Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

О «демаркационной линии»

между украинской журналистикой Прошлого и украинской журналистикой Будущего
15 декабря, 2011 - 20:53
ЛАРИСА ИВШИНА
ФОТО КОНСТАНТИНА ГРИШИНА / «День»

Многие пытаются сравнить Майдан и Триумфальную площадь, выяснить, почему не удалось НАМ и удастся ли ИМ.

Есть несколько соображений на этот счет.

У Украины было много свободы, но недостаточно журналистики. У России — наоборот. Было недостаточно свободы. Но журналистика в России — есть. И именно эта разница стала очевидна сегодня.

Дорога от бунта к современной трансформации лежит прежде всего через качество общественной дискуссии. Через прессу (в смысле медиа), которая должна быть непоколебима в отстаивании планки, в способности честно делать свое дело: не позволять политике оскотиниться, а обществу деградировать. Через прессу, которая знает, что такое качество. А это — взгляды, принципы и моральные ценности.

...Это имеет прямое отношение к газетному курсу. А курс у нас, между прочим, конвертируемый. 15 лет! Как говорят наши читатели, мы та газета, которая не боится своих архивов. В свободном доступе (www.day.kiev.ua).

Это, конечно, большой вопрос — кто завладеет инициативой в послепутинской — если вдруг так случится — России. Мы, конечно, желали бы, чтобы это были те, кто собирается сесть за «круглый стол». Но и то умное и активное, что за последние годы на наших глазах «выбродило» на улицах и площадях Москвы и десятков других городов, — в большой степени результат усилий и «Новой газеты», и издательского дома «Коммерсант», и «Эха Москвы», и gazeta.ru, и grani.ru, и ej.ru. И таких личностей, как Леонид Парфенов. С позицией и вкусом. А это уже — немало. Вкус — внушительное оружие. Как говорил один великий диссидент: у меня с властью — эстетические разногласия.

В конце концов, нынешняя гражданская мобильность в России — это и заслуга отчаянных (пусть и проигранных) боев за НТВ. Все накапливается. Так энергия проигранных президентских выборов 1999 года в Украине насытила акцию «Украина без Кучмы!», которая потом вылилась в Майдан 2004-го. Другой вопрос, как этой энергией распорядились... Но все еще впереди.

Да, многое за последнее десятилетие в России рассыпалось. Есть вещи, которые нашим принципиальным коллегам не удалось отстоять, но они все же не прекращали говорить о ценностях. Хотя работали в разных изданиях, но для разговора по существу объединялись на общих площадках. Именно поэтому им удалось достичь мирового резонанса после убийства адвоката Магнитского. Поэтому они не забыли об Анне Политковской и достигли большого прогресса в расследовании ее убийства. С этой точки зрения многое в России является поучительным.

На наших глазах сначала «дело Гонгадзе», а затем «дело Кучмы» превращается в своеобразную «демаркационную линию» между украинской журналистикой Прошлого и украинской журналистикой Будущего. Еще совсем недавно среди политиков, интеллигенции, журналистов днем с огнем нельзя было найти принципиальных. Их было достаточно для выживания, но недостаточно для жизни.

Этот ареал принципиальности увеличится только тогда, когда пресса научится исполнять свою роль катализатора. Как говорит наш нынешний лауреат премии имени Джеймса Мейса Сергей Грабовский, «гражданская позиция — это называть вещи своими именами». Очень просто? А вы попробуйте!

Около недели тому назад мы проводили на нашем сайте очередной опрос: что может помочь качественным изменениям в Украине. Давление Запада? Внутренние силы? Очередная перестройка или революционные изменения в России? Голоса наших читателей распределились очень симптоматично. Конечно, свой вес имеют все факторы, но что-то должно играть роль локомотива. И что, если не журналистика?

Нужно признать, что хоть и слабо, но голос украинской журналистики по принципиальным вопросам понемногу пробивается. «УНІАН», «Телекритика», «Українська правда», «Майдан», ТВі... Есть «живое» в регионах, появляются имена на телевидении, в общественных организациях. Это и есть та дорога от объединения на уровне «тусовки» к объединению на уровне мировоззренческих платформ и идейного сообщества.

Хотя совсем недавно быть «идейным» в определенных наших кругах считалось моветоном. Не говорить о серьезном, не брать дурного в голову, не заморачиваться, только «прикалываться»...

Мода меняется. Приходят другие тренды. По крайней мере, в России, где на Триумфальную вышли и Ксения Собчак (дочь того Собчака, который был шефом Путина), и светский хроникер Божена Рынска. Кстати, ее рассказ полицейским в участке о том, как на тусовках в Монако их министр разбрасывается деньгами, звучал, по-видимому, очень убедительно... Повеяло «декабризмом».

Нас часто призывают объединиться, но, как говорил один теоретик, прежде чем объединиться, нам нужно разделиться. «Демаркационная линия» нужна. Нам нужно что-то вроде Международной конвенции о запрещении изготовления и распространения бактериологического и токсического оружия. Одним словом, не быть продакшеном и дистрибьютором «заразы». Нам нужно завоевать доверие друг друга или, как говорит Оксана Пахлевская, создать пространство «этической безопасности».

Жизнь подбрасывает достаточно проверок на дорогах. Если в журналистской среде появится несколько оснований для самоуважения — это новый шанс для репутации нашей профессии и в конечном итоге нашей страны в Европе.

...Одним словом, море работы.

Лариса ИВШИНА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments