Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Прогноз Ферхойгена — под микроскопом

Станет ли Украина членом Евросоюза?
24 февраля, 2006 - 21:06

Евроинтеграция уже не первый год является приоритетным направлением внешней политики украинского руководства. Однако на пути его реализации всегда стояло немало проблем. При предыдущей власти Евросоюз не воспринимал серьезно заявления официального Киева, расценивая их как простое заигрывание: сегодня главный вектор — российский, завтра — европейский. По-другому в Брюсселе начали относиться к оранжевой верхушке: с откровенной доброжелательностью, свидетельством чего стали постоянные визиты представителей ЕС в Украину, инициирование десяти шагов по сближению с Киевом. Однако к главному — к вопросу вступления — дело не дошло: Киев отказался на неопределенный срок от идеи давать заявку на присоединение в Евросоюз, а Брюссель взял такую же неопределенную во времени паузу, не обещая Украине даже возможности быть принятым в «евроклуб». Неприятным сигналом на этой неделе стало заявление вице-президента Еврокомисии Гюнтера Ферхойгена, который в интервью немецкому изданию «Ди Вельт» высказал прогноз, что в ближайшие 20 лет страны бывшего СССР не станут членами расширенного ЕС. «Через 20 лет членами Евросоюза будут все европейские страны за исключением стран бывшего Советского Союза, которые сегодня еще не вошли в ЕС», — заявил господин Ферхойген.

Какие политические последствия может иметь новый сигнал от Ферхойгена? Этот вопрос стал основным во время круглого стола, который состоялся в редакции газеты «День». В нем участвовали министр иностранных дел Украины Борис ТАРАСЮК, глава Представительства Еврокомисии в Киеве Иен БОУГ, бывший первый заместитель министра иностранных дел по вопросам евроинтеграции Александр ЧАЛЫЙ и известный в странах ЕС писатель Андрей КУРКОВ. Начало беседы было посвящено именно заявлению Гюнтера Ферхойгена.

— Насколько высок риск того, что евроинтеграция Украины (которая будет иметь, без сомнения, позитивные последствия) так и останется процессом без желаемого результата — членства в ЕС?

Александр ЧАЛЫЙ: — Хотел бы сразу отметить, что евроинтеграция и членство — это разные вещи. Членство не должно быть самоцелью. Евроинтеграция — это трансформационная идея, и мы можем ее реализовать в различные сроки. Мы должны понять — проблема не столько в нас, сколько в ЕС. Он переживает ныне глубокий системный кризис.

Борис ТАРАСЮК: — Во-первых, я хочу сказать, что господин Ферхойген является последовательным человеком...

Лариса ИВШИНА: — ...Это плохо...

Борис ТАРАСЮК: — ...Со знаком минус. Во-вторых, кто бы и какого уровня из чиновников Европейской комиссии ни делал заявлений на эту тему, его или ее полномочия не могут перевесить правовую природу фундаментальных документов, которые определяют условия обретения членства. Следовательно, этим заявлением господин Ферхойген не отменил статью 49 Амстердамского договора, которая предусматривает условия обретения членства. То есть вопрос присоединения к ЕС зависит не от господина Ферхойгена, а от Украины.

Александр ЧАЛЫЙ: — В таком контексте мы могли бы так характеризовать заявление Ферхойгена до 2004 года. Это так и делалось. Но потом — по крайней мере мне стало понятно еще за период президентства Кучмы, что причина неполучения Украиной перспективы членства кроется не только в Украине и не столько в Украине. Этой причиной прежде всего является Евросоюз. После недавних беспорядков во Франции, после серьезных экономических процессов, которые происходят в Германии и Франции, мы должны признать: Европейский Союз находится в глубоком системном кризисе. И следующие 7—10 лет он будет находиться в поиске самого себя. После этого, возможно, начнется разговор и о возможностях евроинтеграции Украины.

Поэтому Ферхойген знал, о чем говорил. Он понимает, что после заявления французов о том, что любое новое расширение будет решаться на референдуме, присоединение государств к ЕС будет становиться все более трудным или невозможным. В старых европейских демократиях не будет консенсуса в отношении нового расширения в ближайшие 10 лет. И это четко засвидетельствовано в новом бюджете Европейского Союза: до 2013 года денег на расширение нет (за исключением тех стран, которые уже определены). То есть о новых странах не может идти речь. В то же время, на мой взгляд, это не отменяет евроинтеграцию.

Она важна для нас как идея трансформации Украины. Я не комплексую, что Украина — не Европа. Украина — Европа. Более того, Украина — Европа с «добавленной стоимостью». У нас есть такие черты, которых нет в старой Европе. Мы — молодая Европа, однако многие путают ЕС с Европой. Мы трансформируем наше общество, основываясь на тех ценностях и с той последовательностью, которая будет отвечать нашим национальным интересам.

— Господин Боуг, действительно ли глубинная причина заявления Ферхойгена заключается в кризисе в ЕС?

Иен БОУГ: — Есть несколько причин. Я бы трактовал заявление Ферхойгена как предсказание. Хотел бы повторить слова пана Тарасюка о том, что слова Ферхойгена не отменяют тех правовых основ, которые регулируют членство в Европейском Союзе. Однако заявление, которое сделал Ферхойген, опирается еще на несколько важных факторов. Европейский Союз сейчас не в той ситуации, чтобы рассматривать возможность какого-либо дальнейшего расширения. Совсем недавно к ЕС присоединилось 10 новых членов. В следующие несколько лет присоединится еще два новых члена (Болгария и Румыния. — Ред. ). На очереди стоит еще одна очень большая и очень сложная страна — Турция. Позже к этой очереди присоединятся еще некоторые Балканские страны. Поэтому сейчас в Европейском Союзе очень сложная ситуация в плане возможности абсорбции новых членов. Когда мы говорим о Копенгагенских критериях, то должны понимать, что они касаются не только демократии, прав человека и свободной рыночной экономики, но и способности Европейского Союза принять новых членов. Другая причина заключается в вопросах, которые касаются бюджета, рассмотрения вопросов о расширении на референдуме. Я бы не называл это кризисом. Опыт свидетельствует, что кризисы в Европейском Союзе продолжаются не так долго, как кое-кто считает. Еще один фактор этого заявления заключается в готовности Украины и других стран вступить в ЕС. Я думаю, что немного людей в этой стране не признают того, что Украина еще не готова вступить в ЕС. Именно для этого был разработан общий План действий и Европейская политика соседства, цель которых состоит в том, чтобы преобразовать Украину таким образом, чтобы она была более готова для подачи заявки на вступление в ЕС. Я не думаю, что стоит рассматривать прогноз Ферхойгена как сигнал для разочарования. Это — наоборот, стимул для того, чтобы взглянуть, что мы можем сделать за следующие несколько лет. И, конечно, впереди важная дата — 2008 год. В этот год заканчивается действие Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, заканчивается действие Плана действий Украина—ЕС, и мы должны будем выработать новые документы на их замену. Чем большего мы достигнем до 2008 года, тем больше мы можем планировать после 2008 года.

— Можно согласиться, что Украина действительно не совсем готова к членству в Евросоюзе, и, очевидно, Евросоюз так же не готов принять Украину. Но накануне парламентских выборов заявление Ферхойгена выглядит не только предсказанием, но и определенным программированием. Будет ли оно иметь политические последствия?

Борис ТАРАСЮК: — Не нужно преувеличивать значения заявления господина Ферхойгена. Вряд ли оно будет иметь в долгосрочном плане — даже до выборов — какое-то влияние. Тем более — на результаты выборов. Мы уже проходили немало таких заявлений. Украина сегодня не готова к членству в Европейском Союзе. Но скажите мне, пожалуйста, какая страна из новых членов Европейского Союза достигла тех же стандартов развития, что и другие члены ЕС? Украина в этом случае, выторговывающая для себя какой-то преференциальный режим — не исключение. К чему стремится Украина? Украина стремится быть членом Объединенной Европы путем своего участия в Европейском Союзе и в НАТО. Что этому препятствует? Процесс, который должна пройти Украина на пути к достижению Копенгагенских критериев, а наши партнеры должны признать, что это является общей целью. К сожалению, пока что ЕС этого не признает. Я считаю, что это серьезная стратегическая ошибка Европейского Союза. Какой выход? Выход заключается в том, чтобы Украина усилила политику, связанную с выполнением Плана действий, Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и таким способом доказала, что у нее есть не только задекларованное желание, но и конкретные действия. В свою очередь Евросоюз должен пересмотреть свою концепцию и признать перспективу членства Украины в Европейском Союзе. Переговоры относительно членства начинают не после того как государство достигло Копенгагенских или Мадридских критериев, переговоры и курс на членство в Евросоюзе начинаются с общей договоренности. А уже тогда вырабатывается план в виде договора, этапы, по которым страна готовится к членству путем достижения критериев. Ни одна страна еще не приобрела критериев до того, как начался процесс ее вступления. Достижение критериев — это конечная цель договоренности о вступлении в Европейский Союз. Поэтому я считаю, что не в 2008 году мы должны с Европейским Союзом определять, какого типа договор будет регулировать наши отношения с начала 2008 года. Мы должны выработать такой документ до этого времени, подписать его и начать процедуру ратификации, чтобы 2008 год начать с нового рамкового документа. Украина, в отличие от многих — без каких-либо оскорблений — новых членов Европейского Союза, не является просителем. Украина — страна, которая уже внесла, вносит и будет вносить чем дальше, тем больший вклад в общую европейскую безопасность, стабильность. Это то, что Украина сегодня дает Европейскому Союзу.

— Борис Иванович, нас отделяет один год от эйфории во время оранжевой революции до заявления Ферхойгена. Не означает ли оно разочарование со стороны Еврокомиссии конкретными шагами конкретных правительств? Не может ли это заявление экстраполироваться вообще на способность Украины достичь заявленных критериев? Новый президент пришел к власти именно под лозунгами европейских целей и глубоких преобразований. Не является ли заявление брюссельського чиновника своего рода нокаутирующим выводом?

Борис ТАРАСЮК: — За заявлением Ферхойгена не стоит решение Еврокомиссии, это его личное мнение. Что касается оценки деятельности новой власти Президента Ющенко, то я думаю, что не будет преувеличением сказать: за один год сделано больше, чем за все предыдущие годы в выполнении Украиной своей части обязательств в вопросе евроинтеграции... Именно поэтому стало возможным объявление Украины страной с рыночной экономикой в вопросах антидемпингового законодательства. Именно поэтому стало возможным начать переговоры относительно упрощения визового режима для украинских граждан. Это — достижения прошлого года? Да. Или оно не является результатом того, что в странах Европейского Союза увидели в нашем государстве новую страну, где есть демократия, где меньше угроз от поездок украинских граждан на Запад? Именно в прошлом году Украина и ЕС согласились, что в ближайшее время начнут консультации и переговоры относительно реализации идеи зоны свободной торговли. Именно в прошлом году Европейский Союз констатировал значительный прогресс в реализации Украиной Плана действий Украина — Европейский Союз. И это не то, что мы хотим сказать о себе. Это то, что о нас говорил Европейский Союз в общем заявлении 1 декабря прошлого года...

— Позвольте спросить у человека, который свободно перемещается по странам Европейского Союза, которого хорошо знает европейская общественность — Андрея Куркова. Каково отношение граждан ЕС к Украине? И каково ваше мнение по поводу заявления господина Ферхойгена, поскольку мы начали рассматривать его персональное дело?

Андрей КУРКОВ: — Я общался часто с представителями Европарламента и Еврокомиссии. И я часто слышал от них о том, что они не рассчитывают увидеть Украину в ЕС. Но всегда были разные мнения: были симпатики Украины, были и антипатики. Я думаю, что не стоит заниматься подсчетами — кого больше. Главное — взять курс и держать его, несмотря на все эти реплики. Во время оранжевой революции был огромный всплеск интереса к Украине, состоялась огромная бесплатная реклама. Мы сделали себе эдакий «пиар», который еще и сейчас чувствуется. Заявление господина Ферхойгена — это такой же стимул для Украины, чтобы она развивалась в определенном направлении, как и политика президента Путина относительно повышения цен для Украины до европейского уровня. Если Россия считает уже нас европейской страной и мы платим по европейским расценкам, то не вижу причин сомневаться в европейскости Украины и ее будущем.

Александр ЧАЛЫЙ: — Я согласен с Андреем Курковым в том, что европейские чиновники были последовательными все эти годы. И они нам отказывают даже не в членстве. Они нам отказывают в постановке вопроса о перспективе членства. Борис Тарасюк правильно сказал: следует зафиксировать то, что членство — наша общая цель. Я абсолютно согласен с Борисом Ивановичем: мы намного лучше готовы сегодня к перспективе членства, чем Албания, которая вся пронизана коррупцией, чем Македония, в которой сплошная нестабильность. Напомню, что Украина бесплатно помогает ЕС стабилизировать Македонию, отправив туда своих военных. ЕС нормально относится к новой украинской власти, существует абсолютно позитивное восприятие. Вопрос в том, что он не меняет своей стратегической линии, поскольку не позволяет ее изменить объективная ситуация. Новая власть должна отойти от романтического восприятия членства в ЕС к нормальной прагматической концепции евроинтеграции.

...Когда Леонид Кучма пришел в 1994 году к власти, то ставил перед собой цель — интеграцию в российский блок. Эта идея была центральной в его предвыборной программе. В результате он написал книгу «Украина — не Россия». Это его, так сказать, завещание относительно внешней политики. Мне кажется, что Виктор Ющенко в итоге напишет книгу «Украина — не ЕС». Новая власть должна реалистично посмотреть на перспективы членства и сказать, что присоединение к ЕС не должно быть целью нашей евроинтеграции. Мы не должны сосредоточиваться сегодня на этом, нужно сосредоточиться на прагматичном представлении своих интересов относительно нашей интеграции — в культурном пространстве, человеческом пространстве, бизнесовом пространстве.

Лариса ИВШИНА, Сергей СОЛОДКИЙ, Ольга КОРНИЙЧУК, Юлия КАЦУН, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments