Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Алексей ИВЧЕНКО: КУН будет оставаться самостоятельной партией

24 апреля, 2003 - 00:00


На фоне парламентских перипетий и споров вокруг того, кто именно из «нашеукраинцев» может занять по списку место покойной Ярославы Стецько в Верховной Раде, VII съезд Конгресса украинских националистов прошел почти незамеченным. Не вызвало большого резонанса и избрание 234-мя голосами новым председателем КУНа близкого к бизнесовым кругам «Нашей Украины» (на время прошлогодних парламентских выборов — председателя наблюдательного совета ДП «Добромыль — Киев») сорокалетнего народного депутата Алексея Ивченко. Главный отныне «куновец» занимал в избирательном списке «НУ» 57-ю позицию, и опыт публичной деятельности у него пока что небольшой. Однако важнее то, что новоизбранный лидер «оголять крайнее правое поле отечественного политикума», по его словам, не будет спешить, даже ради создания единой партии на базе «Нашей Украины». Подробнее о дальнейших планах нового руководства КУНа — в интервью корреспонденту «Дня».

— Для многих избрание Алексея Ивченко новым председателем Конгресса украинских националистов стало неожиданностью...

— Для многих, возможно, это и было неожиданностью, но для меня — нет. Как свое избрание, так и предпосылки к нему я, в какой-то мере, предвидел. Возможно потому, что уже после ухода от нас пани Славы из регионов начали поступать предложения именно мне возглавить Конгресс. И это не было безосновательным. Ведь последние несколько лет мы с пани Славой тесно сотрудничали, и она на время своего отсутствия поручала мне представлять интересы КУНа в политсовете блока «Наша Украина». Считаю, «куновцы» поддержали мою кандидатуру не из-за наших с пани Славой отношений, а благодаря проведенной мной работе в Конгрессе.

— О какой именно работе идет речь?

— Я, по поручению пани Славы, отвечал за расширение и строительство партии, в частности, на Восточной Украине, ее структурирование. Буквально за последний год в восточных областях (где еще до недавнего времени позиции КУНа были недостаточно сильными) зарегистрировано большое количество партийных районных организаций и сельских ячеек. Например в Донецкой области сегодня зарегистрировано 45 райорганизаций, в Днепропетровской — 56, в Запорожской — 38. За этот период ряды Конгресса значительно пополнились интеллигенцией, предпринимателями, в частности, фермерами из восточных областей.

— По свидетельству очевидцев, присутствующий в президиуме седьмого съезда КУНа лидер «Нашей Украины» некоторым образом протежировал вам...

— Мы с Виктором Андреевичем неоднократно встречались и проводили консультации относительно ситуации в партии еще задолго до съезда. А что касается протежирования Виктора Андреевича, могу сказать, что я лично просил его не называть никаких фамилий, и особенно — не называть мою. Во-первых, я был убежден в результате, а поэтому не нуждался в дополнительной помощи. А то, что я встречал и провожал его на съезде, как и то, что он сидел рядом со мной в президиуме, является абсолютно логичным. Ведь я, с одной стороны, представлял Конгресс в блоке «Наша Украина», а с другой, был избран политсоветом председателем организационного комитета по проведению седьмого сбора. Как известно, именно политсовет выдвинул мою кандидатуру. Но, кроме меня, было еще трое кандидатов: народный депутат Евгений Гирнык, член главного провода Сергей Жишко и мэр Самбора, член районного провода КУНа в Львовской области Тарас Тершовчин. Последний уже на съезде снял свою кандидатуру в мою пользу, хотя, откровенно говоря, мы не договаривались об этом. Другие кандидаты шли до конца, но результат вам известен. Своим заместителем я предложил быть одному из кандидатов — Евгению Гирныку.

— Одной из ведущих мыслей вашей, скажем так, инаугурационной речи стал тезис о переосмыслении задач Конгресса. Что, по вашему мнению, должно стать первоочередной задачей на пути выхода из существующего в КУНе кризиса?

— В последнее время Конгресс украинских националистов занимал не такую мощную позицию в правой части украинского политикума, которую мог бы занимать. Это, по моему мнению, предопределялось несколькими факторами. Как известно, практически весь последний год пани Слава находилась в больнице, и никто не мог, но и не имел права брать на себя ответственность за те или иные решения партии. Поэтому определенный период КУН находился в несколько аморфном, «подвешенном» состоянии. Исходя из этого, я как глава партии считаю сегодня первоочередной задачей строительство Конгресса украинских националистов до размеров мощной общеукраинской партии.

— На начальном этапе создания «Нашей Украины» КУН не пригласили в число учредителей блока, среди которых были Рухи, ПРП и тому подобное. Еще в октябре 2001 года, задолго до парламентских выборов, пани Слава сказала: «Если нас не хотят, то и не нужно, мы можем и не быть в «Нашей Украине». Силой врываться не будем». На каких позициях стоит сегодняшнее руководство КУНа?

— Мы должны идти вместе, в блоке с «Нашей Украиной», и это моя позиция. Другой вопрос, какую роль будет играть КУН внутри блока. По моему мнению, наше место там — как одной из доминирующих правых партий.

— Есть ли вероятность того, что Конгресс, идя в фарватере блока «Наша Украина», постепенно будет дрейфовать в сторону правого центра? И кто тогда будет представлять правый сектор украинской политики?

— Конгресс украинских националистов ни в коем случае не отойдет от ультраправых позиций. Наконец, мы не имеем права предать свой электорат. Поэтому как исповедовали, так и будем исповедовать, а в дальнейшем утверждать крайне правые позиции на принципах национальной государственности и титульной украинской нации.

Будем ли дальше идти в фарватере блока? Если речь идет об общественно- политической организации на базе «Нашей Украины», то Конгресс однозначно будет входить в ее состав. Однако КУН не будет вливаться в перспективе в единую партию, а будет самостоятельной ее составляющей. Ведь партия, которая будет образована из блока «НУ» (скорее всего, уже после президентских выборов), будет объединять как лево-, так и правоцентристов, однако не будет крайней правой партией, на что претендует Конгресс украинских националистов. Поэтому, думаю, нецелесообразным будет, ликвидировав КУН, оголить крайнее правое поле нашего политикума.

Если единой партии не будет, то мы, принимая во внимание следующие парламентские выборы, или же объединимся с кем-то, или же пойдем самостоятельным фронтом. Думаю, скорее всего, будем объединяться с теми партиями правого толка, которые будут иметь соответствующие силы на момент следующих парламентских выборов. В том, что такие силы будет иметь Конгресс, я не сомневаюсь. Скорее всего, — даже если единой партии на базе «НУ» не будет, — сформируется правоцентристский правый блок, доминирующей силой в котором будет Конгресс украинских националистов.

— Как, по вашему мнению, согласовывается деловая деятельность с политическим радикализмом?

— Если вы имеете в виду меня, должен сказать, что уже давно не занимаюсь бизнесом, хотя состоялся как предприниматель и горжусь этим. На сегодняшний день я занимаюсь исключительно политикой.

— Но ведь еще буквально до выборов 2002-го ваша работа, как указано в биографической справке народного депутата, была связана с бизнесом...

— Не совсем так. Моя деятельность была связана и с работой в КУНе. Кроме того, я работал советником у вице-премьера Пинзеныка и тогда еще премьер-министра Ющенко, что также расцениваю как политическую, а не предпринимательскую деятельность.

— Вы как представитель деловых кругов в блоке ощущаете на себе давление со стороны власти по линии бизнеса, о чем речь шла в многочисленных заявлениях «Нашей Украины»?

— Есть, конечно, соответствующая предубежденность в отношении карающих органов. Были, скажем, случаи, когда давление со стороны власти можно было расценивать именно как политическое. Но что касается лично меня, то я в этих случаях не ставил вопрос ни на фракции, ни перед лидером с призывом защищать меня от произвола карательных органов, а практически всегда решал все самостоятельно. И решал потому, что не делал ничего такого, за что меня можно было наказать в соответствии с действующим законодательством.

— Интересно, а что привело вас в КУН?

— В 1998 году я шел на выборы как внепартийный по Надвирнянскому мажоритарному округу Ивано- Франковской области. По тому же округу шла и пани Слава Стецько, но как по мажоритарному округу, так и по списку Национального фронта одновременно. В результате из 17 кандидатов по округу пани Слава одержала победу, а я пришел вторым. Принимая во внимание этот факт, кое-кто «упрекал», мол, Ивченко не может быть председателем Конгресса, потому что шел против пани Славы на мажоритарном округе. Но мы вели толерантную по отношению друг к другу избирательную кампанию. И именно поэтому уже после выборов пани Слава предложила мне вступить в Конгресс.

— Так вы в КУНе фактически не так и давно?

— С 1999 года, то есть четыре года.

Ирина КУХАР
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments