Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Необходимо мягкое, но активное действие

Донбасская двуязычность глазами львовянина
16 января, 2015 - 13:20
Донбасская двуязычность глазами львовянина
ФОТО REUTERS

Соглашаюсь с мнением Игоря Лосева, что тезис: «Какая разница — на каком языке разговаривать?» (в «Дне» от 27 декабря 2014 года) сегодня окончательно устарел. Подумал об этом еще в начале марта прошлого года, когда «зеленые человечки» вторглись в Крым. Оно, конечно, и радикализм в языковой сфере — вещь нежелательная, но и капитуляция — плохо. Отсутствие эффективной языковой политики на юго-востоке слишком дорого обходится государству. Если бы мы предыдущие 23 года работали пусть и умеренно, но не покладая рук, то не имели бы теперь ни аннексированного Крыма, ни тысяч погибших на Донбассе. Ни «ДНР», ни «ЛНР» не возникли бы, если бы население этих областей чувствовало свое кровное родство с остальной украинской территорией. А это могло бы прийти через влюбленность в украинское слово определенной «критической массы» людей. Способствовали ли мы ее образованию?

«ХОТЯ БЫ 10% ЧИНОВНИКОВ ЗАМЕНИЛИ...»

Трудно судить о Донбассе и Крыме, никогда не побывав там. Поэтому во многих городах АРК у меня были неплохие друзья, неравнодушные к языковому вопросу. Встречался, путешествовал, советовался с ними. Несмотря на неудобства, вызванные вооруженным противостоянием в зоне АТО, теперь активно изучаю Донецку и Луганску области. Прочитав в одной из газет о мужественной краматорчанке Софии Успешной (она погнала сепаратистов от собственного дома, не дав установить там блокпост), я решил разыскать ее. Поиски увенчались успехом, через две недели я уже пил чай на квартире у Софии Васильевны. Конечно, женщина живет в ожидании изменений. Не ожидая новых тенденций, начала разговаривать с приемными детьми на украинском. Общаясь с ними, я убедился, что это дает свои плоды: детки не отличаются существенно от галичан и жителей центральной Украины. К сожалению, София Васильевна не видит больших изменений в региональной политике. «Понимаю, что поменять всех милиционеров, всех пророссийских преподавателей школ и колледжей сейчас нет возможности — говорит она. — Но хотя бы 10% чиновников заменили! Другие 90% сразу сделают надлежащие выводы. А так мы опять рискуем получить подобные прецеденты сепаратизма на освобожденных территориях. Образование «ДНР» стало возможным только потому, что в Донецкой области государство никогда понастоящему не поддерживало украинских патриотов. И никогда по-настоящему не боролось с врагами...»

ЗНАКОМИТЬ И ОБЪЕДИНЯТЬ ПАТРИОТОВ

София Успешная — не единственная патриотка в Краматорске, есть еще тысячи других. Но они чаще всего не знают о существовании единомышленников. Поэтому кто-то должен их знакомить и объединять. Да и потребность в защите не отпала. Шовинисты никуда не делись, они только притихли, затаились. Впоследствии заговорят громче, ведь никто же их не трогает. Однажды услышал на автовокзале в Славянске: «А почему это вы говорите по-украински?» Это сказал не вооруженный террорист, не гость из России, а житель освобожденного города. Я понимаю, что ломать «через колено» неэффективно. Оптимальной была бы стратегия «мягкого наступления». Важно предпринять первые шаги; начать можно с чего угодно, даже с языка вывесок. Будут конкретные дела, будет и практика взаимодействия и школа самозащиты. Будет и пища для размышлений, поиск оптимальных путей украинизации. Кстати, анализируя тему вывесок, я понял, почему на протяжении последних десятилетий визуальная информация скорее способствовала образованию языковых комплексов, чем интеграции представителей Донецка в украинское общество.

ЕСЛИ УЖЕ ДВУЯЗЫЧНОСТЬ, ТО ПРОУКРАИНСКАЯ, А НЕ «ДЛЯ ОТВОДА ГЛАЗ»

Во-первых, украинских вывесок очень мало. Странно, что пламенные поборники двуязычности до сих пор симпатизировали только языку северного соседа. С тезисом, что украинский язык совсем не котируется, я не соглашусь. В 2009 году в Донецке я сфотографировал киоск, где под официальной вывеской «Ремонт обуви» кто-то ночью красной краской по-партизански дорисовывал: «Ремонт взуття». А сколько же есть людей, которые не отважатся на такое, но однозначно одобрят поступок подпольного патриота? Не уверен, что этим вопросом кто-то занимался. Мнение проукраинских представителей Донецка государством пока еще мало учитывается. Почему в Артемовске только ориентировочно 20% украинских вывесок? Неужели там так мало украинцев? Почему в соседних Краматорске и Славянске эти показатели существенно отличаются? Свыше 30% украинского в Краматорске и только 15%—20% в Славянске.

В свое время я общался с Евгением Стахивым, бывшим деятелем оуновского подполья на Донбассе. Он уверял, что во время Второй мировой войны в Славянске активно действовала «Просвіта» и большинство людей разговаривало на украинском. На чем же базируются нынешние 15%—20%? А есть же районные центры и шахтерские поселки, где украинские вывески почти отсутствуют. Теперь вопрос надо ставить ребром: если уж двуязычность, то справедливая: 50% на 50%. В области вывесок это сделать легче, чем обеспечить такой же процент украинских газет в киосках. С более легкого и надо начинать, тем более что и армия на месте, и СБУ активнее работает. Никогда не относил себя к «ястребам» в языковом вопросе. Только добрая воля, только шаги навстречу друг другу, только компромисс. Но никогда не смогу смириться с полным отсутствием активных действий в этом направлении.

В освобожденных городах непременно надо заниматься языком! Почему так быстро, наступательно создавались антиукраинские республики? Потому что была категоричность, была позиция. А с нашей стороны заметно лишь одно видимое желание: не раздражать врагов. Это проигрышно в стратегическом плане. Во Львове, Тернополе, Ужгороде в каждом киоске до половины (а то и больше) газет и журналов на русским языке. И это даже теперь, во время войны с Россией! А сколько украинских на освобожденных территориях Донбасса? Правильно, ноль целых и ноль десятых. Если видишь исключения, то безгранично радуешься. Да, в Славянске в одном из киосков я заметил украиноязычный журнал «В’язання» и, поверьте, чрезвычайно умилялся.

С вывесками ситуация такая. Если речь идет о русскоязычных, то там все в ажуре. С украинскими хуже — много ошибок. Эти ошибки (или, возможно, преднамеренные искажения) в какой-то степени отсекают Донбасс от остальных украинских регионов. «Перукарня «Алекса», «Магазин-салон «Маріна» и т. д. Еще бы сюда добавить «Аксану» и «Міколу», и самобытность донецкого народа была бы полностью доказана. Нафотографировал в шахтерском крае много подобных перлов. В Краматорске Донецкой области есть «Парк птиц «Солов’їний гай». А вот двуязычный перл: «Продукты. Смачності». Последнее слово еще и дублируется на всякий случай буквами русского алфавита, получается: «Смачности». В Славянске делаю снимок — в объектив одновременно попадают две таблички: «ул. Ленина» и «вул. Леніна». Но второй вариант меньшими буквами. На фронтоне вокзала в Краматорске я заметил, что слово «Краматорськ» ночью совсем не светится, зато русское «Краматорск» видно издали из-за неоновой подсветки. Как вы думаете, такой подход не будет способствовать образованию языковых комплексов у жителей Донбасса?

«ПРОСВІТА», АРМИЯ, ВОЛОНТЕРЫ И ПРОТЕСТАНТСКИЕ ЦЕРКВИ

У местных деятелей «Просвіти» большой опыт, но они еще боятся возвращаться. Волонтеры много помогают армии, поэтому они априори являются проукраинскими. Как-то проехал с десяток блокпостов в одном автомобиле с местными донецкими волонтерами (россиянами по национальности) и заметил, что они пытаются разговаривать с бойцами на украинском языке. Волонтеров немало, и они пользуются авторитетом в обществе. Надо выходить на них и договариваться о совместных действиях. Армия украинизирует регион патриотическими надписями на блокпостах, флагами, да и самими своим присутствием. Когда ребята вернутся домой, то автоматически пополнят категорию людей, которые хорошо знают Донбасс. Они не должны выпадать из поля зрения «Просвіти», преподавателей школ и вузов, активистов патриотических организаций.

А еще стоит обратить внимание на протестантские церкви. Ведь УПЦ МП пророссийская, а УПЦ Киевского патриархата на Донбассе едва прозябает. Даже если бы государство нашло средства и начало массовое строительство церквей для патриотических конфессий, то позитивный результат был бы нескоро. А протестантские церкви уже давно стали на ноги и показали, что могут эффективно работать в таком сложном регионе, как Донбасс. Они, правда, не занимаются воспитанием украинских националистов, но воспитывают вполне лояльных граждан государства. Если бы это было не так, то не было бы столько гонений со стороны сепаратистов. А языковая позиция у протестантов достаточно взвешенная, она полностью приемлема для Украины, которая воюет. Протестанты динамичные, имеют влияние на лучшую часть общества, а главное — избегают крайностей. Кстати, в Славянске я сфотографировал новенький плакат на дверях выгоревшего, еще дореволюционного «купеческого дома», в котором местные христиане в свое время организовали Дом семейных ценностей. Там есть такие слова: «Можно разрушить здание, но Виденье и Мечту разрушить нельзя. Можно нанести разрушения городам, но невозможно разрушить Мечту и Виденье Свободной и Процветающей Украины. Восток и Запад вместе!» Такой плакат красноречиво свидетельствует о позиции протестантских церквей. Поэтому, составляя перспективный план возрождения Донбасса, не стоит игнорировать наличие и такой конструктивной силы.

Сергей ЛАЩЕНКО, Львов
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ