Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

Настало время исторического решения

«Украинская православная церковь готова к полной независимости — и от Москвы, и от Константинополя», — Патриарх Киевский и всея Руси-Украины ФИЛАРЕТ
26 июля, 2018 - 19:53

27—28 июля 2018 года Украина отмечает 1030-ю годовщину Крещения Киевской Руси-Украины. По этому случаю во Владимирском соборе состоятся торжественные богослужения, которые возглавит Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет. На 28 июля в 11.30 запланирован крестный ход «Молитва за Украину и за единую поместную Украинскую православную церковь» (маршрут: Владимирский собор — бульвар Тараса Шевченко — улица Владимирская — Софийская площадь — Михайловская площадь — парк Владимирская горка). Государственное мероприятие при участии Президента Петра Порошенко начнется в Мариинском дворце в субботу утром, потом глава государства примет участие в крестном ходе УПЦ КП и выступит на Владимирской горке в памятника князю Владимиру Великому.

Сама дата, 1030-я годовщина Крещения Киевской Руси-Украины, свидетельствует, что наша страна имеет давние корни не только христианских традиций, но и создания государства. Поэтому война, которую развязала Россия против Украины, как раз продолжается не только за возвращение себе геополитического веса, но и за историческое наследие Украины, которое Кремль, равно как и территории, пытается присвоить себе. Аналогичная борьба идет и на религиозном направлении. Здесь Россия имеет свои рычаги влияния в виде Украинской православной церкви Московского патриархата. Другая часть украинского православия, которая значительно больше, а это Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь, пока не признана мировым православием.

Однако в ближайшее время ситуация может измениться, ведь появился исторический шанс для создания единой поместной Украинской православной церкви с предоставлением ей автокефалии от Вселенского патриарха Варфоломия I. В последнее время эта тема является одной из основных для обсуждения в религиозном и общественно-политическом пространстве. Чего ожидать от этого сложного процесса? Накануне знаменательной даты для нашей страны «День» встретился со Святейшим Патриархом Киевским и всея Руси-Украины ФИЛАРЕТОМ.

«КРЕЩЕНИЕ РУСИ ИМЕЕТ ПРЯМОЕ ОТНОШЕНИЕ ТОЛЬКО К УКРАИНЕ»

— С чем Украина, Украинская православная церковь подходит к 1030-летию Крещения Киевской Руси-Украины? Какое значение этот исторический факт имеет для современной Украины? Например, лидеры (светские и духовные) соседнего государства, которое ведет против нас войну, в своих заявлениях постоянно присваивают себе наше прошлое, в частности говоря о сакральном значении Киева или Херсонеса (Корсуня), который они на сегодняшний день оккупировали.

— В первую очередь хочу обратить внимание на то — почему мы, отпраздновав тысячелетие крещения Руси в 1988 году, продолжаем отмечать этот праздник. Ведь даже 1030-летие не является юбилеем. Потому что этим празднованием мы хотим напомнить, что не только мы — современники XX—XXI веков, хотим войти в Европу. А еще князь Владимир более 1000 лет назад видел Украину в цивилизованной христианской Европе. Он хотел войти в контакты с Византийской империей, с которой Скифия и Русь часто воевали. Но его приняли не сразу, потому что он был язычником. Византийская империя же была христианской, как и Европа. Поэтому условием к налаживанию контакта было — принятие христианства. Именно это и сделал Владимир.

Но причиной такого шага были не только политические мотивы. Когда он в Крыму победил византийское войско, то ослеп. И только когда принял крещение — прозрел. Поэтому в принятии христианства у князя были еще и внутренние мотивы. Однако стоит обратить внимание на то, что Россия крещение Владимира в Херсонесе (хоть не все историки соглашаются с этим и свидетельствуют, что князь крестился все же в Киеве), который она оккупировала, хочет подать как знак того, что это крещение всей Руси, приобщая к этому событию Московию. При этом они забывают, что сама Москва появилась лишь в 1147 году. И когда они в прошлом году праздновали 870-летие основания Москвы, то фактически признали, что во время крещения Руси их вообще еще не существовало. Так какое вы отношение имеете к крещению, к Владимиру, вообще ко всей Руси? Никакого.

Крещение Руси имеет прямое отношение лишь к Украине. А в Московию, которую они потом назвали Россией, вера пришла от Руси, то есть от Украины. Новгород, Суздаль и некоторые другие города входили в Русь, но не были Русью. В летописях сказано, что когда Новгородский епископ ехал в Киев, то ехал он на Русь. То есть из Новгорода на Русь, а это значит, что Новгород             — это не Русь. Так же это касалось суздальского архимандрита. То есть все они приняли христианство от Руси. И из этого нужно исходить. Когда Русь приняла христианство, то она просветила не только наш народ — русов, а стала заниматься просветительством и других народов.

Насколько украинцы сознают, что имеют такую глубокую историю?

— Дело в том, что императрица Екатерина II в свое время собрала комиссию, которой дала задание переписать историю под Российскую империю. Поэтому всей правдивой истории мы не знаем. Задание нашего поколения — написать правдивую историю Украины и описать правдивые отношения между Украиной и Россией. Отмечаю, наша земля с самого начала называлась Русью, а затем Украиной. Уже потом, когда начала подниматься Москва, она стала присваивать нашу историю, культуру, названия... Даже правила для русского языка составили наши профессора из Киево-Могилянской академии. Потому что до конца XVII века в России не было не то что высших учебных заведений, а вообще никаких учебных заведений. Были только училища при монастырях. Поэтому языка, которым считается современный русский язык, не было. Когда образовалась Славяно-греко-латинская академия в Москве, то туда взяли профессоров из Киево-Могилянской академии, которые создали им образование.

«МЫ НАДЕЕМСЯ, ЧТО В ЭТОМ ГОДУ МЫ ТОМОС ВСЕ-ТАКИ ПОЛУЧИМ»

— Последние сигналы свидетельствуют о том, что предоставление Томоса Вселенским патриархатом о создании Украинской поместной православной церкви к 1030-летию Крещения Киевской Руси-Украины пока откладывается. Почему? Каковы последние новости?

— Почему мы добиваемся признания Украинской церкви — автокефальной? А потому что во всех православных странах, которые провозглашали независимость, в обязательном порядке церковь становилась независимой. Например, Греция, которая сначала входила в Оттоманскую империю, а затем вышла из нее. Ее светская власть начала требовать от церкви, чтобы она отделилась от Константинопольского Патриархата. Потому что зависимость одной церкви от другой, которая находится в империи, влияла на независимость Греции. Поэтому Синод греческих епископов провозгласил автокефалию Греческой церкви. Но Константинополь этого не признавал в течение 20 лет. Так же, когда начала распадаться Османская империя и образовались новые государства — Румыния, Болгария, Сербия, они начали требовать независимости своих церквей. Но Константинополь опять не соглашался на автокефалию ни для Румынской, ни для Сербской, ни, тем более, для Болгарской церквей. Болгарская церковь ждала автокефалии дольше всех — целых 70 лет, в результате Константинополь их все равно признал.

Украина, пока не имела независимого государства, вынуждена была терпеть над собой московское иго — то есть подчиняться Московскому патриарху. Но когда Украина стала самостоятельным государством, мы по примеру других церквей, на законном Поместном соборе приняли решение, что Украине нужна автокефальная церковь. Москва выступила категорически против этого и ведет борьбу против нашей позиции до сегодняшнего дня. Еще в 1992 году, когда образовался Киевский патриархат (из Украинской православной церкви, которую я возглавлял, и из Украинской автокефальной православной церкви), мы обратились к Вселенскому патриарху. Почему? А потому что в 1686 году Киевская митрополия, которая находилась 700 лет в составе Константинопольского патриархата, была незаконно присоединена к Московскому патриархату. Как известно, Вселенский патриарх не признает это присоединение. Поэтому мы обратились к патриарху Варфоломию как церковь-дочь к церкви-матери. С того времени и идет борьба за признание Украинской церкви.

Вселенский патриарх постоянно ставил условия. Сначала — пусть обратится Президент, потом — пусть православные в Украине объединятся. После ряда встреч в последние годы Вселенского патриарха Варфоломия с Президентом Украины Петром Порошенко договорились о новых условиях. Должно быть обращение о предоставлении Томоса от архиереев УПЦ КП, архиереев УАПЦ и хоть части архиереев УПЦ МП. Аналогично с подобной просьбой должна обратиться светская власть, то есть Президент и Верховная Рада. Все это Украина выполнила. Теперь ждем Томоса. И Вселенский патриарх обещает это сделать. Но прежде чем дать Томос, он создал комиссию, которая объезжает все поместные православные церкви и информирует их о намерениях Вселенского патриарха предоставить автокефалию Украинской церкви. Он не просит их согласия, а информирует. Пока эта комиссия не объехала все православные церкви. 9 июля, например, она была в Москве. И хочу обратить внимание, что накануне этой поездки Вселенский патриарх заявил, что Украина — это его каноническая территория. Причем сказал об этом резко, как никогда ранее. Также другим представителем Вселенского патриархата было объяснено, что Московский патриархат является дочерней Церковью по отношению к Украине, а не наоборот. Далее по процедуре вопрос предоставления Томоса должен рассматриваться на заседании Синода Вселенского патриархата. Мы надеемся, что в этом году мы Томос все-таки получим.

«АРХИЕРЕЙСКИЙ СОБОР ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОСЛЕ РЕШЕНИЯ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ТОМОСА»

— Недавно вы заявили: «...Тепер должен быть созван архиерейский собор из тех епископов, которые обратились к Вселенскому патриарху, среди которых есть 10 епископов Московского патриархата. На этом архиерейском соборе выберут предстоятеля, который станет предстоятелем единой Украинской православной церкви» (radiosvoboda.org). Означает ли это, что собор должен собраться до предоставления Томоса?

— Мы считаем, что Архиерейский собор должен быть после решения Священного синода Константинопольской церкви о предоставлении Томоса. Сначала должно быть решение, а затем собор. В общем Архиерейском соборе должны принять участие все, кто обратился к Вселенскому патриарху. То есть сначала признание нас архиереями со стороны Вселенского патриарха, потом созыв Архиерейского собора трех церквей для избрания Предстоятеля единой поместной Украинской автокефальной православной церкви, а затем уже предоставление Томоса этому Предстоятелю.

— 9 июля в Москве состоялась встреча главы РПЦ Кирилла с делегацией Вселенского патриархата — митрополитом Галльским Эммануилом и Смирнским Варфоломием. По имеющейся информации, вопрос украинской автокефалии обсуждался, однако без особых результатов. По вашему мнению, какие аргументы использует Москва в переговорах с Константинополем? Какие это рычаги влияния?

— Стремление непризнания Украинской церкви со стороны Москвы велико. Для этого, конечно, задействована Русская православная церковь. Ее представители объезжают все поместные православные церкви и убеждают их, чтобы они не поддерживали намерение Вселенского патриарха о предоставлении Томоса Украине. С другой стороны, Москва по линии дипломатии использует все возможные рычаги. Есть слухи и о финансовом факторе, который применяет Кремль. Также известно, что Московский патриархат в Украине напечатал десятки тысяч обращений к Вселенскому патриарху и теперь собирает подписи, чтобы потом все это отправить в Стамбул. Но желающих подписать так называемое обращение немного. Тем более, большого значения оно не имеет.

В противовес российским действиям украинские церковные и общественные деятели также ездили к Вселенскому патриарху, Грузинскому патриарху, Иерусалимскому патриарху, в Грецию, Румынию, Польшу. То есть мы тоже информировали православные церкви о нашей позиции. Вселенского патриарха больше всего поразило то, что 500 общественных организаций Украины обратились к нему с просьбой о предоставлении Томоса Украинской церкви. Он не ожидал такого. Это значит, что Украинская православная церковь готова к полной самостоятельности и независимости — и от Москвы, и от Константинополя.

«НЕКОТОРЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РПЦ ДЕЛАЮТСЯ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ РАЗЖЕЧЬ В УКРАИНЕ РЕЛИГИОЗНУЮ ВРАЖДУ»

— Как можно объяснить то, что отдельные представители УПЦ МП просят Константинополь не предоставлять Томос украинской церкви, играя против своего же государства?

— Проблема заключается в том, что УПЦ МП зависима от Москвы, а Москва не заинтересована в том, чтобы Украина имела церковную независимость, так как это является прочным основанием в целом независимости украинского государства. Соответственно, чтобы украинское государство не имело такой основы, российское государство делает все, чтобы церковь была зависимой от Москвы. И тогда через церковь Москва будет влиять на украинское общество и на украинское государство. Например, руководство Московского патриархата в Украине не называет Москву агрессором. Россия, в свою очередь, пытается навязать ложный стереотип, что в Украине идет «гражданская война». Таким образом русская церковь в Украине повторяет то, что говорит Москва. Но всему миру известно, что на Донбассе российские танки, «смерчи», «ураганы», тысячи российских военных... Так является ли это «гражданской войной»? И такую ложь говорит московская церковь в Украине. А если бы она была независимой, она бы эту ложь не говорила.

Глава Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Илларион (Алфеев) недавно даже угрожал: «...представьте себе, что произойдет, если раскольники начнут захватывать лавры. Тысячи людей соберутся, будут защищать эти обители, прольется кровь».

— Это делается для того, чтобы разжечь в Украине религиозную вражду. А затем на этом основании Россия якобы сможет вмешиваться во внутриукраинские дела. Под каким поводом? Защищаем от притеснений церковь. То есть сначала провоцируют вражду, а затем якобы начинают примирять и защищать. Наша же позиция другая — не стоит разжигать религиозную вражду. Кто не хочет присоединяться к украинской церкви, пусть присоединяется к русской, но не использует украинское название. Ведь это русская церковь в Украине. Пусть она существует, думаю, не очень многие украинцы захотят называться русской церковью.

«КОГДА ОБРАЗУЕТСЯ УКРАИНСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ, ПЕРЕД КАЖДЫМ ПРИХОДОМ СТАНЕТ ВЫБОР: ЛИБО ОНИ УПЦ, ЛИБО — РПЦ»

— В случае предоставления Константинополем Томоса украинской церкви, что это значит для Украинской православной церкви Московского патриархата и в целом Русской православной церкви?

— Когда образуется Украинская православная церковь, то Верховная Рада должна принять законодательное решение о регистрации всех православных организаций. Тогда перед каждым приходом станет выбор: либо они УПЦ, либо — РПЦ. Надеемся, что большее количество приходов Московского патриархата скажет, что они хотят быть украинской церковью. Мы рассчитываем, что наша церковь будет большой, а русская, в сравнении, маленькой.

Отдельно на РПЦ это будет иметь большое влияние. Именно поэтому русская церковь борется за то, чтобы не отпустить украинскую церковь. Представьте себе, что УПЦ будет иметь такое же количество верующих, как и русская. Тогда последняя уже не сможет претендовать на первенство в православии. На сегодня, как известно, идет борьба между Константинополем и Москвой за первенство. Константинопольская церковь говорит, что она первая по чести, а Московская, что она первая по количеству. Так вот, Московская церковь не сможет быть первой по количеству без украинской. И я не исключаю, что в такой ситуации Москва может совершить раскол и отделиться от православия.

— Как к вопросу создания Украинской поместной православной церкви относятся в православном мире? Какие церкви в каких странах можно считать союзниками РПЦ, а какие находятся ближе к Вселенскому патриархату? Ведь в случае предоставления Томоса украинской церкви будет стоять вопрос ее признания со стороны других православных церквей.

— Греческие церкви, по нашим наблюдениям, будут поддерживать Вселенского патриарха. А также некоторые славянские церкви. Не будет поддерживать Антиохийская церковь, потому что она полностью зависима от Московского патриархата. Думаю, подавляющее большинство православных церквей поддержат Украинскую автокефалию, а со временем поддержат и все другие церкви. В такой ситуации Москва может остаться одна. За Москву могут стать пока лишь те церкви, которые не поехали на Всеправославный собор, который состоялся на Крите в 2016 году. А это, помимо РПЦ, Антиохийская, Грузинская и Болгарская церкви.

«НА СЕГОДНЯ НАША ЗАДАЧА ИМЕТЬ ХОРОШИЕ ОТНОШЕНИЯ С УГКЦ, ТАК ЖЕ КАК И С ДРУГИМИ ЦЕРКВЯМИ»

— Светская и церковная власть в Украине показали единство, когда одним голосом обратились к Вселенскому патриарху Варфоломию с просьбой предоставить Томос. Однако проведена ли до конца внутренняя работа украинской властью, в частности Верховной Радой, для того, чтобы создать лучшие условия для объединения украинского православия? Например, известно, что парламент до сих пор не принял такие законопроекты, как № 4128, который определяет механизм изменения юрисдикции православной общины, или законопроект № 5309 относительно названия религиозных организаций.

— Сейчас кое-кто обвиняет украинскую власть, и в частности Президента Петра Порошенко, в том, что он вмешивается во внутреннюю жизнь церкви. Это обвинение неправдиво. Никакого вмешательства Президента во внутрицерковные дела нет. Ведь вопрос об автокефалии затронуло не государство, а церковь еще в 1992 году. К тому же обращение Президента требовал сам Вселенский патриарх. Если возьмем для примера Польскую церковь, когда она получала автокефалию от Вселенского патриарха, то глава тогдашнего Польского государства Юзеф Пилсудский вместе с Митрополитом Варшавским обратились к Вселенскому патриарху. Так почему Пилсудскому можно, а Порошенко нельзя? Есть и другие примеры. Обращение со стороны светской власти — это лишь признание того, что автокефалия имеет большое значение для государства.

Что касается законодательных инициатив. Первое, как я уже говорил, перерегистрация всех православных приходов — или на УПЦ, или на РПЦ.  А второе — сейчас действует закон, который позволяет религиозной общине выбирать, под каким центром находиться, но механизма реализации данного закона нет. Соответственно эти механизмы нужно прописать и принять, когда от большинства общества будет зависеть, к какому православному центру относиться. Тогда не будет и вражды.

В случае создания единой Украинской православной церкви возможно ли последующее объединение с Украинской греко-католической церковью?

— Объединиться Украинской греко-католической церкви и православным так, чтобы быть одновременно и с Римом, и с православной церковью, — невозможно. Такой возможности нет и она не предусматривается. Нет никаких признаков, чтобы православие и римо-католицизм объединились в одну церковь, как это было в первом тысячелетии. Отношения между церквями улучшились, но об объединении в одну структуру лишь кое-кто говорит, однако на практике это невозможно. Почему? Потому что католики не откажутся от признания Папы римского «викарием Христа на земле», а православные не примут такого учения о папе. Также нужно иметь в виду, что греко-католическая церковь является католической церковью с православным обрядом. Поэтому без Рима она ничего сделать не сможет. Бесспорно, она может от него отделиться — так же, как она когда-то присоединилась к Риму, будучи до того в составе Киевской митрополии. То есть решение за ней. На сегодня наша задача иметь хорошие отношения с УГКЦ равно как и с другими церквями.

«НИКАКОГО КРИЗИСА В ПРАВОСЛАВИИ НЕТ. ИДЕТ БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ВНУТРИ ЦЕРКВИ»

— Часто приходится слышать, что существует кризис православия. Нужна ли модернизация?

— Никакого кризиса в православии нет. Идет борьба внутри церкви. Борьба за власть. Это правда. Но эта борьба в церкви христовой ведется уже более 2000 лет. Мир лежит во зле. И церковь находится в этом мире, где существует зло, которое неминуемо проникает в нее. Сначала эта борьба была за Истину, за христианские догматы, которые диктовали необходимость созыва Вселенских соборов. Потом началась борьба за власть: кто больше, а кто меньше. Сначала это была борьба между Константинополем и Римом, потом между Константинополем и Москвой. К тому же реформировать православное учение невозможно. Потому что православное учение — это неизменное учение, оно Божественно. Оно истолковано и сформулировано церковью на Вселенских соборах. А вот приспосабливаться к условиям современности церковь должна. То есть внешние условия существования церкви разные, и вот к ним приспосабливаться нужно. Но это не значит, что нужно при этом изменять вероучение и изменять саму мораль. Как можно реформировать Любовь? Можно ли реформировать Правду? Можно ли реформировать Смиренность? Добродетели христианские реформировать нельзя.

В последние годы от нас ушли такие известные люди как Евгений Сверстюк, Богдан Гаврилишин, Евгений Грицяк, кардинал Любомир Гузар, Мирослав Попович, Иван Драч, недавно — Левко Лукьяненко. Нас покидают личности, которых принято называть моральными авторитетами, люди, которые сделали много для восстановления независимости Украины. Конечно, и вы на духовной службе сделали большой вклад в то, чтобы Украина была независимой и сильной. Конечно, это естественный процесс, когда старшее поколение постепенно уходит, но кто приходит ему на смену, на кого опереться нации?

— Здесь проблемы нет. Нынешнее молодое поколение не знает Советского Союза. Оно не знает империи, так как родилось, выросло, получило образование в независимом украинском государстве. И оно всегда будет отстаивать свою независимость. А старое поколение, которое еще вспоминает колбасу за 2,20 рубля постепенно отходит в другой мир. Упомянутые вами люди свое дело сделали и передали новому поколению то, чего они достигли. Благодарность молодого поколения за это видна по тому, как, например, во Владимирском соборе недавно отпевали Левка Лукьяненко. Собор был полон людей. Еще никогда и никого так торжественно не отпевали, как Левка Лукьяненко. То же самое касается и других борцов за независимость Украины. И чем дальше мы продвигаемся вперед, тем больше укрепляется сила украинцев.

Иван КАПСАМУН, «День», фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments