Настоящая личная свобода невозможна без экономической безопасности и независимости. Голодные и безработные люди - это кадры для диктатуры.
Франклин Делано Рузвельт, 32-ой президент США, демократ.

«Я понял, что переживаешь, когда приходит твоя очередь действовать»

24 октября, 2003 - 00:00


Трудно даже представить себе, какими могли быть последствия чрезвычайного происшествия, которое произошло в Артемьевске 10 октября, если бы не самоотверженность тех, кто смело вышел на борьбу с огненной стихией. В первую очередь, военнослужащих 52-й отдельной механизированной бригады шестого армейского корпуса Южного оперативного командования. Вот что они рассказали о событиях того дня, о чем думали и что ощущали.

10 октября караульную службу на объединенных бригадных складах несли подчиненные майора Владимира КРАВЦОВА, командира батальона . Когда начался пожар и стали раздаваться взрывы, часовые на постах заняли место в укрытиях и продолжали нести службу. Снимал каждого с караула лично комбат...

— По дороге на склады думал о «своих» людях — представлял лицо каждого из них. В голове было одно — как можно скорее вывезти часовых из этого ада невредимыми. Когда заскочили в караульное помещение, заныло в груди — там никого не было. Это означало одно — все люди остались на постах. В тот момент я даже боялся думать о худшем, не мог представить, что в окопе никого не будет.

10 октября стало днем испытания для всех нас. В первую очередь, для моих солдат. Они — все часовые, в одно мгновение стали для меня родными сыновьями. Считаю, что мы этот день можем назвать новым днем рождения, потому что так оно и есть. Каждый из тех, кто был там переродился внутренне — проявил свою настоящую суть. И я хочу, как комбат, от себя лично поблагодарить всех, кто помогал мне выводить личный состав из-под огня. Спасибо, за то, что не думали о себе, а о других.

«Товарищ полковник! Вы можете запретить капитану идти туда, но медику этого никто и никогда не сможет запретить...» — сказал своему командиру капитан Геннадий АХМАТЕНКО, командир медицинской роты, и направился к полосе сплошного огня, где в укрытиях, на постах, находились часовые. Времени на размышления не было, ведь срочную службу Геннадий проходил в Афганистане, где успел увидеть все: и кровь, и убитых, и тех, кто просил о помощи. Возможно, именно поэтому решил свою жизнь связать с медициной — всегда и везде быть готовым прийти и помочь.

— Откровенно говоря, боялся опоздать. Ведь где-то там, на постах, должны быть пострадавшие. Когда рвутся и взрываются в нескольких десятках метров от тебя снаряды, то там должны быть и раненные. Представлял и проделывал мысленно свои действия, как буду бинтовать, выносить. Все это мысленно возвращало в Афганистан. С каждым взрывом, яркой вспышкой и горячим огневым дуновением я все реальнее вспоминал прошлое. Когда- то это уже со мной было. Неужели опять?


Когда мы вдвоем, с одним из часовых, возвращались в караульное помещение короткими перебежками через дачные участки, было слышно как над головой летят осколки от снарядов. Однако на них почему-то не обращали внимания. Но когда бежали дачными участками и вспугнули птичку, которая внезапно перескочила с ветки на ветку — внутри все похолодело! Возможно, это смешно, но это единственное, что так сильно напугало меня.

Все могло быть намного хуже. Я и до сих пор не могу представить, что среди личного состава, гражданского населения (за исключением девушки) нет пострадавших. Возможно, это защита сверхъестественных сил, иначе невозможно объяснить этот феномен невредимости.


С первых минут загорания складов включился в работу начальник противопожарной службы бригады майор Александр МЕРИНОВ . В составе разведывательного экипажа выехал на место происшествия, потом возглавил экипаж гусеничной противопожарной машины. Когда от взрывов на территории складов горюче- смазочных материалов начала гореть земля и возникла угроза пожара, именно майор Меринов протянув пожарные рукава на расстояние 150—200 метров, начал бороться с огнем на открытой местности. А рядом продолжали взрываться боеприпасы…

— В этот момент я почувствовал ответственность за все, что здесь происходит. Если не я, который знает как тушить и как действовать в этой ситуации, то кто же пойдет на борьбу с пожаром. Я не мог допустить распространения огня на другие склады. Все происходило как в фильме: я успевал отвечать на еще не сформированные вопросы. Даже как-то странно чувствовать себя таким мобилизованным.

Не могу сказать, что страха не было. Он был, но и были силы переступить через него. Боялся только одного — распространения огня в направлении хранилищ с опасными боеприпасами. О возможных последствиях даже не хочется думать. Слава Богу, что нам хватило воды и здравого смысла не ждать помощи, а действовать. Ведь произойти в жизни может все, что угодно. Никто не застрахован от таких происшествий. А тот, кто всегда готов действовать — будет действовать, а кто нет, — будет ждать помощи других. Большое счастье для всех нас, что командир центральной базы резерва танков полковник Владимир Чоботок вовремя принял решение задействовать пожарный танк из хранилища долговременного хранения. И это просто счастье, что из имеющихся в наличии в Украине машин одна была у нас в Артемьевске и оказалась готовой к выполнению задания по назначению. Хочу поблагодарить своих коллег пожарников, которые обеспечивали подвоз воды и лично майору Александру Кохану — профессиональному пожарнику, который вместе со мной, рискуя собственной жизнью, пошел на тушение складов с горюче-смазочными материалами. Большое спасибо всем, кто подключился к борьбе с огнем. Без вашей помощи наши усилия были бы напрасными.

Там где опасная ситуация, химик должен чувствовать себя как рыба в воде. Начальник химической службы бригады подполковник Михаил НИКОЛАЕВ :


— Думать не было времени. Надо было вытянуть из этого ада ребят, которые залегли недалеко от хранилищ. Прекрасно понимал, что эвакуацию откладывать нельзя и потому пополз в их направлении по распаханной полосе. Никто из них не хотел выходить из своего убежища. Каждого приходилось фактически отрывать от места укрытия. Думал только об одном — чтобы они невредимыми пересекли линию поста, где их встречали.

Страха я не почувствовал. Это, скорее, было любопытство, смогу ли я преодолеть следующие метры и с какой скоростью. Но был момент, когда я почувствовал внутреннюю подсказку: стой!» Я остановился и в следующее мгновение на место моего следующего шага упала болванка 152-х миллиметрового снаряда.

Наверное, мы все родились в рубашке, а я — так точно. Такое бывает только в фильмах — успеть вовремя избежать повреждения. Отныне верю, что подобная ситуация может случиться и в жизни. Не дай Бог, пережить подобное кому-то из нас.


Именно заместитель командира танкового батальона по вооружению майор Сергей БУЛЛА сел за руль эвакуатора и первым выехал на разведку к пылающим складам. Потом было еще тридцать выездов по дороге, на которой валялись сотни боеприпасов…

— Прибыл на склады «одетый» в броню. Надо было как можно быстрее разведать и доложить ситуацию. Думал о жене, о друзьях, которые остались в городе… Каждый выезд проходил практически на автопилоте. Я видел вспышки, слышал звон по броне. Самая яркая вспышка даже ослепила меня на несколько секунд. Но страха не было — была уверенность, что броня танка защитит.

Горе, общая беда мобилизовала нас всех. Каждая команда звучала четче и выполнялась значительно быстрее. Беда показала лицо и душу каждого. Я понял, что переживаешь, когда приходит твоя очередь действовать.

Экспресс-опросы провели майоры Сергей ГУБЕНКО и Юрий МЕКЕНЗИН
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ