Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Как проложить маршрут между Сциллой «преступного цинизма» и Харибдой «преступного романтизма»...

Лариса ИВШИНА — о завершении постсоветского цикла и поиске альтернативы
27 декабря, 2019 - 11:31
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Подводя итоги года, уже много лет «День» готовит свою новогоднюю анкету для наших авторов, экспертов, читателей, так как их анализ и обобщения для нас важны и интересны. В то же время также и коллективу редакции и, убеждены, нашей аудитории не менее ценно услышать выводы касательно уходящего года от главного редактора и идейного «реактора» «Дня» Ларисы Ившиной.

Мы задали Ларисе Алексеевне несколько вопросов: Какие события в Украине и мире повлияли больше всего и на мир, и на Украину, и на вас непосредственно? Что из этих событий стало значимым и какие события еще будут иметь отголоски в будущем, сформируют тенденцию? А что из этих событий стало следствием того, что было в предыдущие годы? Ведь недаром, когда мы в декабре минувшего года определяли знаковые годовщины 2019-го, то среди действительно важных исторических дат была и дата из новейшей истории — 20 лет 1999 года. В своих материалах мы специально подчеркнули и для себя, и для читателей, что это попытка понять, почему наши «революции ходят кругами»? И чему эти 20 лет нас не научили? И — что дальше? Каков прогноз?

«Экстракт» из ответов Ларисы Алексеевны предлагаем читателям.

«ЗАВЕРШИЛСЯ ЦЕЛЫЙ ЦИКЛ, ОСНОВАННЫЙ НА ПОСТСОВЕТСКОЙ ИНЕРЦИИ»

— Если попытаться почувствовать тональность этого года, то это прежде всего завершающая нота целого постсоветского периода. Завершился целый цикл. Он был, я думаю, основан на постсоветской инерции.

Люди в большинстве своем не почувствовали того, что в 1991 году открылись новые обстоятельства и для полноценного существования новой Украины нужно было создать новый мир. А вышло, как много лет назад сказал Джеймс Мейс, что «независимость получила УССР».

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В Украине, в принципе, на первых порах должен был быть умный авторитаризм, чтобы создать правила. Людям нужно было помочь стать гражданами страны нового уже времени. Перевести из постсоветского состояния по шаткому и узкому мостику, между Сциллой и Харибдой, к другому будущему. Кто-то должен был взять за руку и перевести. А затем добавлять уже свободы, свободы, свободы...

Вместо этого элиты, которые завладели управлением, строили свою деятельность уже в виде иллюзии независимого государства с механизмами грабежа материального ресурса УССР. Я уже говорила ранее, что это произошло, как в сказке о бычке, которому выгрызли брюхо, напихали его соломой и подперли колом. И потом искушали народ бурными переменами, когда всем казалось, что появилось сильное гражданское общество. Наверное, кое-что появилось, не без того. Когда газета «День» начала свою деятельность, мы говорили, что «День» — это газета для гражданского общества. Но мы немножко иначе на это смотрели. Гражданское общество должно появиться на базе переосмысления предыдущего опыта и деятельной самоорганизации.

А люди, которые творили имитации, иллюзии и фейки, были заинтересованы в том, чтобы «посадить» ростки чего-то здорового просто на подачки, которые призваны были помочь им создавать иллюзию. И таким образом возник жесткий антагонистичный конфликт между подделками и реальностью, «грантоедами» и настоящим общественным сектором. Эти «элиты» были «заточены» на этот иллюзион и во время новых испытаний, которые уже ожидали Украину.

В 1999-м был шанс изменить олигархическую парадигму, которая начала складываться. И только потому, что ее не изменили, Украина пошла к катастрофе прошлых лет — отторжению территорий, смерти тысяч людей                — талантливых украинцев, которые пошли защищать свою страну и погибли. И не видно завершения этой катастрофы, и она не названа катастрофой. И счет политикам, которые довели до этого, не предъявлен.

Россия видела эту нашу жизнь в «проходной комнате», которую назвали «многовекторностью», и воспользовалась этим. Только благодаря тому, что Путин не принимал во внимание, что в Украине есть украинский народ, удалось остановить эту агрессию огромными жертвами волонтеров и добровольцев. Мы еще на первой пресс-конференции Петра Порошенко задали вопрос: мы воюем или торгуем? Этот вопрос висел над всеми пятью годами его правления. Хотя как будто и воевали очень активно, но и торговали, люди это видели. Еще одна наша фраза о том времени — «Как бы так воевать, чтобы не быть в ссоре». Поэтому в том, что произошло, — конечно, ответственность на России. Но часть — на украинских президентах. Вердикт истории обозначен в настоящий момент на карте аннексированной территории и на количестве жертв...

«КРУТЫ-2. МЫ БЫЛИ ПРОСТО ОБЯЗАНЫ ЭТОГО ИЗБЕЖАТЬ»

Потому что говорить о политике можно только с точки зрения ответственности. В чем-то эта история, конечно, напоминала мне Круты-2. По многим признакам. О которых нужно, конечно, было бы очень хорошо задуматься всем нашим здоровым силам. Как можно было, обретя независимость, не подумать о том, почему Украина в предыдущие разы теряла независимость? Что нужно сделать, чтобы не повторить ошибки?

Мы были просто обязаны избежать синдрома Крутов-2. Но мы не пересмотрели события столетней давности, которые «питают» ошибки сегодняшнего времени. Конечно, это нелегко, потому что постсоветская инерция накладывается на то, что в советское время уже могли сочувственно относиться к УНР, уже появлялись такие ноты и относительно Винниченко, и относительно Петлюры, но никогда — относительно Скоропадского. Две наиболее табуированные темы советской историографии — это голодомор-геноцид и Гетманат Скоропадского. Потому что только Гетманат был державотворческим ресурсом, а УНР, как предтеча восстаний, майданов и беспорядков этих лет, была разрушительным ресурсом для хрупкой государственности.

Так же в 1999 году был державотворческий ресурс, который мог «укоренить» традиции украинского государства, вероятно, что на основе критического пересмотра постсоветского наследия. И можно было привлечь много людей, которые уже в советское время были протоэлитой. Я точно видела, какой потенциал нес в себе первый парламент независимой Украины. Ведь тогда были приняты серьезные законодательные акты, творилась украинская дипломатия, даже появились вполне конкурентные медиа — и телевидение, и пресса. То есть четыре года украинского возрождения мы точно застали. И можем сказать тем молодым, которые думают, что так, как сегодня, было всегда, — нет. Было новое украинское возрождение.

1994-й, а особенно 1999-й год, к сожалению, сломали возрождение, и дальше пошла олигархическая модель, которую нужно исследовать и показывать, как она сложилась и как ее можно демонтировать. Я не вижу даже попытки думать в этом направлении.

Тем более что, как уже показал опыт двух Майданов, бездумными восстаниями это не решается. Там правят, с одной стороны, эмоции, и с другой — расчет тех людей, которые за кулисами. Мы говорили о «людях Майдана» и «людях сцены Майдана». Здесь нужно признать, что украинцы должны себе дать отчет в том, что без серьезного творения на принципах, взглядах, ценностях сред, объединения, солидарных полей, укрепления материальной базы, открытой конкурентной полемики не будет настоящей политической борьбы. Будет попытка купить очень виртуозными приемами, соблазнить. У нас создается разрушительный для государства союз — одну сторону характеризует «преступный романтизм», а другую — «преступный цинизм»...

«ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ОДНА ГАЗЕТА? ХОТЯ БЫ ПОПЫТАТЬСЯ ПРОЕКТИРОВАТЬ ПРОСТРАНСТВО И СОЗДАВАТЬ АТМОСФЕРУ ДЛЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭЛИТЫ»

В этом году так сложилось, что воспроизводится именно та модель, которая так хорошо отображена в первом историческом романе «Черная рада». Кстати, в первой книге Библиотеки «Дня» «Украина Incognita», в 2002 году (сейчас у меня на столе уже ее девятое переиздание), я написала, что «История все-таки учит. Только я бы не называла ее учительницей жизни. Это, скорее, строгая надзирательница, которая наказывает за незнание ее уроков, — пусть это будут уроки Переяславской рады или Черной рады под Нежином.

В раннем детстве вместе с историческими хрониками Шекспира я прочитала всего Старицкого, потом Кулиша... У меня такое ощущение, что у нас постоянно действует «Черная рада». Для нее нет авторитетов. Она мешает подняться настоящей элите...». Это было сказано семнадцать лет назад.

Но — мало сказать, просто нужно было пошагово осуществлять программу воссоздания интеллектуальной атмосферы. Что может сделать одна газета? С небольшим ресурсом, с небольшими силами за ней. Она может хотя бы попытаться проектировать пространство и создавать атмосферу для возрождения элиты. Это значит — по «узлам» перебрать все то, что было не осуществлено в свое время или осуществлено не так. В чем наши были проблемы с Польшей? Почему мы не видим настоящую ценность наших отношений с Болгарией? Или где наши абсолютно доказанные корни в связях с Византией? Мы написали «Повернення в Царгород» еще за 4 года до получения Томоса. А «Сила м’якого знака»   — это о том, что Русь — это мы. И это главное противостояние, где Путин не успокаивается все эти годы. Война за идентичность закончилась тем, что «на Донбасе все русские люди» — на их взгляд. А теперь уже добрались до хазар и каганата. Здесь можно только вспомнить, что наш князь Святослав ходил на хазар и каганат и хотел перенести столицу на Дунай. К сожалению, если брать древние времена, мы, будучи когда-то империей периода Святослава и более поздних наших князей, продолжаем жить как колония. А что касается двадцатого века — будучи сотворцами Советского Союза, соучредителями Организации Объединенных Наций, мы забираем из каждого цикла истории — Руину. А Россия — все типы государственности.

В этом проблема. Потому что элитарное сознание — это в первую очередь ответственность. И когда мы уже в этом году создавали книгу «День вдячності», я напоминала в предисловии, что Маргарет Тетчер в июне 1990 года, за полтора месяца до принятия Декларации о государственном суверенитете Украины, сказала: если вы выбрали свой путь независимости, то идите им; однако вы должны помнить об ответственности за свои решения, а это именно то, чего у вас так долго не было. Мы в «Дне» оперируем именно такими смыслами. Я время от времени думаю, кому мы это адресуем — людям, которые абсолютно дезориентированы массовым продуктом? Да, мы и им это адресуем. Поверх голов. Пытаясь добраться и через университеты, и через дружественные среды, через небезразличных журналистов, показывая, что наш путь спасения как нации, народа, государства заключается в том, чтобы понять: Украина — это усилия! Не инерция. Умные усилия.

Закончилось, проели ресурс постсоветский, не создали надежных институтов. По советским ценностям проехались, заплевали и высмеяли — кое-что, конечно, заслуженно. Но вместо разрушенного Ленина — не синяя рука. Должно быть что-то осмысленное — хорошо, пусть не готовы установить памятник Оруэллу. Хотя я убеждена, что именно Оруэлл там должен стоять. Как повод для нашей же собственной самокритики, исцеления и самоиронии. Потому что и нашими усилиями творился «Скотный двор». «Гарет Джонс 80-х» — это Джеймс Мейс, который приехал в Украину с открытым сердцем помочь и предостеречь. Что он нам говорил? «Вы понимаете, мир жестокий и конкурентный. Ведите себя так, чтобы вы не оказались в украинском гетто, украинской резервации». Все эти предостережения были достойны того, чтобы их выслушать, понять, услышать. А за все эти годы мы не добились от всех не преступных, а патриотических правительств, чтобы они включили это в гуманитарные программы, чтобы Джеймс пришел в университеты и его текст «Повесть о двух журналистах» о Гарете Джонсе и Уолтере Дюранти, написанный в 2003 году, стал достоянием. Мы можем поблагодарить всех, кто создал фильм «Цена правды». Но нужно понимать, что были силы, которые и раньше не молчали. Но инерция, замалчивание не дали возможности вооружить украинскую журналистику, молодое поколение качественным пониманием мира и нашего места в нем.

НЕКОТОРЫЕ «ДЕТИ КУЧМЫ» ПОЛУЧИЛИ «ПЕНДЕЛЯ» ОТ ЕГО «ВНУКОВ»

Крах постсоветской модели на наших глазах в этом году ознаменовался и президентскими выборами. То, что называли «электоральным Майданом», — это не Майдан, а разочарование во всех политиках, которые у людей были перед глазами в телевизоре, и сказочное ощущение, что вдруг «кто-то прилетит в голубом вертолете...» Не было других медийных вариантов, не было подготовки к рациональному восприятию действительности. Конечно, предыдущий президент не почувствовал исторического шанса порвать с олигархами, он продолжал в другом образе, более патриотическом и привлекательном, всю ошибочную политику, из которой, собственно, вышел. То есть некоторые «дети Кучмы» получили «пенделя» от его «внуков». Жестоких, без каких-либо эмоций, у которых нет никаких сантиментов, которые воспитаны реально в атмосфере воровской «малины». И у меня к ним, помимо сожаления, что так произошло, очень мало вопросов. В атмосфере чего они выросли? Мы еще застали перестройку, «окна» гласности, свежий воздух, открытие Запада, мы услышали диссидентов, лидера Норильского восстания, мы увидели, что преодолевался сталинизм. А они выросли без ценностей этого типа. У них вообще этого на телевидении не было. Я уже очень давно говорила, что на телевидении у нас политика апартеида интеллектуального населения. Те, кто это вовремя понял, искали подпитки в других источниках...

Поэтому мне кажется, что эта катастрофа пролонгирована во времени, она будет и дальше нарастать. Потому что, помимо всего, декоммунизация — это навыки собственности. Честно (!) заработанное благосостояние. Это то, что нужно было возвращать. То, что наполняет мир жизни людей смыслом. Тебе есть за что держаться, есть что передать в наследство. Это совсем другое, чем украденные ресурсы, которые разлагают морально. Эта собственность другого типа, и она воспитала — воспитывает других людей.

«НАВСЕГДА ЛИ ПЕРЕЧЕРКНУТА МОДЕЛЬ ВОССОЗДАНИЯ ТОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА, КОТОРОЕ МЫ ХОТЕЛИ ВИДЕТЬ ПО ОБРАЗЦУ ЛИТВЫ, ПОЛЬШИ?»

Крах постсоветской модели в действительности ставит большой вопрос — не о failed state, а о том, навсегда ли перечеркнута модель воссоздания того национального государства, которое мы хотели видеть по образцу Литвы, Польши? Потому что есть разговоры о «государстве в смартфоне», другие разные модные «погремушки» и инструментарии — но я нигде не видела, чтобы говорили о наполнении. Собственно, о народе. На основе каких ценностей? А очень рискованные эксперименты вокруг земельной темы, опять-таки, могут привести к прекращению воссоздания даже фольклорной Украины. Не получив интеллектуальной, еще можем потерять и этнографическую. А это, в частности, апелляция и ко всем тем силам украинства во всем мире, которые очень мало прилагали усилий, чтобы Украина жила на «островах» не только этнографических. Ведь там были — Иван Лысяк-Рудницкий, Евгений Маланюк, Игорь Шевченко — лучший наш византист, который до сих пор не переведен. Вопрос для всего украинства, не только того, которое в Украине: какими категориями мы мыслим свое место в мире? Включаемся ли мы в глобальные политические состязания?

Недавно была годовщина смерти выдающегося человека, которого, мне кажется, ни в Украине, ни в диаспоре должным образом не оценили. Это генерал-губернатор Канады (1990—1995 гг.) Роман Гнатишин. Это наиболее сильная позиция, которой украинцы достигли в политической жизни в других странах. У нас есть генералы в американской армии, судьи в США, еще очень много людей на достойных постах. Что показывает, что люди, которые попадают в нормальные системы, проявляются с очень хорошей стороны. В Украине       — нет. Здесь нужны другие качества, чтобы чего-то достичь. Поэтому, может, нужно все-таки поднимать интеллектуальный уровень, то, как он достигается, и ориентироваться на тех немногих, кто достиг вершин. Даже в таком конкурентном мире, который переполнен качественными людьми. Именно это мне кажется самым важным.

Потому что подросло молодое поколение не только испорченное, которое видело плохое поведение предыдущих политиков, но и то, у которого наконец открылись возможности, — они учились на Западе, видели другие миры. Но если им чего-то не хватает, то того, что они «проскочили» мимо украинской истории, украинского переосмысления. Получили высшее образование — без начального. И потом, когда они возвращаются, то не могут опознать: я там был, всему научился в мире, а здесь — что это? как? почему так? Разговор на все эти темы мне кажется очень необходимым. И для общего оздоровления, и для экономического развития, потому что в такие системы, как наша, могут приходить с инвестициями люди с очень рискованным набором качеств, а люди действительно солидные, думаю, остерегаются. А нам это не надо, у нас и своих «рискованных» много. Кого мы будем привлекать к себе, будет зависеть от того, кем мы станем.

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

«НА КАЖДОМ ЭТАПЕ МЫ ПОКАЗЫВАЛИ АЛЬТЕРНАТИВЫ»

На каждом этапе мы показывали альтернативы. Кто может этой альтернативой воспользоваться? Например, на последних президентских выборах вариант для новой консервативной модели и кандидата, которого мы на первом этапе поддерживали, был очевиден. К сожалению, этот шанс оборвался. Чтобы это воспроизвести, нужны время и усилия. Нелегко затягиваются такие обрывы...

Если люди увидят, что ставка на чудеса, на «Русь сказочную» не дает результатов, думаю, что наиболее вероятен — маятник совсем в другую сторону. Тем более что на этом поле будут работать и наши враги. Россия очень хорошо изучила наш психотип, нетерпеливость, способность к импульсивным шагам. Кстати, в свое время Дантон говорил, что революция пожирает своих детей. Но если признать, что это была революция, то кого считать ее детьми? Найем в Укроборонпроме, а Лещенко на Укрзализнице — это дети революции? Или как? Эти посты о чем-то говорят?

Для возникновения альтернативы — очень важно, чтобы были какие-то силы в обществе. Откуда они могут взяться? И еще — Украине с чем лучше справляться — с диктатурой или анархией? А у нас она комбинированная. За кулисами — несменяемость лиц, а на улицах — бурная активность. И то, и другое, конечно, очень опасно для будущего. Это не дает развития, а только добирает последние «крошки» ресурсов. Это и те инфраструктурные проблемы, и проблемы наших городов, чего стоит один снимок «Киев времен олигархата». Все эти трансформации отразились на качестве, продолжительности жизни, эмиграции, деторождении. Это все — вердикт, без всякого Гаагского трибунала, тем политикам, которые Украиной так безответственно правили. И когда сами не могли, то лучших не искали. А еще привили иллюзии младшему поколению, о котором я в статье еще в 1999 году говорила: «глядя на этого президента, каждый, кто умеет читать и писать, захочет стать президентом». Реальность превзошла мои прогнозы. И это было инспирированное действие. Не просто стихийно так вышло. Задача накопителей капиталов — без изменений в личной жизни передать владения (желательно в других странах, где твердая юстиция). Они реализуют именно этот план и вводят в заблуждение огромное количество людей. Сейчас политические «внуки» системы могут погрузить ее в большой кризис, но на этот вариант у накопителей капиталов тоже все готово. Они все действительно живут в Евросоюзе и странах НАТО, куда Украину не пускали коллективными усилиями в угоду России. Потому что Россия им щедро платила, из «трубы» в частности, которую они так же не дали отдать в консорциум еще на ранних этапах.

...Наша правда в том, что мы пытались помочь своему народу. Помочь ему очень трудно, потому что он забыл, что нужно читать умные газеты, а не ходить по информационным «помойкам». Но когда в 1999 году мы проиграли, то провозгласили, что будем заниматься обществом и занимались. И если бы этому примеру следовали другие... Трагикомично, когда я прихожу в среду, где есть журналисты, которые, наоборот, делают все по указаниям российскоориентированных олигархов, и они с такой тревогой меня спрашивают: «Как вы думаете, нас таки раздерут или нет?» Хочется сказать: знаете, вопреки вашим стараниям — нет.

Я не вижу в настоящий момент готового варианта развития событий. Но я знаю, чего нам делать не надо. И каким бы ни был нежелательным для части общества Зеленский, не надо пытаться его свергнуть. Очень уместно напомнить, что мы писали еще в 2013 году, накануне всех трагических событий: «Если вы будете таким образом снимать Януковича, на Донбассе будет прямое путинское правление». Необходимо научиться жить не в формате «Черной рады».

Ресурс пассионарности, который остался нам в наследство, использовали очень безоглядно, как и другие ресурсы — янтарь, воду, лес... Это касается и энергии народа. Выбросы «без толку», согревание космоса — очень нерациональное поведение. А потому остается актуальной наша идея: идентичность и модернизация. Время и усилия.

Недаром говорят, что народы, которые научились избирать, меньше воюют. Даже те, у кого очень горячая кровь.

Сегодня главное — не допустить последующую Руину. Она длилась в закамуфлированном виде, а теперь среди тех людей, которые пришли к власти, вероятно, есть очень много преисполненных хорошими намерениями, но хорошо ли они себе представляют состояние страны? Чтобы понимать, какая игра, кто играет, сколько чего вокруг, нужно привлечь наиболее квалифицированный потенциал, который еще сохранился в стране. Чтобы противодействовать этим рискам, ведь они наступают с очень многих сторон.

...Украинцы в лагерях ГУЛАГа, своим подвижничеством на фронтах, в освободительной борьбе, восстановлении Украины после Второй мировой войны — заработали «золотой капитал» нашей репутации. Но это капитал — предыдущего поколения. И вот огромный вопрос, который висит над современными украинцами, — какую репутацию мы создадим Украине в сегодняшнем мире?

Если меня спросить, верю ли я, что возможно переключиться наконец на ту новую парадигму развития, которую предлагал в своей конструктивной части президентской программы 1999 года Евгений Марчук, то, казалось бы, что все годы усилий и такие неочевидные результаты должны были бы вызывать ответ: «Нет. Нечувствительны к умным усилиям и это здесь не «растет». Но, с другой стороны, мне всегда помогает фраза: люди способны действовать разумно, когда у них не остается другого выбора.

Ресурсы для жизни в постсоветской инерции закончились. Забудьте. Представьте, нужно жить умом.

Духовным умом, софийностью...

Как это? Читайте «День» и в году 2020 — мы расскажем

Искренне

ваша Лариса ИВШИНА

Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ