Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Незримая война

или На что способна Москва, чтобы уничтожить автокефалию украинской церкви
2 июля, 2018 - 19:31
ФОТО ЕВГЕНИЯ МАЛОЛЕТКИ

Хотя христианство как официальная религия на наших землях было введено еще в 988 году, в Украине на сегодняшний день и de jure, и de facto нет собственной поместной православной церкви, которая пребывала бы в каноническом общении с другими автокефальными архиепископиями мирового православия. На наш взгляд, это едва ли не самый важный момент, который нужно четко осознать, и именно от этого axis mundi — основополагающего пункта — всякий раз отталкиваться, когда начинаем вести речь на тему нашей автокефальной церкви. В то же время в Украине как независимом государстве, в котором существует более чем тысячелетняя религиозная традиция, должна быть своя автокефальная христианская, в частности православная церковь, где 67% населения, как свидетельствуют статистические данные социологических исследований, считают себя православными. Наличие такой поместной церкви — обязательный атрибут каждого самостоятельного государства, символ его духовно-административной независимости, неотъемлемая и самая сакраментальная составляющая его соборности.

Недавно более полусотни украинских архиереев разных православных конфессий вместе с Президентом Украины, Верховной Радой обратились к церкви-матери Вселенского патриархата в Константинополе с просьбой предоставить для украинского народа церковную автокефалию. С тех пор на протяжении нескольких последних месяцев руководство УПЦ МП и ее некоторые архиереи, стремясь ввести в заблуждение народ, мантию поместной украинской церкви пытаются примерить и одеть на себя, заявляя, что каноническая правильная церковь в Украине уже давно есть, это мы, а другой здесь не нужно. Отвлекая и гипнотизируя всех своей показной каноничностью, представители этой церкви подменяют понятия «автокефалии» и «поместности» созвучной «автономностью», при которой правовая субъектность церковной структуры более ограничена. Действительно, УПЦ МП среди других православных церквей является единственной канонической православной конфессией в Украине. Но УПЦ МП нет в диптихе 14 поместных православных канонических церквей. Поэтому она не является поместной канонической церковью для Украины. Поэтому здесь следует четко понимать, что юридически и по уставной деятельности УПЦ МП является частью или подразделом (частично самоуправным и количественно большим) Русской православной церкви Московского патриархата, которая является поместной автокефальной церковью соседнего государства-агрессора Российской Федерации. Эта страна, как известно, является наследницей Советского Союза и Российской империи, о чем с гордостью доныне заявляют ее наивысшие руководители. Вследствие этого возникает вопрос: действительно ли может сегодняшняя УПЦ МП и по своим деяниям, и по своему духу отвечать статусу Украинской поместной православной церкви, главная функция которой сводится не только к удовлетворению религиозных потребностей своих прихожан, но и реализации духовных устремлений и волеизъявлений народа Украины?

В связи с этим вспомнился один чрезвычайно интересный эпизод из жизни известной в Украине личности. В прошлом году впервые перечитывал дневники Олеся Гончара, которые были изданы в 2003 году в Киеве в издательстве «Веселка». Думаю, нет смысла здесь детально пересказывать, кто такой Олесь Гончар, а также о его значительном вкладе в развитие украинской культуры и духовности. Так вот, в «Щоденниках» среди прочего запомнился один интересный момент на религиозную тематику. Автор знаменитого романа «Собор» рассказывает о событиях и наблюдениях от поездки в Москву в советские послевоенные 60-ые годы ХХ века, а также выражает впечатления от посещений одного из церковно-сакральных сооружений тогдашней советской столицы. Отыскав еще раз эти строки, процитирую их дословно. «Оглядав Архангельський собор у Кремлі. Зовні білий, світлий, чудовий, а всередині — похмуро, весь захаращений гробницями князів та царів... — пишет в своем дневнике Олесь Гончар і продолжает: — Іван Грозний (точніше б — Іван Лютий) заповів поховати себе окремо — «ближче до Бога», у вівтарному притворі. Поруч із його саркофагом і гробниця сина царевича, адже це — цар-синовбивця». А далее Олесь Гончар подытоживает увиденное: «Протестує душа. Таки не підходить нам ця дивна цивілізація, на татарщині замішана, на крові та вбивствах... Навряд чи коли нам збагнути її» (Гончар О. Щоденники: в 3 т. — К.: Веселка, 2003. — Т. 2 (1968—1983). — С. 9).

Что поразило Олеся Гончара в этой истории, думаю, понятно. Обращаю внимание, что на момент тех трагических событий 1581 года в соседнем северном государстве уже существовала православная, однако еще не каноническая церковь, которая в 1448 году, совершив фактически раскол, отделилась от Киевской митрополии. Интересно, что на время смерти Ивана Грозного, в 1597 году, Московский патриархат уже был признан (с 1589 г.) автокефальной поместной церковью со стороны Вселенского патриархата в Константинополе. Стало быть, именно эта Московская уже каноническая православная церковь осуществила, казалось бы, немыслимое захоронение царя и убитого им сына в алтарном притворе Архангельского собора, что поразило Олеся Гончара.

Этот «голос чистого сердца» из дневника Олеся Гончара в виде воспоминания о посещении Архангельского собора в Москве, а также те далекие религиозно-церковные события ХV—ХVI веков, которые с ним связаны, вынырнули из памяти на прошлой неделе не случайно. Это произошло после того, как прочитал сведения, которые также поразили своим святотатством и вызвали внутреннее состояние, когда, как писал Олесь Гончар, «протестует душа». В этом сообщении говорилось, что 25 мая 2018 года накануне заседания Священного синода УПЦ МП архиереи, помолившись во время богослужения, во главе с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием посетили могилу Блаженнейшего Митрополита Владимира (Сабодана), чтобы почтить память усопшего Предстоятеля Украинской Православной Церкви (http://news.church.ua/ 2018/05/25/arxijereji-ukrajinskoji-pravoslavnoji-cerkvi-molilis-u-lavri-pered-pochatkom-roboti-svyashhennogo-sinodu).

В этой будничной церковной хронике конца мая 2018 года, казалось бы, говорится об обычных религиозных церковных событиях, а также показано, что священничество УПЦ МП на наивысшем уровне почитает память о своем близком в вере, а ныне усопшем первоиерархе. Но шокировало то, что в этот же день, после почтения памяти усопшего Блаженнейшего Митрополита Владимира, эти же архиереи на Священном синоде УПЦ МП приняли одиозное решение, в котором осудили обращение к Вселенскому патриарху Варфоломею предоставить Украине церковную автокефалию и поместность. С одной стороны, можно понять синодальное руководство УПЦ МП: их церковь уже является канонической, поэтому и конкуренты ей не нужны. Хотя с другой стороны, а почему бы не порадоваться за братьев во Христе, которые также хотят войти в сопричастие с каноническим мировым православием?

Но дело в другом. Задумайтесь: как можно в один и тот же день чествовать память и молиться на могиле за украинского авторитетного церковного деятеля, который и на словах, и на деле был пылким сторонником поместной православной церкви в Украине, за что, вероятно, пострадал и был преследуем со стороны власти Януковича, и, возможно, именно из-за этого преждевременно умер, а через несколько часов принимать на Священном синоде решения, которые полностью противоречат той церковной взвешенной политике относительно автокефалии, которую не так давно проводил этот самый авторитетный в УПЦ МП предшественник-иерарх? Иными словами, как можно одновременно относиться с уважением к умершему человеку, почитать его память и молиться за него, а после молитв и эпитафий в его адрес поступать наперекор его прижизненным установкам, авторитетным делам и заповедям? Выводы, которые здесь напрашиваются, позволяют риторически оценить эту историю в более глобальном измерении: имеют ли моральное право отдельные нынешние иерархи идентифицировать с настоящей Украинской поместной православной церковью УПЦ МП, где принимают деструктивные решения, которые полностью противоречат воле и инициативам миллионов людей украинского народа, представителями которого являются не только действующие Президент Украины, Верховная Рада, но и десятки архиереев других православных юридически зарегистрированных в Украине конфессий?

История свидетельствует, что Россия, не выбирая средства, во все времена жестоко уничтожала любые инициативы, проявления и непосредственно всех тех, кто был причастен к автокефальному церковному движению в Украине. Почему? Потому что это подрывало их имперские лживые концепции, лишало их безграничной власти и огромных денег. Недавно Президент Украины П. Порошенко, находясь на мемориальном комплексе в Быковне, вспоминал о похороненном здесь первом предстоятеле УАПЦ Василии Липкивском, который 100 лет назад одним из первых поставил на повестку дня вопрос об автокефалии Украинского государства. Именно за это «преступление» его с сотнями других священников расстреляла советская власть, управляемая из Москвы.

Другой яркий случай произошел в начале 90-х годов ХХ века после провозглашения независимости Украины с нынешним Патриархом Филаретом (Денисенко), который длительное время возглавлял в Киеве Украинский экзархат РПЦ МП и был Митрополитом Киевским и Галицким. Именно по его инициативе в конце 1991 года сначала был созван Архиерейский, а затем Поместный собор УПЦ, который, как известно, единогласно принял решение о полной канонической независимости, то есть автокефалии Украинской православной церкви. Вспомните, чем все это закончилось для Патриарха Филарета: сначала его отстранили от руководства УПЦ МП, а в 1997 году Москва руками Архиерейского собора РПЦ МП не только наложила на него политическую по своим основаниям анафему, но и отлучила от своей церкви, к которой он на то время уже не принадлежал. Из-за этого вот уже третий десяток лет этот известный украинский церковный деятель является самым большим врагом и православной, и официальной Москвы.

Не менее поразителен сравнительно недавний пример с покойным и уже упоминавшимся Митрополитом Владимиром, который недавно был Предстоятелем УПЦ МП. Москва разным способами неоднократно обвиняла и осуждала этого церковного иерарха за его благосклонность идеям независимости от РПЦ МП. Путь к автокефалии украинского православия он видел через воссоздание бывшей Киевской митрополии в юрисдикции Константинопольского Патриархата, к которой должны были приобщиться другие православные конфессии в Украине, преодолев так называемый раскол или более правильное разделение. Достичь этого в 2008 году Предстоятелю УПЦ МП не удалось из-за загадочных внешних объективных препятствий, которые возникли после визита в Киев Вселенского патриарха Варфоломея. Как впоследствии оказалось, здесь также имели место спецоперации из Москвы, «успешность» проведения которых для России, как потом утверждали отдельные московские СМИ, тайно отметил высокими наградами для их исполнителей сам президент этого государства В. Путин. Что же случилось с Митрополитом Владимиром, когда к власти пришел Янукович, наверняка известно многим: Блаженнейшего, который в то время тяжело болел, Москва через своих местных резидентов добровольно-принудительно отстраняла от власти и посадила Предстоятеля, чтобы поставить во главе УПЦ МП лояльного ей человека. Не так давно по этому поводу в Киеве даже возбуждены уголовные дела против отдельных личностей, причастных к этим преступным действиям.

Вместо итога. Вот уже на протяжении нескольких месяцев в Украине и за ее пределами бурлит еще одна, но незримая для многих озабоченных будничностью украинцев война. И именно теперь она вступила в активную фазу. Речь идет не о реальных военных боевых действиях на востоке нашего государства, которые также не прекращаются с 2014 года, с тех пор, как Россия дерзко ворвалась в Украину. Имеем в виду войну духовную, церковную, главное содержание которой сводится к борьбе за автокефалию Украинской православной церкви — новый духовный фронт, который сравнительно недавно открылся перед Украиной и ее гражданами. Так вот: в этой войне Украине нужно побеждать врага, который коварно захватил на юге и востоке значительные территории. Побеждать, даже несмотря на те страшные преступления, на которые способна Москва ради уничтожения государства Украина, а также истинной Украинской поместной православной церкви, которая вскоре (верю без сомнения) обязательно состоится. Нужна ли такая национальная христианская церковь для Украины, для ее духовного объединения, решит для себя каждый религиозный человек, который здесь живет и которому небезразлична судьба его государства и будущее детей, родителей, семьи, друзей, знакомых.

Игорь ГУНЧИК, Львовский национальный университет имени Ивана Франко
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments