Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

«Хуторское» лицо украинства по Пантелеймону Кулишу

Львовские дискутанты продолжили обсуждение серии «Бронебійна публіцистика»
14 ноября, 2013 - 19:49
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Недавно участники Дискуссионного клуба обсудили очередную книгу из серии «Бронебійна публіцистика». Прицел дискуссии — «Зазивний лист до української інтелігенції» и «Листи з хутора» Пантелеймона Кулиша.

Автор создает свою концепцию общества, базирующегося на религиозных и национальных принципах. В первом и втором письмах он противопоставляет хутор — центр самобытности этноса, хранящий и лелеющий традиции, городу, где «промантачились горожане на свои моды, проелись на свои лакомства, проциндрили родину на дорогие игрушки». Пантелеймон Кулиш предлагает «хуторскую философию», источником которой является Библия. Указывая на крестьянский характер нашего народа, во времена промышленного переворота автор предостерегает от чрезмерной урбанизации и «цивилизации»: «пусть грохочут и свищут чугунки, кому они нужны», а украинцам не стоит менять «свой тихий холодок» на «городской шум». Можно принять или не принять его взгляды относительно роли города, прогресса, но каждый согласится, что именно село издавна было колыбелью обычаев, традиций, истории, наконец, духа украинскости. К тому же не стоит забывать, какими были «горожане» в ХІХ веке, автор справедливо отмечает, что все за «чужеземным бегают», «через чужое окно смотрят на мир». Дискутирующие пришли к общему мнению, что разделять город и село не следует, это как части целого, единого, они взаимосвязаны и взаимозависимы. Главное, на чем акцентирует внимание Пантелеймон Кулиш, «своего языка родного и своего родного обычая верным сердцем держаться... тогда из вас будут люди, тогда из вас будет общество уважаемое, и уже на такое общество никто свою лапу не наложит». Такое завещание актуально до сих пор. Однако позиция автора относительно «хутора»/«города» сегодня не совсем справедлива. «Прошлое за селом, но будущее за городом», — считает дискутант Галина Сафроньева. Действительно, молодым людям необходимо пространство, доступ к информации, платформе для самореализации. Но это не означает, что не надо вкладывать средства в развитие села, оно неизменно остается кормильцем, поэтому необходимо приложить максимум усилий, чтобы возродить «житницу Европы». Ведь «хлеборобы», «хуторяне» на протяжении веков вносили огромную лепту в творение украинскости, неслучайно именно на них опирается П. Кулиш, В. Липинский, неслучайно прежде всего село попадало под руку тем, кто хотел уничтожить, замордовать или заморить голодом нашу нацию.

Чрезвычайно интересным для нас является третье письмо «Шевченко яко поет народний». Нет единой версии относительно того, какими в действительности были взаимоотношения между Тарасом Шевченко и Пантелеймоном Кулишем. Существует мнение, что они были добрыми приятелями, хотя и имели противоположные взгляды. Но это не помешало Кулишу писать об определяющей миссии Кобзаря, который «широко обнял Украину», а «его устами весь наш народ запел о своей доле... и всякое сердце от того пения встрепенулось». Публицист, однако, критикует Ивана Котляревского, «городского панка, который по-нашему нарядился», ему по душе Григорий Квитка, который «показал большую героическую душу в сельской жизни простой». Однако именно  Тарас Шевченко «стал словно высокой хоругвью среди распыленного нашего люда». Поэтому сегодня, когда образ Кобзаря переосмысливают по-новому, воспоминания его современника чрезвычайно важны.

В «Зазивному листі...» Пантелеймон Кулиш обращается к интеллигенции, призывает ее распрямиться и поднять украинский язык, литературу, прессу, культуру, религию, призывает «дух не погашать». Никогда мы не были «малым» народом, ведь именно украинство дало «запомогу» для развития двух государств — Речи Посполитой и Российской империи. И даже «оставшись без церковного, политического, военного и научного первенства», в условиях валуевских циркуляров и эмских указов, нация смогла создать самобытную литературу, сохранить украинское слово, ведь оно же великое по своей природе, оно же и «свидетельствует о величии того народа, зачавшего его в глубине духа». Следовательно, «не будем грустить о мизерной судьбе нашего народа, — говорит Кулиш. — Нет такой бездны, из не которой бы не выкарабкалась наша нация». Автор хочет видеть интеллигентов проводниками духа украинского, хочет видеть национальное знамя в их рядах, которое так часто терялось и до сих пор теряется...

Пантелеймон Кулиш был действительно иногда неопределившимся, причудливым, но идея объединения под хоругвью Шевченко, идея «держаться» своего языка, традиций и истории всем пришлась по душе. Пусть картинка идиллической жизни на лоне природы кажется мильным пузырем, пусть наивным является протест Кулиша против прогресса, но не надо так однобоко воспринимать автора, имеющего огромное значение в истории украинского самопознания, литературы и науки. Мы должны уважать его, потому что он, как сказал дискутант Ярослав Назар, наш, кроме того, не надо забывать, что это зачинатель украинства — автор первого исторического романа, первого перевода Библии на украинский, основатель орфографии.

Сегодня перед вызовами будущего должны прислушиваться к Пантелеймону Кулишу, который выступал за собственное украинское цивилизационное развитие против навязанного извне, потому что образование и знание чужого должны совмещаться с сохранением собственной традиции. Только тогда хуторянство, ныне же украинство в целом, не подвергнется вырождению.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Наталья ШИМКИВ, студентка І курса факультета журналистики:

— Письма Пантелеймона Кулиша вызвали у меня немало мыслей. Автор осуждает пренебрежительность мещан и восхваляет простоту хуторян. Дает понять нам, что если бы не крестьяне, то украинская культура давно бы уже исчезла. Ведь именно в селах сохранялся центр нашей Украины. Очевидно, Пантелеймон Кулиш формировал свою позицию в течение продолжительной жизни на хуторе, переживал разные эмоции, именно поэтому выводы, вытекающие из его текстов, — неоднозначны. Лично я не могу согласиться с автором в том, что в селе жизнь лучше. В период стремительного развития нанотехнологий, город далеко впереди, вместе с тем село не успевает за тем безумным движением и, к сожалению, просто останавливается в своем развитии.

Несмотря на разносторонность фигуры Пантелеймона Кулиша, эта личность до сих пор для нас является новатором — первый автор исторического романа в украинской литературе, первый переводчик Библии!

Татьяна РУСИНКЕВИЧ, студентка І курса факультета журналистики ЛНУ им. И. Франко
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments