Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Болезнь роста

или Почему книга со статьей Е. Марчука должна стать настольной в Государственном бюро расследований
3 августа, 2018 - 12:58

Немало дадут информации исследователям истории первых десятилетий ХХI в. публикации украинской прессы о создании Государственного бюро расследований Украины. Недавно его директор Роман Труба засвидетельствовал, что вновь созданное ведомство начнет работу в сентябре 2018 года. Об этом он заявил во время круглого стола в Киеве, сообщило агентство «Интерфакс Украина». Пан Труба рассказал, что в бюро на то время работали 17 человек, в частности, директор, двое заместителей директора и работники патронатной службы. По его словам, набор на 701 должность планируют завершить до конца августа. В то же время, признал глава ГБР, есть ряд проблем, которые могут помешать запуску бюро.

Почему так случилось? Ведь закон о Госбюро расследований был принят Верховной Радой еще 2 ноября 2013 года. Однако Президент Украины, к сожалению, подписал его только в январе 2016 г., после чего чрезвычайно значимый закон 1 марта вступил в силу. Нельзя упустить из виду и то, что только в ноябре 2017 г. наконец избрали руководство ГБР. А разве является нормальным еще один очень красноречивый факт: аж в сентябре, как признался сам Г. Труба, он «намерен обращаться в Верховную Раду с требованием принять законопроекты, которые обеспечат полноценную работу ГБР»?

Так мы Украину не развиваем! «Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы воспрепятствовать ее окончательному превращению в ад», — утверждал выдающийся философ ХХ века Николай Бердяев, который родился в Киеве. И он, как по мне, прав.

Совершенно очевидны причины, из-за которых создание Государственного бюро расследований уже который год подряд сознательно тормозится. По-моему, сложность проблемы заключается в отсутствии заинтересованности украинской власти в развитии этой сферы деятельности по борьбе с преступностью. Это связано как с нехваткой в стране нужных высококвалифицированных кадров, так, по-видимому, и со страхом государственных руководителей Украины, которые чувствуют потенциальную угрозу для себя от деятельности вновь создаваемой структуры. Хочется верить в то, что власть сможет преодолеть этот существенный недостаток.

В то же время было бы неосмотрительно допускать хотя бы в какой-то степени упрощенный подход к решению указанной проблемы, не замечать масштабность и сложность процессов, о которых говорится. Без максимально ответственного отношения к безотлагательной организации работы Государственного бюро расследований противодействие преступному миру будет очень слабым и длительным или вообще станет проблематичным. Должны сделать из этого выводы. И чем скорее, тем лучше.

Нет, я не стану здесь выкладывать развернутую программу создания и направлений деятельности ГБР — с этим читатель может ознакомиться в законе о Государственном бюро расследований. А вот еще раз вспомнить о методологическом труде Евгения Марчука, в котором он выступил в роли одного из первых подвижников принципиально новой структуры по борьбе с преступностью, сегодня стоит. Точнее, речь идет здесь о «Чего мы хотим от НБР?» — известной статье Евгения Кирилловича, которая дважды, 18 марта 2005 г. и 16 апреля 2008 г., увидела мир во всеукраинской газете «День» (для тех, кто не знает, напомним: тогда получила распространение аббревиатура НБР, в отличие от ее официально теперь принятого эквивалента ГБР. — Ю. К.). В 2009-м она вошла в первую книгу «Экстракт 150» — редкий двухтомник наиболее резонансных публикаций, выпущенный в книжной серии «Библиотека газеты «День», хорошо известной читателю.

Согласимся, уже само ее название подтверждает, что она до сих пор не утратила свою актуальность. Попытаемся выделить из нее ценные мысли одного из опытнейших в Украине государственных деятелей, которые важны для обеспечения нормального функционирования  Государственного бюро расследований. Даже с этой точки зрения достаточно понятно, что в новом ведомстве вынуждены будут с ними считаться. Ничто так не производит на людей глубокое впечатление, как мысль, обогащенная опытом.

На чем здесь сосредоточивается внимание автора?

«Прежде чем приступить к подготовке создания НРБ, — в первую очередь отмечает Е. Марчук, — нужно ответить на главный вопрос: чего мы от него хотим? Если это еще один правоохранительный орган, то кроме серьезных проблем, желаемого результата не будет. Сегодня в Украине и так много структур, которые имеют право на негласные оперативные и технические методы борьбы с преступностью. В советские времена их было гораздо меньше...» Вряд ли следует комментировать эту базовую позицию авторитетного профессионала-державника. Мы не имеем права это не принимать во внимание.

А отсюда — принципиального значения рассуждения автора: «Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что проблема радикального усиления борьбы с опаснейшими преступлениями  заключается не в отсутствии какой-то новой структуры, — их вдоволь и об их численности страшно говорить, — а в чем-то другом». Очень важно, чтобы это обстоятельство было глубоко осмысленно не только политиками, но и обществом в целом. Хотелось бы, чтобы в этом вопросе была надлежащая ясность и у персонала Государственного бюро расследований.

«На мой взгляд, прежде чем принимать решение о создании НРБ, — рассуждает далее Евгений Марчук, — нужно решить два ключевых вопроса. Первый — это полномочия новой структуры, и второй — это поле ее деятельности». Они являются определяющими факторами ее долгосрочного функционирования. Организация и эффективность деятельности Государственного бюро расследований Украины возможна только на этой основе, не так ли?

Что значат проблемы поля и полномочий? А это значит, как пишет автор статьи, какие права будет иметь эта структура, чем она будет заниматься, кто будет обеспечивать прокурорское наблюдение за законностью деятельности этой организации, будет ли она самостоятельно проводить оперативно-технические меры по контролю коммуникаций, негласные обыски, как будет организована вся инфраструктура ее обеспечения. Осмысливая все это, он предупреждает, что перечисленное — далеко не все вопросы, с которыми нужно определиться.

В этом случае не касаюсь важных аспектов постоянного контроля за становлением и развитием НРБ, которые, уверен, достаточно понятны. Разве что опять сошлюсь на принципиальную точку зрения Е. Марчука: «Безусловно, остро будет стоять проблема, чтобы новая структура не стала «карающим мечом» революции, — отмечает метр по проблемам безопасности. — Ведь нужно заблаговременно определиться, кто еще и как может быть допущен к контролю за деятельностью НРБ». Особенно привлекаю внимание к выделенным словам и добавлю: нужно решительно противостоять этим губительным  попыткам. Не понимать этого — значит добровольно обречь себя на поражение, дискредитировать свои реформаторские стремления.

Я бы допустил ошибку, если бы не коснулся и вопроса комплектации кадров для НБР. Каждому, кто этим проникается, посоветовал бы еще раз перечитать следующие строки из статьи Евгения Марчука: «При решении вопроса о создании этой структуры следует учитывать, что в ней будут работать профессионалы высокого класса. Как комплектовать новую структуру — это отдельная и очень непростая проблема. Но чем высшего класса профессионал, тем болезненнее он будет воспринимать команды руководства типа «гражданина Х не задевать, материалы на такого-то уничтожить, дело по группе таких-то закрыть и тому подобное». В процессе оперативно-поисковой работы он будет знать о многих намного больше, чем нужно непосредственно для расследования конкретного дела. Достаточно часто это будут очень непростые личности — на высоких государственных должностях, или в парламенте, или родственники... И их грешки или большие грехи, которые исчисляются суммами, превышающими его зарплату в сотни тысяч, а то и в миллионы раз, будут разъедать его стойкость и принципиальность». Сегодня мы уже не такие  наивные, как это было на старте осуществляемых преобразований, чтобы не понимать и не учитывать этого.

«Нужно сразу же осознать, — подчеркивает автор, — что такая структура станет самым первым объектом для коррупционных посягательств не просто преступного мира, а «беловоротничкового» преступного мира, который никаких денег не пожалеет, чтобы только иметь своих людей в самом НРБ. То есть сразу же нужно определиться, как обеспечить собственную безопасность вновь созданной структуры, чтобы с одной стороны она была эффективной, а с другой — не дойти до профессионального маразма». Значимость поднятой проблемы становится все очевиднее. Поскольку проблема в этом очень острая, ее реализация — неотложная задача как всего коллектива Госбюро расследований в целом, так и каждой отдельной личности, которая сможет здесь трудоустраиваться.

«Безусловно, названные и еще многие другие проблемы можно решить, — отмечает напоследок Евгений Кириллович. — Но самое главное — нужно определиться: новая власть действительно хочет радикально усилить борьбу с преступностью и ради этого готова сама стать прозрачной для новой структуры на всех уровнях, или это будет очередная кампания с политической расцветкой, а следовательно, и с чрезвычайно опасными последствиями». Итак, было бы безумием считать, что мы можем хоть каким-то образом отойти от такого нужного стране курса на решительное противостояние преступности, которая подрывает продуктивные потенции бытия, мешает реализации его назначения, разрушает, в частности, условия и средства выживания, физического и духовного развития человека.  Кто этого не понимает?

Такой мне видится одна из самых актуальных задач нынешнего этапа. Поэтому мы должны быть более рассудительны, научиться жить, развивать Украину с наименьшими социальными потерями. Дай Боже нам в этом решительности, взвешенности и мудрости!

Юрий КИЛИМНИК, кандидат философских наук, Киев
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments