Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

«Реванша не допустим»

Борис ФИЛАТОВ — о кадрах, патернализме, Вячеславе Липинском и политической воле
9 августа, 2018 - 17:44

Как вернуть доверие граждан к власти, что больше всего волнует жителей, каковы реальные полномочия и возможности мэра — об этом рассказал городской голова Днепра Борис ФИЛАТОВ, который приехал в Киев специально для встречи с участницами Летней школы журналистики газеты «День». Студентки тщательно подготовились. Спикер был настроен на интересное и продуктивное общение. Результат — соответствующий.

«МНОГИЕ ПРОБЛЕМЫ НАКАПЛИВАЛИСЬ ДЕСЯТИЛЕТИЯМИ»

Ирина ЛАДЫКА, Львовский национальный университет имени Ивана Франко:

— В одном из своих интервью вы заявили, что сейчас существует полное недоверие к власти. Есть ли у вас рецепт, как это доверие можно вернуть?

— Рецепт очень простой. Нужно меньше говорить — больше делать! У нас в обществе есть проблема. Люди думают, что за все ответственны сначала президент, потом губернатор, затем мэр. Люди не понимают разделение властей и полномочий. За все несет персональную ответственность первое лицо. Именно в таких условиях тяжело персонифицировать какие-то достижения или поражения. 

Чтобы вернуть доверие, нужно, в первую очередь показывать дела. Каждый день ты делаешь, пусть одно, но правильное хорошее дело.  В конце концов, все люди, даже особые скептики, переубеждаются.

Когда я входил в избирательную кампанию, уровень доверия ко мне граждан возраста 50+ был 5%. Сейчас уровень доверия и удовлетворенности работой городского головы в этой возрастной категории — около 50%, то есть вырос в 10 раз.  Пропорции поменялись, потому что люди могут иметь разные мировоззрения, но когда они каждый день видят работу: у себя во дворе, на улице, с экранов телевизоров, со страниц газет, то у них меняется отношение, в том числе к тем лидерам, с которыми они могут быть не согласны по некоторым политическим вопросам.

«У ГОРОДСКОЙ ВЛАСТИ НЕТ ПРИОРИТЕТОВ, МЫ ЗАНИМАЕМСЯ ВСЕМ. ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О НЕОБХОДИМОМ ПЕРЕЧНЕ ЧЕРТ, САМОЕ ГЛАВНОЕ, ЭТО ЕСТЕСТВЕННО, НАЛИЧИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ. Я СЧИТАЮ, ПРИНАЛИЧИИ ВОЛИ МОЖНО РЕШИТЬ ОЧЕНЬ МНОГИЕ ВОПРОСЫ»

Только ежедневная работа покажет результат и принесет кумулятивный эффект.

Мы (территориальные громады) получили серьезный финансовый ресурс после децентрализации, который позволяет реализовывать много проектов. Но когда об этом говорят, то забывают о «скачке» курса доллара. Если мы пересчитываем финансирование на материалы, на структурные проекты, то денег появилось не намного больше.

Многие проблемы накапливались десятилетиями. Даже с учетами «большого» нашего бюджета невозможно эти проблемы решить сразу, потому что несмотря на бюджет 14 млрд, из него10 млрд — это защищённые статьи: зарплаты, соцобеспечение и т. д. Существуют  колоссальные проблемы с водоснабжением, экологией. Например, у нас в городе никто не знает, где какие проложены коммуникации. Мы начинаем копать, и находим трубы еще с царскими печатями. Для того, чтобы мне провести аудит подземных коммуникаций — надо где-то 200 млн грн...

Сейчас децентрализация успешна, потому что появилось достаточно средств, плюс вместе с мэрами пришло много молодых, амбициозных команд. Появилось много региональных политиков, которые хотят показать результат и заработать на этом авторитет. Мы обмениваемся опытом, помогаем друг другу. В целом я считаю, что децентрализацию нужно усиливать.

Эвелина КОТЛЯРОВА, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— В одном из интервью вы сказали, что для людей сейчас борьба с коррупцией стоит на 6-7 месте, а самое главное — улучшение стандартов жизни. Что еще важно для украинцев?

— Я это вижу из общения с людьми, это показывает социология и фокус-группа. Для того, чтобы принимать нормальные решения, надо «ходить ногами по земле». К сожалению, очень часто «тусовка», различные комментаторы и эксперты существует в каком-то виртуальном мире. Вас, как будущих журналистов, хочу убедить смотреть на мир не через призму общественных трендов, которые мы сами порождаем. Сегодня у нас развелось много антикоррупционеров. Наверное, это правильно. Но как только ты опускаешься на уровень ниже, знаете, что больше всего волнует жителей? На первом месте — тарифы на жилищно-коммунальные услуги, на втором — оплата за проезд. У людей нет денег. Когда они не знают, как заплатить за квартиру и накормить свои семьи, им политические скандалы не интересны.

«САМОЕ ГЛАВНОЕ —  ЭТО НАЛИЧИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ»

Соломия НИКОЛАЕВИЧ, Восточноевропейский национальный университет имени Леси Украинки:

— В одном из своих интервью вы сказали, что с опаской ожидаете президентских выборов, потому что вас устраивает статус-кво, а после выборов может наступить хаос. Интересно, есть ли у вас перечень характеристик, которые должны быть у достойного президента?

— Выборы я ожидаю с ужасом, потому что меня интересует статус-кво, как лидера территориальной громады, который объективно рассуждает и общается с мэрами других городов о том, что в настоящий момент центральная власть особо не лезет в дела территориальных громад. Понятно, что в общественном сознании все плохие, одинаковые и прочее. Но на уровне областных советов, прокуратур, СБУ, полиции нет такого, как было раньше. Нет никаких планов, никто не придумывает комбинации, чтобы загонять мэров в угол или заставлять их что-то таскать. Есть, конечно, много разных спекуляций. На одном из телеканалов, например, выставили сюжет о том, как Порошенко пытается «загнать» Филатова «под себя» на выборах. Но это неправда. Когда начинают придумывать конспирологическую теорию (которая с виду интересна) о том, что все это придумал Порошенко, для того чтобы все мэры к нему были лояльны, то это чистой воды идиотизм.

Поэтому нас устраивает статус-кво, так как нам никто не мешает работать. Понятно, что у всех есть сложности: кто-то поругался с губернатором, кто-то с местными силовиками, кого-то не любят в правительстве, у каждого своя история. Но ситуация кардинально изменилась в сравнении с теми временами, когда меры городов неделями сидели у Азарова в приемной, чтобы он им подписал какую-то бумажку. Поэтому мы, как лидеры территориальных громад, сидим и думаем: «А вдруг, когда к власти придёт другой президент, нам придётся снова сидеть в приемных?». Это абсолютно нормальная логика. Я, например, не знаю, что в голове у Юлии Владимировны или господина Гриценка, или у Олега Ляшко.  Перед выборами все очень нежные, любят мэров, самоуправление, но какие химеры живут у них в голове, мы не знаем. Мы знаем, какие химеры живут у Петра Алексеевича, и с ними справляемся.

У городской власти нет приоритетов, мы занимаемся всем. Если говорить о необходимом перечне черт, самое главное, это естественно, наличие политической воли. Я считаю, при наличии воли можно решить очень многие вопросы. Не хочу хвастаться, но надо мной все смеялись и говорили: «Да вот он борется с наливайками, с металлоприёмом, ничего у него не получится». Но в результате нашей борьбы в десять раз сократились хищения. Я вышел и сказал, что буду их сносить. Да, это самоуправство, но попробуйте меня посадить в тюрьму, притом, что 99% жителей меня поддерживают. Люди месяцами не могут выйти из подъездов из-за массового разграбления лифтов. За два месяца бульдозером навел порядок, и эта история прекратилась. Какие-то вещи мы делали на грани фола, но довели дело до конца. С наличием политической воли и решительности можно совершить очень многое.

И второе качество — это умение договариваться. Никогда нельзя переходить красные линии. У нас была история в совете, когда он разделился 32 на 32. В зале были драки, попытки захвата помещений. Но ты понимаешь, что не избавишься от этих людей, они ведь все равно будут в городском совете, будут продолжать жить в этом городе, ты же их не отправишь на Луну вместе с избирателями, которые каждый раз голосуют за «Оппоблок». Поэтому, когда ты понимаешь, что по-другому ситуацию не решить, начинаешь договариваться.

«МЕНЯ РАССТРАИВАЕТ ПАТЕРНАЛИЗМ ЛЮДЕЙ»

Ольга КРЫСА, Львовский национальный университет имени Ивана Франко:

— Вы — глава города-миллионника. К сожалению, у многих людей еще остается постсоветская инерция. Кто вам в работе оказывает наибольшую поддержку? А какая категория является наиболее проблемной?

— Меня расстраивает патернализм людей. У многих родина заканчивается на пороге собственной квартиры. Они не могут договориться, кто будет мыть лестничную клетку на четыре квартиры, или убирать, выносить мусор. Но при этом постоянно кричат, что им что-то не дала власть.

Вторая проблема вытекает из первой. Есть вещи, которые можно сделать за счет самоорганизации людей. У нас уже есть зачатки самоорганизации. И мы пытаемся ее стимулировать. В городе действует программа, в рамках которой мы начали выдавать людям тачки, саженцы, краску... Люди приходят в Горжилуправление и говорят, что хотят сделать субботник. Для этого мы им даем все, что необходимо: рассаду цветов, метлы, лопаты... И это делается за счет городского бюджета. Таким образом, мы стимулируем самоорганизацию. Потому что власть не может решить все проблемы. Люди должны понимать, что если мы общество активных граждан, то мы должны ими и являться.

«ВТОРОЕ КАЧЕСТВО — ЭТО УМЕНИЕ ДОГОВАРИВАТЬСЯ. НИКОГДА НЕЛЬЗЯ ПЕРЕХОДИТЬ КРАСНЫЕ ЛИНИИ. У НАС БЫЛА ИСТОРИЯ В СОВЕТЕ, КОГДА ОН РАЗДЕЛИЛСЯ 32 НА 32. В ЗАЛЕ БЫЛИ ДРАКИ, ПОПЫТКИ ЗАХВАТА ПОМЕЩЕНИЙ. НО ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО НЕ ИЗБАВИШЬСЯ ОТ ЭТИХ ЛЮДЕЙ, ОНИ ВЕДЬ ВСЕ РАВНО БУДУТ В ГОРОДСКОМ СОВЕТЕ, БУДУТ ПРОДОЛЖАТЬ ЖИТЬ В ЭТОМ ГОРОДЕ, ТЫ ЖЕ ИХ НЕ ОТПРАВИШЬ НА ЛУНУ ВМЕСТЕ С ИЗБИРАТЕЛЯМИ, КОТОРЫЕ КАЖДЫЙ РАЗ ГОЛОСУЮТ ЗА «ОППОБЛОК». ПОЭТОМУ, КОГДА ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ПО-ДРУГОМУ СИТУАЦИЮ НЕ РЕШИТЬ, НАЧИНАЕШЬ ДОГОВАРИВАТЬСЯ»

Патернализм, пассивность, безверие — это самые главные проблемы. Ну и не без шапкозакидательства, потому что очень многие думают, что они все знают. Люди не понимают, что одно дело — стоять на баррикадах, размахивать флагами, а другое дело — сидеть, и часами, днями, выгребать эти Авгиевы конюшни. Конечно же, нужна институциональная память. То есть нельзя прийти с улицы и стать директором «Зеленстроя», ничего не понимая в обрезке деревьев. Нужно понимать, как это функционирует, каким образом действует местное управление.

Я обновил полностью состав мэрии, уволил всех старых замов, директоров департаментов, почти всех руководителей управлений. Поменял подавляющее большинство директоров коммунальных предприятий. Вот, например, есть у нас такой Лазарев — он будет работать при любом режиме, потому что человек знает, где и какая в городе коммуникация, у кого она находится на балансе. Ну, выгоню я его, ну назначу какого-нибудь молодого пассионария. И что? Был у нас такой Юра Лозовенко, давал советы по городской инфраструктуре. Потом обиделся и уехал в Ивано-Франковск. Он давал хорошие советы, только где я возьму на них сотни миллионов евро, не гривен?

«ПОДБИРАЛИ ЛЮДЕЙ ПУТЕМ СЕЛЕКЦИИ»

Иван КАПСАМУН:

— Как вы подбирали свою команду?

— Часть людей мы забрали из облгосадминистрации, с кем работали в 2014 году. Это молодые юристы, люди, которые занимались аппаратной работой. Вторая часть команды — это наши партийные соратники, которые прошли избирательную кампанию вместе со мной. Но это не значит, что я брал людей по причине личной или партийной преданности, нет, это люди, которые показали профессионализм, в том числе в бизнесе, в хозуправлении... Третье, мы также взяли молодых, активных граждан, волонтеров, которые готовы работать много и тяжело. В том числе мы привлекали людей из Киева, например, приехал Максим Музыка, а начальник горздравоохранения из Волыни. Подбирали людей путем селекции. Это три основных направления. Четвертый — естественно я оставил людей, которые были не запятнаны коррупционными скандалами. Вот есть такая Ольга Ивановна Черкас. Она была при всех мэрах, даже в советское время. Вот я уйду с должности, а она будет работать, потому что это финансист высочайшего уровня квалификации.

Кадровая проблема — это проблема №1 для страны. Люди из бизнеса не хотят идти работать в госслужбу. Например, есть должность главного архитектора города — приходит известный, молодой архитектор и говорит: «Я готов работать за 10 тыс. долларов зарплаты». Потому что он столько зарабатывает в бизнесе. Зачем ему идти на госслужбу? Сейчас мы взяли молодого, продвинутого художника Сережу Белого. Он вообще работает бесплатно. Сергей говорит: «Зачем мне ваши 5 или 15 тысяч гривен зарплата? Я хочу изменить город!». Он со своими единомышленниками рисует логотипы в бюро, продает бизнесменам и на этом зарабатывает хорошие деньги.

Более того, мы первые в стране подняли заработную плату городским чиновникам. У нас начальники департамента зарабатывают в мэрии до 20 тыс. гривен. Сколько проклятий я слышал, что «дети голодают, а Филатов платит людоедам-чиновникам огромные деньги». А я не могу спрашивать с людей, когда человек получает 3,5 тысячи грн.

«НЕВОЗМОЖНО ЖИТЬ В ПОСТОЯННОМ НЕГАТИВЕ»

Кристина САВЧУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— Что конкретно повлияло на смену вашей специальности с адвокатской на журналистскую?

— Я на самом деле человек творческий и, можно сказать, прожил несколько жизней, поэтому никто, кроме Бога, не может сказать, что будет дальше. Мэром я тоже не собирался становиться. Я стал мэром благодаря единственному человеку в мире, и этот человек — Александр Вилкул. В какой-то момент я понял, что не отдам свой родной город «криворожской банде».

Когда началась история с захватом рынка «Озерка» Курочкиным, в городе был полнейший кошмар. Я тогда участвовал в судебном разбирательстве на стороне защиты. И в тот момент я понял, что пора об этом рассказывать по телевизору. Но никто не хотел с подобными вещами связываться, потому что это было опасно. Тогда я пошел на «9 канал», он тогда принадлежал Игорю Коломойскому. У меня было одно условие — не вмешиваться в редакционную политику. Игорь Валериевич согласился, он ни разу мне не сказал, что показывать, а что нет. Редакционную команду я содержал за свой счет. По сути, мне тогда как бы продали эфирное время.

Мы имели космические рейтинги. За то, чтобы мы не пускали сюжет в эфир, нам могли предложить 5 тысяч долларов. На то время это была огромная сумма. Мы собрали хорошую команду и создали прекрасный проект. Мне даже господин Ющенко дал за него заслуженного журналиста. Мы гремели, наши передачи записывали на диски и передавали друг другу, так как интернет тогда был далеко не у всех.

Но в один момент я понял, что мои «вещания из подвала» людям просто надоели. Зрители начали уставать от всей этой чернухи и нагнетания. Тогда мы создали рубрику «Людям о людях» и рассказывали много интересных вещей, которые делают обычные граждане. Я помню сюжет о дедушке, который за свой счет сделал канатную дорогу для лыжников, а еще были истории о многодетных семьях, где дети не просто одеты и обуты, а хорошо воспитанные и творческие. Это была рубрика, которая позволяла поднять настроение. И людям это нравилось.

Виктория ГОНЧАРЕНКО, Днепровский юридический лицей:

— Очень приятно с вами познакомиться. Я как представительница Днепра, могу отметить то, что наш город действительно становится лучше. Но есть люди, которым ничего не нравится. Как вы боретесь с этой недоброжелательностью, что вас мотивирует?

— Скептиков можно переубедить только делами. Не знаю, насколько это правда, но политологи и аналитики говорят, что в стране все же растет индекс счастья. Невозможно жить в постоянном негативе. Часто на негатив я отвечаю предложением занять мое кресло. Сразу отказываются. Для того, чтобы понять чей-то путь, нужно обуть ботинки этого человека.

«МЫ СОЗДАДИМ ОТДЕЛЬНУЮ БИБЛИОТЕКУ ИЗДАНИЙ ДИАСПОРЫ»

Дарья ЧИЖ, Киевский национальный университет имени Бориса Гринченко:

— Вы — первый городской голова, который «перевел» Вячеслава Липинского через Днепр. Почему «спор» между Донцовым и Липинским вы решили для себя в пользу Липинского?

— Потому что это объективные вещи. Это вчерашняя наша история о том, как мы передали здание Екатеринославской соборной мечети мусульманской громаде («День» № 131 от 26 июля 2018 года. — Ред.). Это же известная дискуссия между «голосом земли» и «голосом крови». Нельзя противопоставлять Липинского и Донцова. Это часто наследие советской историографии. Они были в дискуссии, но в какой-то степени, они были и в диалоге. Если же мы говорим о Донцове, то он был разный в разные периоды. Я думаю, что в историческом плане Липинский победил Донцова. Но Донцова тоже надо читать. Я, между прочим, был единственный из украинских политиков, кто поехал на могилу к Донцову на кладбище в США. Кроме меня, первой леди Марины Порошенко и патриарха Филарета, на это кладбище так никто и не доехал.

«СКЕПТИКОВ МОЖНО ПЕРЕУБЕДИТЬ ТОЛЬКО ДЕЛАМИ. НЕ ЗНАЮ, НАСКОЛЬКО ЭТО ПРАВДА, НО ПОЛИТОЛОГИ И АНАЛИТИКИ ГОВОРЯТ, ЧТО В СТРАНЕ ВСЕ ЖЕ РАСТЕТ ИНДЕКС СЧАСТЬЯ. НЕВОЗМОЖНО ЖИТЬ В ПОСТОЯННОМ НЕГАТИВЕ. ЧАСТО НА НЕГАТИВ Я ОТВЕЧАЮ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ЗАНЯТЬ МОЕ КРЕСЛО. СРАЗУ ОТКАЗЫВАЮТСЯ. ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ ЧЕЙ-ТО ПУТЬ, НУЖНО ОБУТЬ БОТИНКИ ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА»

Кстати, во время этого визита в США мы договорились, что мы вывезем оттуда и создадим в нашей городской библиотеке отдельную библиотеку — изданий диаспоры. Порядка 10—15 тыс. томов нам должны передать. Почему? Потому что, как у Липинского, — «голос земли». Без земли не может быть нации, политической в том числе. Когда мы были в Штатах, то много общались с семьями в диаспоре. Там есть прекрасные дети, в вышиванках, говорят на украинском языке, колядки поют, — но им уже эти книги не интересны. Они американцы. Да, они поддерживают связь с исторической родиной, но она для них виртуальная. В том числе господин Мирко, который нам передает библиотеку, творчество украинской диаспоры, говорит: «Если я уйду, эти  книги просто разойдутся по библиотекам и там «умрут» мертвым грузом, их никто не будет читать». А это колоссальная библиотека — издания Аргентины, Бразилии, Британии, Канады. При том, это все издавалось после волны эмиграции, после Второй мировой войны, когда сотни тысяч людей были в лагерях для перемещённых лиц, а потом их раскидали по всему миру. И мы хотим это собрать, потому что при всем уважение к нашей американской диаспоре, они много делают, но если нет земли — «голос крови» не помогает.

Анастасия КОРОЛЬ, Донецкий национальный университет имени Василия Стуса:

— Вы и газета «День». Какова ваша история знакомства, и какие проекты «Дня» вам больше всего нравятся?

— Как произошло знакомство? Честно, не помню. Мне кажется, это было так давно... Более того, у меня такое огромное количество контактов в силу моей деятельности, что я не могу со всеми заводить отношения. А вот Ларисе Ившиной хотелось бы сказать «спасибо», что из этих десятков тысяч людей она — такой «якорь», за который удалось зацепиться.

Почему газета «День»? Газет много хороших, интересных, уважаемых, но, в первую очередь, это и культурологические вещи. Кроме «Дня» этому надлежащее внимание не придает никто. Плюс еще почему я люблю «День» — это фото. Помню, мы еще были незнакомы, но я посещал первые фотовыставки «Дня» в 1990-х в столичном Украинском доме и был поражен качеством фотоматериала.

«ЕСТЬ ПРОБЛЕМА ПОЛЗУЧЕГО РЕВАНША»

Лариса ИВШИНА:  

— Недавно у нас была встреча с историком Юрием Терещенком. Много лет он провел, изучая архивы Липинского, и мы его спросили: «Украина наследницей чего должна себя считать: Гетьманата или УНР?». Этот вопрос прозвучал впервые, и во второй раз мы говорим об этом с вами. А в Днепре, если бы вы захотели поговорить на данную тему, есть с кем?

— У нас город достаточно дискуссионный. Много разных мнений. Один из нардепов подал представление на переименование в городскую комиссию по переименованию — улицы Рабкоровской на имени Степана Бандеры. А комиссия по переименованию ответила, что улица Рабкоровская маленькая, а исторически фигура Бендеры настолько значимая, что переименовать невозможно. Нардеп устроил большой скандал, обвинив меня. Хотя я не имел к этому никакого отношения. Потому что даже в комиссии по переименованию есть большое представительство разных людей. У нас достаточно много интеллектуально развитых личностей, которые готовы обсуждать идеи. Это сейчас находится на повестке дня. Приезжайте к нам.

 Л. И.: — Между прочим, в стране переназывают улицы, но люди не всегда понимают всю сложность фигур...

— Я более того скажу, что вообще не понимают. Мы только что говорили о переименовании улицы на Степана Бендеры, который является символом. Но у нас в городе есть улица, одна из центральных, — Романа Шухевича. И люди вообще ничего не сказали против. Потому что они просто не знают, кто это такой. Не было ни скандалов, ни митингов.

Л. И.: — Как вы думаете, возможен ли реванш? Достаточно ли мудрое украинское общество, чтобы разгадать маневры, в том числе России?

— Я много об этом думаю, общаясь, в том числе с крайне правыми, которые говорят мне: «Вот представь себе, станет президентом, условно говоря, Иванов. Что он будет делать, если мы выведем на улицы 50 000 вооруженных людей, в случае, если мы увидим угрозу реванша? Или, например, станет президентом Сидоров. Как он пойдет к инаугурации, если мы этого ему не позволим сделать?». Понятно, что такого рода сценарии на самом деле не нужны. Они могут нести для страны катастрофические последствия. Но сейчас есть определенная критическая масса решительно настроенных людей, которые, по моему мнению, реванша не допустят. Но есть другая проблема — проблема ползучего реванша. Сегодня отступили в одном, завтра в другом, послезавтра в третьем, и так через 3—5 лет мы вернемся на позиции, на которых были раньше. Люди настолько уже устали от всего происходящего кошмара, что они могут просто не поддержать нужных людей или какие-то необходимые решительные шаги. Но мы оптимисты и люди дела, поэтому делаем все для того, чтобы реванша не произошло.

Летняя школа журналистики проходила при поддержке Центра информации и документации НАТО в Украине.

Виктория ГОНЧАРЕНКО, Летняя школа журналистики «Дня»-2018, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments