к языковому марафону, то здесь и объяснять излишне. Они много бы дали, чтобы этот проект провалился. Потому что он им — как кость в горле. Они вредили и дальше вредят нашему делу, прибегая к клевете и инсинуациям, но хорошую репутацию конкурса этим не покачнуть.

— Помню, сколько ажиотажей было вокруг размера денежных премий и корректности их распределения. Кажется, какие-то обиженные родители даже писали жалобы и президенту, и министру образования.

— Было и это. Чиновники из тогдашнего института инновационных технологий и содержания образования почему-то предусмотрели два русла прохождения конкурса. Первое — для украинских школ, а второе — для школ с негосударственными языками обучения. Абсолютный абсурд! Представим себе, подобное мероприятие происходит в США. И там отдельно тестируются на знание английского учебные заведения с английским языком преподавания и отдельно — с другими. Скажем, с испанским, немецким, польским и так далее. Так вот, представителям с негосударственными языками обучения требования, естественно, значительно ниже, но сумма денежного вознаграждения такая же. Наша исполнительная дирекция категорически против этого горе-ноу хау, отметив: перед государственным языком все равны, никакого послабления никому не будет. Все должны оцениваться по одинаковым критериям. Конечно же, это не понравилось некоторым чиновникам и тем родителям, чьи дети не могли на равных конкурировать с учениками украинских школ. Инцидент был исчерпан.

— Организаторы конкурса привлекли себе на помощь широкую общественность. Остались ли все из ваших сообщников и помощников с вами сегодня или кто-то, разочарованный или разуверенный в возможности улучшить языковую ситуацию, отошел?

— Остались с нами самые надежные и самые преданные национальной идее. Те, кто не искал здесь никакой личной выгоды. Все они составляют опекунский и наблюдательный советы конкурса. Не буду перечислять здесь этих несколько десятков имен, потому что боюсь кого-то забыть. А те, кто надеялся иметь от конкурса какую-то выгоду (были и ряд таких лиц), отошли. Одним словом, случилось, как и все бывает в жизни. Нам принципиально важно — и в этом я вижу символическое значение, что жюри языкового марафона возглавляет именно директор Института украинского языка НАНУ Павел Гриценко. Это знаково и авторитетно. Гриценко формирует себе «команду», привлекая туда и преподавателей вузов, и учителей-практиков. И что важно, каждый год каждая область делегирует в состав жюри своего представителя. В итоге есть много подробностей проведения конкурса, я не хочу на всех них останавливаться — это забрало бы здесь много места; кого все это интересует, отсылаю его на страницу «Международный конкурс по украинскому языку им. П.Яцыка» в «Фейсбуке». Там они могут получить ответы на все свои вопросы.

— 19-й вы начинали в Сумах. Известно ли уже, где будет начинаться 20-й конкурс?

— Планируем начинать его в столице Украины. Надеемся, что столичная власть поддержит эту идею.

Разговор вела Светлана Короненко
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ