Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Знаки судьбы Раисы Павленко

Знаки судьбы Раисы Павленко
8 июня, 2018 - 12:40

Это происходило вроде бы недавно, но в действительности в совершенно иную эпоху. На одной из идеологических лекций по поводу успехов и основ социализма студентка третьего курса историко-философского факультета Киевского университета имени Т.Г. Шевченко Раиса Горбоконь обратилась к лектору с вопросом: мол, были ли в 30-е годы случаи голода и смерти из-за него среди селян? Ведь ее бабушка из села Яхники Лохвицкого района на Полтавщине, где Рая училась в начальных классах, как-то рассказала внучке, что старые и малые вокруг нестерпимо голодали, мертвых можно было увидеть даже во дворах. Преподаватель обошел эти слова, вроде бы их не услышав. Но после лекции попросил студентку остаться. «Никогда более не спрашивайте о тех временах!» — посоветовал он...

Приближался 1958 год, времена мнимой, но сугубо частичной оттепели. И вот Раиса, вопреки этим фальшам относительно народной трагедии, решила покинуть университет. Это был ее тихий протест. Родители узнали об этом поступке дочери только через три месяца, получив письмо из учебного заведения о том, что Р. Горбоконь не посещает занятия. Между тем, Раиса уже успешно работала помощником библиотекаря в Республиканской научно-медицинской библиотеке.

Случилось это так. Идя как-то по бывшей улице Горького, где находилась медицинская библиотека, внезапно увидела отметку на фасаде, вошла во двор и пожаловала в одну из приветливых комнат на первом этаже. Девочку любезно принял директор библиотеки, на то время Федор Лукич Хмара, и без лишних вопросов согласился принять ее на работу. Уже через несколько недель она была библиотекарем отдела абонемента. Разумеется, решила продолжать образование, но заочно, в киевском филиале Харьковского института культуры...

Говорят, библиотеки похожи на уголки небес. В таком смысле Раисе Ивановне, в дальнейшем Павленко, посчастливилось. Библиотека была расположена в ведомственном здании, и вечером в отдел абонемента или читального зала заходили за книгами известные ученые-медики. В частности, Михаил Константинович Даль, Василий Павлович Комисаренко, Петр Иванович Баранчик, Семен Семенович Лаврик. Они представали в глазах девушки как добрые ангелы. Заказывали литературу по своим дисциплинам, о которых восторженно рассказывали, вместе приобщались к сфере науке.

1961 году, еще учась в институте, Раиса Павленко получила должность старшего библиотекаря справочно-реферативного бюро, а еще спустя некоторое время ее назначают главным библиотекарем библиографического отдела. Можно сказать, что проводники библиотеки Федор Хмара и Павел Коломиец безошибочно разглядели в ней книжного победителя и даже миссионера. Ведь фонды были тогда разбросаны по всему городу. Нужно было заботиться об их сохранении и пополнении. Поэтому были нужны и энергия, и любовь к книге, и определенная дипломатичность. Все это было у Раисы Павленко в наивысшем качестве.

Что касается профессиональной выучки, то, характеризуя книгу иным образом, нежели обычный читатель, всматривается в нее, становится литературным лоцманом. Еще в 1960-х  дебютантка этой профессии начинает создавать в библиотеке цикл аннотированных библиографических указателей «В помощь практическому врачу» по разным профессиям. А в дальнейшем вместе со своими проводниками и другими сотрудниками библиотеки основывает серию уникальных библиографических словарей «Медицинская биографистика».

ДРУЗЬЯ МОЛОДОГО БИБЛИОТЕКАРЯ

Разумеется, все это повышает авторитет библиотеки. К новым инициативам проявляют заинтересованность известные ученые — Кость Федорович Дупленко, Лев Васильевич Громашевский, Лев Иванович Медвидь, Яков Павлович Фрумкин, Исаак Михайлович Трахтенберг, Юрий Васильевич Вороненко.

Чрезвычайно большое внимание развития библиотеки уделяет Борис Павлович Криштопа, историк медицины, нетипичный член правительства, который прошел испытание Афганистаном. Впоследствии читатели начинают дарить княжеству книги и собственные собрания. Это действительно неописуемое утешение — перелистывать страницы таких личных стопок и изданий. Скажем, семьями Г.Ф. Писемского, Л.В. Громашевского, Г.П. Педаченко, Б.М. Маньковского. Эти формально неценные драгоценности превращаются постепенно в почву «Медицинской украиники» — дивного корпуса книг с дарственными подписями авторов. В этой коллекции, в частности, 17 изданий с автографами Н.Н. Амосова. Но ведь обмен книгами — это словно сообщающиеся сосуды знаний для всех регионов республики.

В 1966 году Раиса Павленко возглавляет отдел сети медицинских библиотек, а их в Украине было более 900, через год становится заместителем заведующего отделом медицинской библиографии, а в 1971 году — заместителем директора республиканской научной медицинской библиотеки по научной работе. Но здесь мы, впрочем, немного забежали вперед...

В общем. Библиотека многократно меняла адрес, располагаясь на Владимирской, Рейтарской, Пушкинской, Заньковецкой и, в конце концов, на Горького, нынешней Антоновича. И вот в 1969 году было принято решение о передаче для ее развития здания по улице Льва Толстого, 7. Никто тогда не вспоминал, что это бывший дворец Терещенко. Говорилось, что эти кабинеты и лаборатории покидает рентген-институт, получивший новостройку. Но в библиотеке очень хорошо знают архитектурные прелести исторического корпуса. Энтузиазмом прежде всего небольшого библиотечного коллектива, часто под руководством именно Павленко, обычное, но в то же время и необычное здание опять понемногу становится роскошным. Наступает незапамятный день. В праздничной атмосфере 8 декабря 1971 года учреждение, уже в новом гостеприимном помещении, опять открывает двери. Восторг вызывает в частности голубой зал, украшенный орнаментами из сусального золота, как было при первых хозяевах дворца.

Но тут наступают трудности. Оказывается, тратить эти граммы без разрешения официальных инстанций в Москве — существенное нарушение, вплоть до уголовной ответственности. И Раиса Ивановна, которая и заботилась об этих особенностях зала, вынуждена ехать в столицу, чтобы попытаться что-то уладить.

ТРЕВОЖНЫЕ ХЛОПОТЫ

— В союзном ведомстве, — вспоминает она, — мне сначала отказали в утверждении уже осуществленного проекта. В коридоре, от отчаяния, я даже заплакала. Ко мне вдруг подошла какая-то приветливая женщина: «Откуда вы? И что, полтавчанка, случилось?» — интуитивно увидев во мне землячку, спросила она. «Из Киева. Но родом, действительно, из Полтавщины, из села Гильцы Чернухинского района, неподалеку от места рождения Сковороды. А неприятность связана с художественной тратой сусального золота». «Но я же сама родом из Гильцев, — удивилась незнакомка и добавила: — Не грусти, все будет в порядке!» И действительно, ей удалось все уладить.

В 1975 году Раису Павленко, по приказу Министра здравоохранения УССР  А.Ю. Романенко, назначают директором библиотеки. «Именно ваш ум и руки для этого подходят», — сказал тогда министр.

Впрочем, на лакомый земельный участок в центре города начинается охота. Есть догадки, что здесь, в «Золотом кольце» столицы, собираются возвести небоскреб Минтранса, а библиотеку переселить куда-то на Левый берег. Была очень нужна правовая помощь тихому храму книги. Шесть бумаг в защиту библиотеки подписывает Николай Михайлович Амосов как депутат Верховной Рады СССР. И в 1983 году, без ссылок на первостроителей, здание относят к памятникам архитектуры. Эта отметка на стене становится своеобразной «охранной грамотой» учреждения.

ОТ ЭДМОНТОНА В ОСЛО

Наступает пора независимости Украины, вдохновляющие годы совершенно новых связей и возможностей библиотеки. Как амбасаду медицинской науки в Украине ее рассматривают многочисленные друзья и партнеры за рубежом, прежде всего — представители украинской диаспоры в Канаде. Это, в частности, известные ученые-меценаты Игорь Галярник и Игорь Гаук (фотографии встречи с ними украшают кабинет Раисы Павленко), семья Маткивских. Сама Раиса Ивановна трижды посещала эту страну, в частности, принимая участие в конференциях украино-канадского проекта «Освіта».

В 1995 году, по приглашению Национальной библиотеки США, берегиня украинской медицинской книги посетила Вашингтон, где была делегатом VII конгресса медицинских библиотек мира. Признанию удивительного украинского книгохранилища на планете способствовали посещение Раисой Павленко и другими его сотрудниками Голландии, Италии, Израиля, Англии, Норвегии в масштабе библиотечных конгрессов и конференций.

Настоящее содружество установилось с Петером Хельфериксом, председателем Международного информационного центра для библиотек в Германии.

В целом речь идет о существенных технических обновлениях библиотеки, ее компьютеризации, обогащении фондов. Существенная помощь поступает в конце 1990-х от Юрия Николаевича Щербака, тогдашнего посла Украины в США. Постоянный читатель библиотеки, он готовил по ее источникам докторскую и кандидатскую диссертации. Поэтому он послал Раисе Ивановне письма из Вашингтона с предложением оснащения библиотеки новыми техническими образцами и компакт-дисками с материалами научных американских и канадских журналов.

Украино-американский фонд «Сейбер-Світло», Ротарийский клуб, известное немецкое издательство «Шпрингер» — вот лишь некоторые побратимы библиотеки. Потенциал ее сбережений чрезвычаен — 1,5 тысячи экземпляров книг, 200 тысяч патентных документов, 400 тысяч экземпляров иностранных изданий.

И еще одна примета библиотеки — ее фолианты, старопечатные издания, редкие и самые ценные издания XIII-XVI веков, от первых изданий Галена, Гиппократа, Веделя, Маттиоли, Везалия, с уникальными иллюстрациями. Это действительно живое дыхание истории, в котором, по высказыванию Лины Костенко, живут века...

В 2006 году  научная медицинская библиотека получила статус Национального учреждения. И когда в конце этих месяцев, уже в новом виденье библиотеку неожиданно посетил Мишель Терещенко, потомок знаменитого рода, он был поражен, что это не казино, не кофейня, не частные апартаменты, а форпост культуры и образованности. В книге почетных посетителей он написал: «Каким счастьем является эта возможность вернуться в дом, который мой дядя Александр оставил в 1911 году, где моя тетя была арестована в 1917-м. Несмотря на все кошмары двадцатого столетия и все крайности коммунизма и капитализма, директору библиотеки Раисе Павленко удалось сохранить в этом замечательном доме гуманизма настоящую свободу общения, которая господствовала здесь в конце девятнадцатого столетия. Сегодня это дом всей Украины, которая умела быть зажиточной, не забывая о бедных».

Всматриваясь в духовные фрески этого дома, можно бы было подчеркнуть, что именно ННМБУ стала убежищем для бесплатного экспонирования произведений многих живописцев. Знаменательно, что первым был Иван Марчук. «Так вышло, — написал он в визитке вернисажа, — что этот дом стал моим вторым домом. Здесь моим, ранее бездомным детишкам, картинам, дали первый ориентир в широкий мир».

ИМЕНИ ЗБИГНЕВА РЕЛИГИ

Впрочем, окном библиотеки в мир стало посещение Раисой Павленко еще в 1976 и 1978 годах Польши для изучения работы Национальной библиотеки. В начале нынешнего века эти контакты окрепли. В 2010 году, при поддержке Посольства Польши в Украине, был основан совместный проект Окружной врачебной палаты в Варшаве и ННМБУ с целью создания на базе библиотеки в Киеве Центра польской медицинской книги. И действительно, сюда начали регулярно поступать книги и журналы польских издательств по разным проблемам медицины на польском и английском языках.

С другой стороны, летописи украинской медицины открылись для польских партнеров до сих пор неизвестными фактами. В 2013 году на ІХ конгрессе Полонии медицинской представители библиотеки во дворце Терещенко Раиса Павленко и Татьяна Остапенко представляли двухтомник «Медицина в Украине. Вторая половина ХІХ — начало ХХ века». Была впервые освещена деятельность  врачей и ученых польского происхождения в этих измерениях. В частности, Татьяна Остапенко, творческий сподвижник Раисы Павленко, представляла доклад о пути и корнях одного из самых выдающихся патологов ХХ столетия Владимира Подвысоцкого. Кстати, на улице, которая носит его имя, расположена одна из мощнейших больниц украинской столицы. Эта инициатива была отмечена Серебряной медалью Сената Польши...

И вот, в ноябре 2016 года в рамках ННМБУ была открыта Польская медицинская библиотека, третья в мире после Рима и Парижа. Сейчас в ее фондах насчитывается 7 тысяч ценных польских изданий — словарей, атласов, монографий, путеводителей. Первым таким меценатом стал доктор Кшиштоф Круликовски, который вместе с семьей передал братской библиотеке часть собственной коллекции. От семьи легендарного кардиохирурга Збигнева Религи, который первым в Польше выполнил трансплантацию сердца, поступило 28 книг, 22 атласа и тому подобное, среди них двухтомник «Детская кардиология» под редакцией ученого, с дарственной надписью его жены.

А в октябре 2017 года Польской медицинской библиотеке в Киеве было присвоено имя Збигнева Религи.

В ОЖЕРЕЛЬЕ СЛОВА

Странно, но я общаюсь с Раисой Ивановной еще с предыдущих покоев библиотеки. Поэтому следовало рассказать, что залы, напротив памятника Кобзарю, вроде стали третьим жилищем Степана Руданского, где ежегодно проходят вечера в его честь с участием потомка по линии сестры Алексея Бржковского, тоже врача. Как-то Раиса Ивановна помогла мне найти в фондах экземпляр «Русский врач» за октябрь-ноябрь 1917 года, где в обращении Пироговского общества Октябрьская революция была названа мятежом. Эти строки где-то нашел и записал Юрий Щербак, но, чтобы они вошли в его послесловие в одной из моих книг, нужно было документальное подтверждение. И вот этот, фактически крамольный журнал, вопреки понятным опасностям, здесь был сохранен.

Мы вспоминаем вместе это мгновение из шести десятилетий служения Раисы Ивановны книге. «Но ведь самой библиотеке — около девяти десятков, — добавляет она. — Готовится к изданию своеобразная наша хроника «Скарбниця думки у написі слова». Это, в частности, факсимиле многочисленных отзывов гостей, почитателей библиотеки из разных стран». Возможно, это и является самым объективным портретом сделанного и подтверждение того, что эта лестница не опустеет...

Юрий ВИЛЕНСКИЙ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments