Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

В рамках ГУУАМ возможно и военное сотрудничество,

считает начальник Генштаба Грузии
11 октября, 2002 - 00:00


Начальник Генштаба Вооруженных сил Грузии генерал Джони Пирцхалаишвили проездом посетил Украину в разгар скандала вокруг обвинений украинского руководства со стороны США в том, что руководство нашей страны обсуждало возможность продажи систем ПВО «Кольчуга» Ираку. Поскольку недавнее заявление генерала Пирцхалаишвили о перспективах поставки украинских зенитных ракет в Грузию наделало много шума, обозреватель «Дня» воспользовался случаем и поинтересовался у начальника грузинского Генштаба его видением дальнейшей украинской помощи в восстановлении ПВО Грузии. Впрочем, кроме этого момента, в разговоре с господином Пирцхалаишвили и Послом Грузии в Украине Григолом Катамадзе (бывшим замминистра обороны своей страны) были и другие темы, ведь модернизация грузинской армии и реформа вооруженных сил с последующей передачей их под гражданский контроль идет не на словах, а на деле. Грузия, кстати, единственная страна-учасница ГУУАМ, которая не исключает в будущем возможности военного сотрудничества в рамках этой организации.

— Слова о сотрудничестве в области ПВО именно в этот момент могуть вызвать весьма неоднозначную реакцию...

Начальник Генштаба Пирцхалаишвили:

Мы с Украиной активно сотрудничаем в военной области, в первую очередь, в том, что касается подготовки военных кадров. Я очень благодарен Вооруженным силам Украины за то, что они обучают наших ребят, как своих. Мы считаем Украину одним из важных партнеров, дружественным государством. И в ходе нашего сотрудничества осуществляется изучение системы ПВО, ее состояния. И мы надеемся, что все, что есть на бумаге, мы претворим в жизнь. Никаких новых договоров у нас сейчас нет, мы ведем плановую работу по выполнению того, что уже подписано.

— Посол Григол Катамадзе:

В договоре, о котором говорил Джони Михайлович, речь идет о восстановлении грузинской системы ПВО, прежде всего, системы ПВО столицы — Тбилиси, которая после распада СССР пришла в неблагоприятное состояние. Специалисты Министерства обороны Украины, «Укрспецэкспорта» изучили эту систему с целью ее восстановления. Была принята определенная программа, об этом неоднократно говорили вслух. Мы считаем, что независимая страна должна иметь мощную систему ПВО. Восстановить ее могут партнеры, а на Украине мы остановили свой выбор потому, что у нее есть специалисты в этой области, они обладают авторитетом, они знают эту систему.

— Тогда вопрос: есть ли у Грузии системы «Кольчуга» либо планы их купить?

Посол Григол Катамадзе:

Я не военный специалист, но я был в хорошем смысле этого слова поражен тем, что Украина имеет огромный потенциал чтобы создать такую современную, уникальную систему.

—Вы упоминали о ГУУАМ, который как раз сегодня отмечает пятилетний юбилей. Действительно ли можно говорить о возможности военного и военно-политического сотрудничества в рамках этой организации, в первую очередь — в вопросах безопасности, и почему, на ваш взгляд, об этом до сих пор избегали говорить прямо?

Начальник Генштаба Грузии:
ГУУАМ существует, и это факт. Я вам скажу, что я был, наверное, первым, кто с самого начала стал говорить о военных вопросах, о создании батальона в рамках ГУУАМ, о том, чтобы использовать его в миротворческих целях. Я не думаю, что сотрудничество в военной области в ГУУАМ, которое будет, в первую очередь, направлено на безопасность, на миротворческую деятельность, невозможно.

— На миротворческую деятельность внутри ГУУАМ или в международных операциях?

Начальник Генштаба Пирцхалаишвили: Внутри ГУУАМ. Грузия уже участвует в международных операциях, у нас есть рота в Косово, и мы планируем расширять наше присутствие.

— Посол Катамадзе:

Дело здесь не в умалчивании. Сначала организации нужно сделать первые шаги, структуризоваться. Саммит, который два месяца назад прошел в Ялте, показал, что организация жизнеспособна. В Нью-Йорке, во время встречи министров иностранных дел стран ГУУАМ, и во время встречи США — ГУУАМ был обсужден целый пакет программ, прежде всего — вопросы безопасности региона, сотрудничества в охране границ. Есть проблема нелегальных мигрантов, и с ней нужно как-то бороться. Если заработает экономическая составляющая ГУУАМ, заработает зона свободной торговли — дальше жизнь покажет.

— Наши собеседники — министр обороны Грузии, секретарь Совета безопасности — уже говорили, что реформа Вооруженных сил Грузии, подразумевающая переход к гражданскому контролю, идет нелегко, но последовательно. Как бы вы оценили ход этой реформы?

— Начальник Генштаба:

С 1998 года мы вместе с Григолом (послом Грузии в Украине Катамадзе) начали эту работу. Он был первым гражданским заместителем министра обороны. Тогда было 12 военных заместителей обороны. Сегодня у министра — всего два заместителя, оба — гражданские — по военно-политическим и по финансовым вопросам. В 1999 году были изданы директивы министра обороны, в 2000 году — первая «Белая книга», где были определены этапы и перспективы развития вооруженных сил. Это было результатом работы консультативной группы ISAP. Начальник Генштаба с января 2001 года не является первым заместителем министра обороны, с этого времени началось разделение функций министра и начальника Генштаба. По нашим планам, к 2004 году министерство обороны должно возглавлять гражданское лицо. Мы изучаем опыт государств, которые либо вступили в НАТО — Польши, Венгрии, Чехии, либо находятся на пути к этому. Организационно мы уже практически подходим к этим стандартам. Думаю, уже к концу этого года и министерство обороны, и Генштаб изменят свое лицо. Главное здесь — не сокращение, а расстановка сил для соответствия возложенным на них задачам.

— Какова роль американских инструкторов в создании новых вооруженных сил Грузии?

— Да, у нас есть программа США — Грузия, которая подразумевает обучение и оснащение. Первой составляющей была вертолетная программа. В этом году мы закончили первый этап этой фазы — подготовку офицеров минобороны и Генштаба, второй этап — это подготовка базы для обучения подразделений, и приступили к третьему этапу, который завершится 14 декабря — обучение первого батальона коммандо. Это совершенно новая армия, профессиональная, на контрактной основе. Контракт подписывается на три года. Потом будут второй, третий, четвертый батальоны. Эту программу мы будем продолжать, и постепенно переходить на контрактную основу. Частично вооруженные силы будут укомплектовываться на основе обязательной военной службы. Кроме того, для осуществления всего этого, нужно создавать нормативную базу, и у нас идет над этим большая работа. Мы уже изменили закон о всеобщей воинской обязанности, служба теперь делится на обязательную, контрактную, кадровую. Воинские звания приведены в соответствие с западными стандартами. Есть большие привилегии для студентов. И мы делаем все, чтобы переход на контрактную основу проходил безболезненно.

— Создается впечатление, что американские инструкторы не могли приехать в Груз ию без согласия России.

— Они приехали не сразу. Расширение «Партнерства ради мира», сотрудничество с США позволило нам начать эту программу. Здесь нужно было согласие правительства Соединенных Штатов, а они часто никого не спрашивают о своих намерениях.

— Насколько экономическое положение страны позволяет проводить столь масштабную реформу?

— Естественно, переход будет постепенным. Сделаны расчеты, каким должен быть бюджет. Сокращение вооруженных сил. Отыскали и другие средства. Например, по новому закону, гражданин, который желает отсрочить свою службу, платит определенную сумму и получает отсрочку.

— Насколько можно понять, модернизация армии увязана с желанием Грузии вступить в НАТО.

— То, что мы сейчас делаем, делали практически все страны, идя к НАТО. Есть такая цель, и мы ее не скрываем. Когда это будет — будет зависеть от того, когда мы сможем провести наши реформы, модернизировать вооруженные силы, решить те проблемы, которые сегодня есть у Грузии.

— Проблема Панкиси — насколько она сейчас решена?

— Россия заявляла о необходимости совместных операций, мы говорили, что сами в состоянии решить эту проблему. И практически она решена. В Панкисском ущелье нет бандформирований. А криминальных элементов — где их нет? Мы ведем с ними борьбу. Вопрос в том, почему мы раньше этого не могли? Решить такой вопрос быстро невозможно, каждая операция планируется определенное время. Можно по- другому поставить вопрос: а что бы было, если бы другая сторона участвовала? Был бы перенос на территорию Грузии чеченской войны, скажу прямо. И эти формирования — куда они делись? Они ушли туда, откуда пришли, не по воздуху улетели, а какую-то границу перешли.

Виктор ЗАМЯТИН, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments