Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Террор голодом: как научно обосновать количество жертв?

Понимание численности потерь населения в результате Голодомора
13 июля, 2018 - 12:23

Спор о количестве жертв Голодомора разделил нашу общественность как в Украине, так и за ее пределами. Некоторые поддерживают оценку потерь от семи до десяти миллионов, а другие считают потери в четыре миллиона более реальными. Первая группа основывается на исследование проф. В. Сергийчука из Киевского национального университета имени Т. Шевченко; вторая группа опирается на исследование, проведенное группой украинских и американских демографов и историков из Института демографии и социальных исследований имени М. В. Птухи, Института истории Украины и Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл (США).

Важно уточнить наше понимание Голодомора и потерь в результате Голодомора. Голодомор определяется как голод на территории советской Украины в 1932—1934 гг. (в 1934 г. также были смерти, связанные с Голодомором). Потери в результате Голодомора — смерти, которые случились на протяжении этого периода, а также те смерти, которые имели бы место, если бы не было голода. При этом потери украинцев за пределами Советской Украины считаются отдельно.

Откуда взялась цифра семь миллионов потерь? В. Сергийчук приводит два источника в поддержку этой цифры: а) сообщение 1930-х годов немецких дипломатов в Украине; б) статья украинского агронома-статистика С. Соснового, опубликованная в харьковской газете «Нова Україна» в 1942 г. и переизданная в диаспоре в «Українських вістях» в 1950 году.

Кто-то в диаспоре взял цитату из статьи С. Соснового: «Итак, получается, что нехватка населения на Украине в результате голода 1932—1933 годов составляет 7465000 людей...», без внимательного чтения всей статьи и реальной оценки количества потерь в результате Голодомора. В. Сергийчук использует такую цитату из статьи С. Соснового как обоснование своих «по крайней мере семи миллионов» потерь: «...из общего числа 7,5 миллиона дефицита населения, вызванного голодом, 4,8 миллиона человек погибло от голода (1,5 миллиона лиц в 1932 году и 3,3 миллиона в 1933 году), а 2,7 миллионов — из-за уменьшения роста населения после голода». Невзирая на это, он использует цифру 7,5 миллиона, а не 4,8 миллиона лиц, как четко отметил сам автор статьи. В. Сергийчук также игнорирует еще одну позицию в той же статье С. Соснового, которая еще больше противоречит его оценке в «семь миллионов»: «Однако это не означает, что в 1932—1933 годах погибло 7,5 миллиона. Потери населения, которые составляют 7,5 млн, состоят из действительно погибших от голода в 1932—1933 годах и в результате уменьшения рождения среди оставшегося после голода населения. Нам приходилось слышать о значительно больших числах. Называют 6, 8 и больше миллионов. Бесспорно, это преувеличенные данные. Если иметь в виду только умерших в 1932 и 1933 годах, не считая уменьшения прироста населения за время после 1933 года, то число погибших непосредственно от голода будет, как об этом сказано ранее, около 4,8, возможно, 5 млн людей».

Проблемы с методологией В. Сергийчука и попытки обосновать масштабы потерь — семь миллионов лиц — были проанализированы несколькими учеными.

Выделено три пункта из этих проблем: а) основной метод оценки; б) ошибочная статистика; в) утверждение, что оценка украинско-американского научного коллектива не учла много смертей.

а) Оценка в семь миллионов потерь. При этом не учитывается, что кроме потерь эта разница включает в себя смерти по естественным причинам, в момент рождения, а также сальдо миграции (эмигранты минус иммигранты). То есть разница численности населения не является оценкой потерь.

б) Ключевым числом, которое используется для обоснования семимиллионной оценки, является численность населения Украины по состоянию на 1 января 1932 г. в 32,7 млн человек, взятое из статистико-экономического сборника в 1933 г. Однако, во вступлении к этому сборнику сказано: «Вся работа относительно составления справочника проведена в срочном порядке... и не было возможности и времени досконально проверить эти материалы на местах. Ввиду неудовлетворительного состояния учета в ряде наших учреждений... мы не можем гарантировать полную определенность и полноту показателей, размещенных в справочнике», потому надежность данной цифры является сомнительной. Среди демографов и статистиков известно, что ежегодные статистические сводки содержат расчетные данные; единственным проверенным методом надежной оценки численности населения страны является перепись населения.

в) Утверждается, что украинско-американская команда не смогла учесть целый ряд таких смертей, как незарегистрированная смерть в крестьянских домах и на улицах города, убийства в тюрьмах, смерти детей в детских домах, труппы в безымянных могилах и тому подобное. Безнадежная задача — составить комплексный список всех возможных смертей и пытаться их подсчитать. Демографические методы были использованы для оценки ВСЕГО количества смертей на протяжении периода Голодомора, который включает большое количество незарегистрированных смертей. Например, количество зарегистрированных смертей в сельской местности в 1933 г. составляло 1,6 млн лиц, тогда как общая оценка количества умерших (как по естественным причинам, так и в результате Голодомора с учетом вышеприведенных причин) составляет 3,8 млн лиц.

В течение последних 30 лет больше 20 зарубежных ученых (Ф. Лоример, Г. Конквест, М. Ливи-Баччи, Же. Валлин и др.) пытались провести оценку потерь Голодомора и практически все их оценки колеблются в пределах от 2,8 до 5,0 млн. Однако все эти исследования были отброшены без рассмотрения и анализа. Это нарушает основную предпосылку любого исследования, требующего систематического обзора того, что было сделано до этого времени.

Исследование украинско-американского коллектива было отклонено с объяснением, что оно базируется на документах из московских архивов, которые содержат фальшивые данные.

Это означает, что:

а) все исследования о Советском Союзе за последние 50 или больше лет являются неправильными или по крайней мере подозрительными;

б) большая часть советской статистики, если не вся, была сфальсифицирована.

Первый тезис бросает вызов обоснованности значительной части исследований Советского Союза за последние полвека; второй тезис — здравому смыслу. Чтобы пересмотреть все цифры, которые выпускаются правительством ежедневно, и фальсифицировать большинство из них, понадобится огромный бюрократический аппарат. В Советском Союзе данные фальсифицировались тогда, когда для этого была важная причина; большинство данных демографической статистики было собрано и проанализировано профессионально и подлинно. В качестве примера можно привести перепись населения в 1937 г., которая была проведена должным образом и зафиксировала чрезвычайные потери населения, вызванные Голодомором 1932—1933 гг. Результаты переписи были неожиданными для советского режима, но слишком поздно было фальсифицировать эти результаты. Перепись была объявлена «дефектной» и доступ к данным был закрыт до 1988 г.

Особенно подчеркну, что хотя количество потерь не является необходимым условием признания Голодомора геноцидом, оно имеет важное символическое и политическое значение. Принятие количества потерь, которое не имеет научной достоверности и расчет которого нечет очевидные демографические изъяны, является контрпроизводительным. Дополнительные документы могут содержать новые данные для уточнения нашей оценки максимально на уровне +/- 10%, но преувеличение на 75% (с почти четырех до семи миллионов) является демографически неправдоподобным и, как было отмечено, приводит к нереалистичным последствиям. Цифра, подтвержденная международным научным истеблишментом, обеспечивает твердую и достоверную основу нарратива Голодомора. Количественные показатели, которые основываются на этой цифре, свидетельствуют о том, что, без сомнения, Голодомор был одной из самых страшных трагедий ХХ ст.

ПРИМЕЧАНИЕ

Для заинтересованных читателей полный перечень публикаций украинско-американской команды на английском и украинском языками доступен на веб-сайте http://www.inform-decisions.com/holodomor

Олег ВОЛОВИНА, научный сотрудник Центра славянских, евразийских и восточноевропейских исследований в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments