... Все были готовы на жертвы, знали, что не сегодня-завтра их уничтожат, но их волновало прежде ли знать мир об этом, или мир что-то скажет? .. И вторая проблема - еще более духовная: будет кому помолиться за всех, кто погиб?
Александр Быковец, священник

Зеленый Львов

У города хватает и средств, и специалистов, чтобы выращивать молодые деревья и даже взяться за реновацию прудов
22 октября, 2020 - 17:31

На днях во Львове в парке «Высокий замок» высадили 400 деревьев.  К участию в мероприятии, которое организовали городское управление экологии и Центр оказания помощи участникам боевых действий, присоединились участники боевых действий с семьями, а также — пластуны и желающие работать на свежем воздухе горожане, особенно те, что живут рядом с парком (см. Публикацию  «Дыши, город!» в «Дне» в №193 от 13 октября).

Какие еще мероприятия проводит управление экологии, которые среди ряда проектов, а их — действительно немало, в приоритете и хватает ли средств на воплощение — об этом в беседе с руководительницей управления экологии и природных ресурсов департамента градостроения Львовского городского совета Александрой СЛАДКОВ.

«НАШ ПРИОРИТЕТ — ПОСАДКА И УХОД ЗА ДЕРЕВЬЯМИ»

— Какой бюджет на текущий год имеет управление экологии и достаточно ли тех средств для реализации проектов?

— Бюджет управления — это не обязательно означает бюджет на те мероприятия, которые связаны с экологией.  Я специально посчитала все мероприятия, связанные с уходом за озеленением и различными экологическими делами, соответственно — их больше.  Общий фонд бюджета — это 43 миллиона гривен.  Есть тендер на 37 млн — это уход за парками.  В то же время есть капитальные расходы (ремонты парков) — это 21 млн.  Районные администрации также проводят уход за зелеными насаждениями, и это — 41 млн гривен в год.  У нас еще есть природоохранный фонд, который имеет на проведение мероприятий 6,5 млн. В принципе нам этих средств хватает.  По уходу за парками в прошлом году, по сравнению с текущим, их было втрое меньше.  Поэтому в этом году мы смогли привести парки к лучшему состоянию — больше сделать.  То же самое касается средств природоохранного фонда — средств хватает, и мы больше думаем над тем, как лучше провести процедуру закупки.  Относительно районов, то нам больше нужно на корчевание пней и на полив деревьев.  В целом, если мы будем проводить проверку состояния деревьев, соответственно — выявлять больше таких, которые требуют замены.  То есть этот бюджет должен возрасти.  В то же время можно подумать о более рациональном распределении средств, которые выделили на покосы.  Итак, имеем всего более 100 млн грн в год — это нормально.  Однако есть один нюанс.  Делаем реконструкцию парков, а такой ремонт может стоить от 30 до 50 млн, но в год выделяют нам 2,5 — 4,5 млн грн.  Поэтому реконструкция парка может длиться 10 лет.  Это примерно как одну улицу ремонтировать по 200 — 300 метров в год, а значит, она будет 10 лет перекрыта.  Это создает неудобства.  И я надеюсь, что в этом разрезе будет больше понимания того, что на парки нужно выделять больше средств, чтобы их ремонт не растягивался на годы.  То есть нам не хватает средств на ремонт и реконструкцию парков.

— Делаете ли в своей деятельности какие-то акценты?  То есть имеются ли какие-то первоочередные, приоритетные проекты?

— В этом году, когда средств достаточно, мы больше уделяем внимания уходу за растениями, рассаживаем живые изгороди, чего в последние годы не было.  Также в приоритете — выращивание новых деревьев (замена старых деревьев).  Очень много деревьев во Львове в плохом состоянии — подходит их возрастной предел (деревья, как и люди, преимущественно живут 70 — 80 лет, а так как очень много деревьев было высажено после войны, то именно сейчас их пора менять).  Обратили ли вы внимание, что я говорю не «посадка», а «выращивание» молодых деревьев.  Потому посадка — это только первый шаг, а дальше должен быть уход. Это очень важно, потому что раньше мы получали средства только на приобретение саженцев.  А еще раньше уходом считалась только обрезка деревьев.  Еще один наш приоритет — это уход за особо ценными деревьями.  Подавляющее большинство из них имеют более 100 лет.  Они все — очень большие, требуют особого ухода и лечения.

И в этом году впервые мы начали лечить старые деревья.  И делаем их перечень, чтобы знать, сколько таких есть, и чтобы обезопасить от излишнего вмешательства.  Говорю о тех деревьях, которые вне парков. Потому что в парках деревья более защищены, чем за их пределами. Еще один приоритет — водоемы города.  А Львов — уникальный город, в нем водоемов практически нет.  Суммарная площадь всех водоемов наших — 30 гектаров.  Всего-навсего.  На 80 водоемов, находящихся на территории Львова.  Есть одна река, и та — в коллекторе (Зубра).  Для сравнения: в Киеве Днепр — 5 тыс. га.  В Тернополе один только пруд — 300 га.  Поэтому будем все делать для того, чтобы сохранить то, что есть. Также имеем идею относительно того, чтобы восстановить некоторые пруды.

Например, исторический Пелчинский пруд (на перекрестке улиц Сахарова и Витовского), который имел около 5 га, и Железнодорожный, который имел 20 га.  Эти пруды много лет назад были спущены.  Также во Львове действует программа переработки опасных отходов, и мы так же имеем лицензию на вывоз на переработку отработанных батареек в Польшу.  Очень важно, что этим занимается город.  Имеем до 1 млн грн в год на эту программу.  Жители бесплатно сдают батарейки, лампы и термометры, предприятие платит за их утилизацию, поэтому те отходы не попадают в окружающую среду.

«КОЕ-КАК ЛЕЧИТЬ ДЕРЕВО НЕЛЬЗЯ — ОНО ГИБНЕТ, ОСОБЕННО, КОГДА ЗАЛИВАЮТ ДУПЛА ЖИДКИМ ВОСКОМ»

— Когда-то я разговаривала с заведующей кафедрой экологии Университета Франко, и она мне сказала, что после окончания вуза мало кто идет работать по специальности.  Итак, не чувствуете ли нехватки специалистов?

— В управлении экологии все, кроме меня, имеют образование эколога.  Также есть специалисты по гидрологии, по природоохранной деятельности, есть дендрологи, ландшафтники и т. д. То есть мы не чувствуем нехватки квалифицированных кадров.

— В Музее Франко во Львове сейчас лечат грушу, которой 118 лет (см. Публикацию «Да здравствует груша» в «Дне» — №166 — 167 от 4 сентября).  Приглашают арбориста из Киева.  А у нас, во Львове, разве нет таких специалистов?

— К сожалению.  И сейчас обследование старых деревьев с большими полостями показывают, что таких специалистов, по крайней мере, в последние десятилетия, не было.  Это показывает обследование и груши из сада Франко, которую вы только что упомянули, и, к примеру, магнолии из парка Ивана Франко, которая около Университета Франко, из полости ствола которой мы извлекли бетон. Да, первую медицинскую помощь у нас могут оказать (убрать грибы, обработать от вредителей), но не основательное лечение.  Всего таких людей (арбористов) только двое в Украине.  Оба живут в Киеве.  Я видела результаты их труда — через пять, десять лет после того, как они лечили деревья. Деревья живут, и это очень важно.  Но мне важно, чтобы и во Львове кто-то этим занимался.  И мы бы с радостью организовывали обучение.  Ведь кое-как лечить дерево нельзя — оно погибает, а особенно, когда, допустим, заливают дупла жидким воском.

Также нужно уметь делать старым деревьям обрезку, так как очень часто после такой манипуляции начинается процесс гниения.  К сожалению, аналогичные случаи есть и в ботанических садах.  Я надеюсь, что поколение специалистов такого профиля в Украине таки вырастет. Поэтому прошу всех, кто хочет этим делом заниматься, лично обращаться ко мне.  Я прохожу специальные англоязычные курсы в Международной ассоциации арбористов, которая обладает новейшей информацией по лечению деревьев.  Хочу распространять эти знания.  Есть у меня литература со всего мира по уходу за деревьями.  И стараюсь, когда провожу занятия для наших служб озеленителей, ориентироваться на эти знания.  Потому что практически ничего нет переведенного на украинский.

ВЫСАЖИВАЮТ И КРАСИВОЕ, И ПОЛЕЗНОЕ

— Получаю рассылку новостей из городского совета, откуда узнала, что в парке Франко высаживают бирючину. Это же волчья ягода?  Как же она может буди высажена в парке, где гуляет много детей?  Или я ошибаюсь?

— Ошибаетесь.  Бирючина не ядовита.  Ее едят птицы.  В Стрыйском парке много живой изгороди из бирючины.  А волчьи ягоды — это волчье лыко.  Мы, собственно, для посадки выбрали бирючину, потому что ее ягоды едят птицы, как я только что отмечала.  И это очень важно, если мы хотим, чтобы у нас пели птицы.

— Если, опять же, не ошибаюсь, раньше массово высаживали самшит.  Но с ним сейчас — большие проблемы!

— Да! К сожалению!  Даже в ботанических садах самшит съела огневка, которая выводится пять раз в год.  Кроме того, огневка хорошо привыкает к тому яду, который против нее используется.  Итак, самшит не уберечь.  Поэтому он, наверное, останется только в ботсадах — под особой охраной.  А живые изгороди надо высаживать такие, чтобы они имели максимальную пользу для окружающей среды.  Бирючина как раз такой и есть.  Кроме того, мы не будем высаживать ее на детских площадках.

— Обращаю последние годы внимание на то, что во Львове высаживают деревья, не присущие нашему региону... Например, сакуры, магнолии.

— Сакуры не много, просто на них очень обращается внимание.  В принципе, мы высаживаем местные деревья, но они могут быть декоративных видов.  В чем проблема?  Питомники, находящиеся на территории Львова и во всей Украине, ориентируются на то, что у них лучше покупают.  А покупали за последние десять лет в основном для частных садов.  И это небольшие деревья, такие, как сакура, которые хорошо цветут, но для окружающей среды особенно ничего полезного не делают.  Сакура красивая две недели в год, а кроме того, она имеет большую крону, неплодоносящая, то есть не является кормушкой для птиц.  Мы сажаем много кленов, много рябин и много лип.  Это крупные и основные посадки.  Также сажаем платаны, потому что они очень выносливы и очень быстро наращивают зеленую массу.

Если обратили внимание, сейчас много падает елей — из-за того, что у них поверхностные корни, которые в настоящее время засухи отмирают. Поэтому елей теперь высаживать не надо.  Вместо этого можно сажать пихту, лиственницу, сосну.  Возвращаясь к платану, должна сказать, что он выполняет и функцию фильтрации воздуха, и шумозащиты.  Если мы думаем о людях, то нам нужны деревья, которые быстро растут и вырастают большими.  В том числе речь может идти и о тополях — тех, которые не пушат. Но, конечно же, люди любят красивое.  И вот этого красивого мы высаживаем 10 — 15 процентов, и это — сакуры и магнолии.

Татьяна КОЗЫРЕВА, «День», Львов
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ