Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

Зачем гражданскому обществу институт репутации

Объясняет руководительница общественной организации «Простор возможностей» Ирина Лоюк
29 августа, 2018 - 17:40
Ирина Лоюк

Без гражданского общества Украина вряд ли состоится как свободное, демократическое, европейское государство. Казалось бы, его зачатки — одно из немногих приобретений Евромайдана. Но, к сожалению, качество общественных организаций со временем начало демонстрировать те же «болезни», какими поражены другие институции, развитие организаций происходит не всегда цивилизованно. Эти мысли заставили нашу респондентку — руководительницу общественной организации «Простор возможностей» Ирину ЛОЮК — обратиться к опыту построения гражданского общества в развитых странах.

Ирина начала гражданскую деятельность в середине 2014 года, оставив карьеру в финансовом секторе, и, как и многие, стала волонтером. Оказывала бесплатную юридическую помощь участникам АТО и семьям погибших. В начале 2015 года выступила одним из основателей «Юридической сотни»,  однако покинула ее в конце 2016-го. За время гражданской активности выступила автором/соавтором нескольких законопроектов: о службе иностранцев в ВСУ, о защите государства от коллаборационистов, о реабилитации. Теперь совместно с партнерами из гражданской сети «Свои» внедряет в гражданский сектор адаптированные модели НГО, работающие на Западе.

ТРИ «КИТА» НГО

 — В чем цель созданной вами общественной организации?

— Внедрить этику в деятельность негосударственных организаций (НГО).

Чаще всего называют три «кита» деятельности НГО в цивилизованном обществе: открытость, прозрачность, ответственность. Открытость означает, что основная финансовая информация, структура управления, направления деятельности, перечень партнеров — все это является открытой информацией, доступной гражданскому контролю.

Прозрачность означает, что организация прозрачна в своих отношениях с государством, обществом, донорами, партнерами, бенефициарами (получателями помощи) и другими заинтересованными лицами.

Ответственность — это своеобразный знак равенства между делами и заявленными целями. Организация ответственна за доверие людей, доноров, партнеров. Ее решения и действия отражаются на репутации всего гражданского общества, неприемлемо использование доверия и ресурсов в личных целях.

 — Насколько нашему обществу близки эти принципы?

— В наших реалиях много примеров, когда, заявив о себе как о защитнике нуждающихся и объявив в качестве цели оказание помощи людям, лидер организации реализует скрытый мотив — например, пройти во власть. Помощь людям — не самоцель, а инструмент, при этом, интересы людей учитываются, когда это помогает достижению основной цели. А в противном случае, интересы попираются. Это злоупотребление доверием людей, а также доноров, передающих ресурсы именно для помощи людям.

Не стоит думать, что это плохо, когда гражданские активисты поддерживаются обществом и выдвигаются во власть. Плохо, когда власть — это самоцель активиста: тогда путь ее достижения «завален трупами» обманутых партнеров и бенефициаров. Намерения должны быть прозрачными. Именно этим и отличается развитое общество: поход во власть предусматривает объявление себя участником политического движения.

Еще одно проблемное направление — эффективное партнерство. Более 60% организаций, опрошенных гражданской сетью «Свои», заявили, что видят в других организациях не партнеров, а конкурентов, но в случае цивилизованных подходов конкуренции быть не может. Если цель организации — помочь другим, а не заработать для себя преференции, конкуренции быть не может. В случае следования заявленным целям, а не личным амбициям или алчности лидеров, организации склонны работать вместе.

«В РАЗВИТОМ ОБЩЕСТВЕ САМА ОРГАНИЗАЦИЯ СТРЕМИТСЯ К ВЫСОКИМ СТАНДАРТАМ»

 — Как можно кого-то заставить быть этичным?

— Точно не при помощи законов. Как показал пример законопроекта  о декларировании доходов антикоррупционных активистов, попытка урегулировать вопрос прозрачности на уровне закона будет восприниматься, как намерение установить контроль. Свобода гражданского общества от государственного контроля важна, особенно в наших — «постсоветских» реалиях.

Чтобы добиться соблюдения этических стандартов НГО, на Западе существуют множество организаций, которые помогают гражданскому обществу двигаться в правильном направлении. Одна из них — The Partnering Initiative (https://thepartneringinitiative.org), целью которой является содействие развитию партнерства. Другой пример — Foundation Center (http://foundationcenter.org), к направлениям деятельности которого относится обеспечение прозрачности благотворителей.

Интересно также то, как работает система саморегулирования НГО. Она предполагает регулирование изнутри, своеобразную систему самоаудита, проверки и самосовершенствования. Объединившись в группы, организации определяют для себя правила открытости, прозрачности и ответственности. Такое объединение самостоятельно «держит себя в рамках».

И не на «голом месте» за рубежом возникла такая система. Например, Франция. В конце 1990-х там были выявлены факты коррупции и неэффективного управления в деятельности благотворительных организаций, включая «Красный крест». При этом не существовало никаких инструментов контроля и предупреждения таких случаев. В начале 1990-х для решения этой проблемы возникло две инициативы: одна от благотворительных организаций, решивших установить систему саморегулирования, вторая касалась законодательных изменений. Я не думаю, что нам стоит ждать коррупционных скандалов в гражданском секторе для того, чтобы инициировать систему самоконтроля.

 — Кем будет контролироваться такая система?

— Группа организаций, определившая для себя стандарты открытости, прозрачности и ответственности, может получить подтверждающий сертификат. Этому предшествует аудит и оценка деятельности организации.

В цивилизованном мире такая система работает так: существуют ассоциации, которые проводят сертифицирование, тем самым поручаясь, что проверенная организация не станет использовать доверенные ресурсы в личных интересах ее лидеров.

Ирина Лоюк : Не думаю, что нам, в Украине нужно дожидаться громких случаев неправомерного использования ресурсов. Мы, гражданское общество, в таком случае можем потерять все, и в первую очередь — доверие. Будет очень жаль, если из-за пары нечестных другие организации утратят возможность работать. Нам необходимо создать систему регулирования гражданского общества изнутри — не потому, что этого требует остальное общество. И не потому, что нас давят или принуждают. А скорее наоборот: потому, что мы к этому стремимся. Негосударственные организации должны выступить пионерами, которые «напишут на скрижалях» этические стандарты

В развитом обществе сама организация стремится к достижению высоких стандартов в деятельности. А как иначе продемонстрировать добропорядочность донорам и членам общества, которые могли бы жертвовать этой организации свои средства? На Западе давно пришли к пониманию того, что заработать репутацию сложнее, чем потерять, и любая организация, которая не стремится придерживаться определенных принципов, обречена на неуспех.

ПОЧЕМУ ВАЖЕН ВНУТРЕННИЙ КОНТРОЛЬ

 — Так ведь у нас репутация ничего не стоит, разве нет? Обыватель привык сравнивать худшее с более худшим и ориентироваться на меньшее зло. Вы не согласны с этим?

— Не думаю, что нам, в Украине нужно дожидаться громких случаев неправомерного использования ресурсов. Мы, гражданское общество, в таком случае можем потерять все, и в первую очередь — доверие. Будет очень жаль, если из-за пары нечестных другие организации утратят возможность работать.

Нам необходимо создать систему регулирования гражданского общества изнутри — не потому, что этого требует остальное общество. И не потому, что нас давят или принуждают. А скорее наоборот: потому, что мы к этому стремимся. Негосударственные организации должны выступить пионерами, которые «напишут на скрижалях» этические стандарты.

И со временем организациям станет выгодно проходить сертифицирование. Подчеркиваю: такая модель является рабочей для гражданского общества за границей.

 — Могли бы вы привести примеры неэтичного и безответственного отношения общественных организаций?

— Примеров на самом деле много, хотя, казалось бы, из чувства самосохранения НГО должны меняться к лучшему. Случаи безответственного отношения редко становятся достоянием гласности, так как этому способствуют сами доноры. Они, скажем прямо, «стесняются» показать своим благотворителям, что их деньги были просто-напросто украдены.

Однако периодически проскальзывают неприятные сообщения. Например, Евросоюз требует вернуть грантовые деньги, которые выделяли на восстановление общежитий пострадавшим от войны еще в апреле 2015-го (об этом сообщала ТСН со ссылкой на пресс-атташе ЕС в Украине: https://ru.tsn.ua/video/video-novini/es-trebuet-ot-ukrainy-vernut-dengi-...).

Или вот еще пример. Политики, которые «разожгли» костер войны и приложили усилия к ослаблению позиций государства Украина на Донбассе, активно взялись за показательное «тушение пожара» — создали ряд организаций, действительно помогающих пострадавшим: переселенцам, людям, живущим на оккупированных территориях. Однако, столь ли бескорыстна эта благотворительность, и не будет ли использована в политической риторике? Ответ лежит на поверхности.

Правозащита, скрывающая под собой корысть или намерение «заработать очки» на устранении последствий собственной разрушительной деятельности выглядит цинично. Тем не менее, такие организации процветают.

ПРО УКРАИНСКИЙ КОДЕКС ЭТИКИ НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

— Как вы предлагаете решить проблему?

— При изучении движений гражданского общества появилась идея помочь его внутреннему развитию: на основании этических стандартов, внести в их работу принципы. Возникло системное видение того, каким должно быть гражданское общество. Общество, которое будут поддерживать не только иностранные доноры (интерес которых к Украине, кстати, затухает), но и внутренние. Наша страна обладает огромным благотворительным потенциалом, мы все наблюдали его раскрытие на Майдане и в начале войны: когда и простые люди, и частный бизнес поддерживали волонтеров — жертвовали ради защиты страны. Угроза миновала, и благотворительные процессы пошли на спад. Но что будет, если простые украинцы поверят в силу и честность гражданского сектора, в его возможность контролировать и регулировать власть, в его ответственность?

Результатом поиска ответа стала гражданская инициатива «Простор возможностей» (http://pm.net.ua/uk/glavnaya/) и амбициозная цель: повлиять на менталитет общественных деятелей. Просветить и донести до общества смысл идеи создания института репутации и внедрить его в Украине. Эта цель нашла отклик у идейных активистов и стала фундаментом деятельности гражданской сети «Свои», которая объединила волонтеров АТО, благотворителей, активных людей со всей Украины. В рамках сети началось внедрение кодекса этики: каждая организация, вошедшая в эту сеть (а на данный момент таких более 40), берет на себя обязанность соответствовать этике и принципам открытости, прозрачности и ответственности.

Для создания Кодекса этики неправительственных организаций (https://svoyi.org/etyka) были использованы лучшие международные практики, в частности наставления Всемирной организации негосударственных организаций (WANGO).  Среди участников новосозданной сети и учредителей сопричастных организаций оказались люди с репутацией, которая выстрадана на Майдане и добыта на фронте. Не ожидая более благоприятного времени и бОльших изменений в стране, они уже сегодня договорились жить, работать и развиваться по европейским стандартам.

Однако, мы лишь в начале пути. Создание гражданской сети «Свои» с декларативным: «Я подписываюсь под вашим кодексом», — первый шаг. Сейчас происходит разработка комплекса критериев, которые позволят оценивать организации и понимать, можно ли за них поручиться. Изучаются отчеты о финансовой деятельности, реализованные проекты, уровень ответственности перед донорами и бенефициарами. Анализируется прошлое и настоящее лиц, которые имеют формальное и неформальное влияние на организацию. Мы разрабатываем инструкции, памятки, инструменты самооценки для организаций, желающих работать согласно высоким стандартам.

 — А разве ассоциации, выдающие сертификаты или создающие такие сети, поручившиеся за партнеров, нельзя коррумпировать?

— Здесь действует тот же принцип: если ассоциация окажется недостойной доверия, никто не будет доверять ее сертификату.

Смысл затеи: заставить считаться с мнением ассоциации-поручителя международные и внутренние структуры. И ради этого необходимо демонстрировать эталонную честность.

— Звучит идеалистически...

— Как и любое видение. Но — зернышко к зернышку — новая модель общественного сектора на примере гражданской сети «Свои» уже создается. От «безумного мира», в котором помощь пострадавшим конвертируют в политические дивиденды — к миру общества завтрашнего дня, где репутация принадлежит к числу наивысших ценностей. Вот слова Уоррена Баффетта, которые мне нравятся: «Требуется 20 лет, чтобы создать репутацию, и пять минут, чтобы ее разрушить. Вы будете относиться к делам по-другому, если подумаете об этом». Или вот, что говорил Альфред Нобель: «Хорошая репутация более важна, чем чистая рубашка. Рубашку можно выстирать, репутацию — никогда».

Татьяна ЗАРОВНАЯ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments