Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Честный разговор

«Есть госпредприятия Минобороны, которые по 10 лет проходят процесс ликвидации. Мы это сейчас прекращаем», — полковник Руслан Нетребко
31 октября, 2018 - 18:41
ЧЕРКАССКИЙ АВТОРЕМОНТНЫЙ ЗАВОД / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Область государственных предприятий Министерства обороны Украины давно требует коренной реорганизации. С точки зрения современных подходов в экономике, реальных результатов деятельности таких ГП, значительную часть из них можно смело признавать неэффективными. И мало найдется людей из бизнеса, которые бы захотели и смогли реанимировать их. Но здесь дело несколько в другом. С одной стороны, ГП МОУ является своеобразным рудиментным наследием советской эпохи, с которым в новых украинских реалиях не всегда знали, что делать: отдавать совсе на откуп бизнеса не хотели, но и вкладывать в полноценное развитие государству не хватало средств. А с другой стороны, они являются ресурсом, который легко потерять, но тяжело найти. Эти предприятия фактически являются бывшими военными частями, которые были самостоятельными юридическими лицами и субъектами хозяйственной деятельности, не приносившие оборонному ведомству никаких существенных прибылей. Более того — о статусе таких предприятий часто вспоминали, когда они накапливали до неприличия большие долги или там случалось какое-то чрезвычайное происшествие. И вот этому процессу «сладкого гниения», которым было существование многих таких ГП, в Минобороны решили положить конец.

ОПТИМИЗАЦИЯ: ПОДАЮЩИХ НАДЕЖДЫ ВОЗЬМУТ «НА БУКСИР»

Начнем наш анализ с сухих статистических изложений.

По состоянию на 1 октября 2018 года к сфере управления Минобороны Украины относятся109 субъектов хозяйственной деятельности. Сразу замечу, что 15 из них (14% от общего числа) теперь находятся на временно оккупированных российским агрессором территориях. Это ряд военных туристических баз, санаториев, военторгов, строительных и ремонтных предприятий и заводов.

Что касается 42 госпредприятий (38,5% от общего числа) начаты процедуры реорганизации или ликвидации в соответствии с решениями органа управления или суда. Из них 11 находятся на стадии банкротства. И только 48 таких предприятий предоставляли финансовую отчетность по итогам II квартала 2018 года. Но картина «средней температуры» их финансово-хозяйственной деятельности очень близка к экономическому «оцепенению». Немногим удается выходить хотя бы в «нуль», а тем более считать хоть минимально приличные прибыли. Поэтому в целом деятельность госпредприятий из сферы управления МОУ характеризуют как убыточную. Правда, по сравнению с отчетными периодами прошлого года, несколько вырос объем их чистого дохода и валовой доход, что свидетельствует об определенном оживлении реальной деятельности. Но о каком-то качественном рывке говорить не приходится, ведь из всех «живых» предприятий чисто прибыльно сработали лишь 27.

Наибольшие убытки у концернов «Техвоенсервис» — 3,128 млн грн, «Военторгсервис» — 2,377 млн грн, ГП «Ивано-Франковский военный леспромкомбинат» — 1,66 млн грн, ГП «Киевская военно-картографическая фабрика» — 692 тыс. грн, ГП «Центр консалтинга и делового сотрудничества» — 676 тыс. грн.

Понятно, что кардинально что-то изменить может абсолютно иное качество эффективности управления государственным имуществом, совсем другой бизнес-креатив и свежие идеи относительно открытия второго дыхания для тех предприятий, которые действительно нужны стране в статусе государственных и способны быть на плаву и приносить пользу. С качеством управления, и это очевидно, пока тоже не все в порядке. Что подтвердила оценка хозяйственной деятельности 48 работающих ГП Минобороны. Из них только в девяти увидели признаки эффективного управления, еще 21 получило оценку «удовлетворительно». Относительно остальных объяснения излишни.

Существует ряд причин такой убыточности, о которой говорят профильные специалисты оборонного ведомства — Главного управления имущества и ресурсов МОУ. Главные факторы длительной стагнации упомянутых субъектов хозяйственной деятельности — существенное уменьшение загрузки их производственных мощностей из-за отсутствия заказов на продукцию и услуги, начисление штрафных санкций за несвоевременную уплату налогов, сборов, обязательных платежей в прошлые годы, обусловленные нехваткой оборотных средств. Никаких позитивных перспектив им не прибавляла и неликвидность многих основных фондов, просроченные дебиторская и кредиторская задолженности. Следует вспомнить в этом контексте и то, что увеличение в 2014-м ставки налога на землю привело к значительным потерям средств на госпредприятиях.

Поэтому Министерство обороны и начало этот тяжелый, но безальтернативный оптимизационный выход из почти патовой ситуации, в которой оказался в целом весь конгломерат предприятий, находящихся под управлением ведомства? — спрашиваю у первого заместителя начальника Главного управления имущества и ресурсов Министерства обороны Украины полковника Руслана НЕТРЕБКО.

— Именно так. И здесь следует начать честный разговор. Практически все эти предприятия уже находятся на том или ином этапе реорганизации. И некоторые очень давно. Но реальность такова, что сейчас многие из них существуют в «бумажном виде». То есть не имеют фондов, на территории которых до 90% помещений или активов уже не принадлежат предприятию. Однако есть руководитель ГП, который содержит определенный штат, не ведя, по сути, полноценной хозяйственной деятельности, — объясняет Руслан Аркадиевич.

— Что позволяет такому руководителю держаться на плаву и почему с такими предприятиями невозможно что-то сделать просто немедленно?

— Такие предприятия обычно имеют задолженности, и немалые — с историей, длительностью в несколько лет. Вот опишу вам типичную картину, которую там можно увидеть. Это юридическое лицо, которое оставило себе минимум помещений, на которые частично уже наложен арест и с которыми мы ничего не можем сделать, пока не будет решение суда. А остальные недвижимые активы они просто сдают в аренду. И поступлений им в лучшем случае хватает на оплату труда и погашение незначительной части задолженностей. Такая ситуация многих устраивала. Поэтому руководством Министерства обороны принято решение по реформированию всей системы ведомственных госпредприятий. В качестве выхода предлагается реорганизовывать убыточные предприятия и присоединять их к работающим. Прибыльные ГП должны взять на себя соответствующие долги, должным образом оформив такое организационное слияние с другим предприятиями.

НУЖНЫ НЕ ПРОСТО РУКОВОДИТЕЛИ, А ГЕНЕРАТОРЫ ИДЕЙ

— А что думают в «работающем предприятии» о таком предложении? Зачем им такой балласт, в чем заключается смысл подобного слияния?

— Я убежден, что успешный руководитель всегда имеет виденье, как даже такие фонды, которые кое-кто считает рискованными, использовать в позитиве. Первым шагом реорганизации мы сразу избавляемся от необходимости содержать большой административный штат ряда предприятий, а условно высвобожденные средства пойдут на погашение задолженностей.

Поймите: наша стратегическая задача -вернуть эти госпредприятия с их фондами в Вооруженные Силы. А там их уже наверняка никто не продаст, не «надует» искусственные долговые обязательства, не проведет отчуждение имущества. Как это не раз бывало — на участке земель обороны кто-то строит здание (или купил ранее) и через суд впоследствии «аннексирует» себе участок вокруг. Это должно остаться в прошлом, и нынешняя успешная практика возвращения земель обороны под юрисдикцию Минобороны это доказывает.

Сейчас идет поиск правовой формулы реорганизации и возвращения ГП МОУ. И это не только коридор правовых решений. Каждое реорганизационное предложение воплощается после детального изучения индивидуальной ситуации экономистами. Понятно, что этот процесс не пройдет без «жертв», но они стоят сохранения и возвращения основных фондов — зданий, земель, предприятий, техники. Однако процесс реорганизации нужно все время контролировать и анализировать, насколько он эффективен. Здесь многое зависит от работы ликвидационных комиссий. Например, только в этом году реализованы материалы на замену 14 председателей или членов ликвидационных комиссий.

— И что это значит?

— Это означает их неэффективную деятельность. Есть предприятия, которые до сих пор — по 10 лет — проходят процесс ликвидации! И безуспешной! Представляете, никак не получается! Они показывают для вида легенькую позитивную динамику. Председатели некоторых комиссий просто злоупотребляют возможностью принимать определенные управленческие и организационные решения относительно предприятия, имеют право подписи. Конечно, почему бы этим не воспользоваться? И бывает, что вместо того, чтобы спланировать и расписать пошаговый план и постепенно выполнять какие-то действия по погашению задолженности и ликвидации предприятия или включать его в перечень на приватизацию или возвращать в ВСУ, они этого не делают. Показывают в документах минимальную активность и ликвидируют годами, фактически работая на себя. Некоторые предприятия вели скрытую хозяйственную деятельность, запрещенную на время ликвидации. Сейчас мы это дело прекращаем. На нескольких ГП уже сменили председателей ликвидационных комиссий, и предприятия вышли в «нуль», были выведены из процесса ликвидации и возобновили хозяйственную деятельность. Это, например, ГП МОУ «Югвоенстрой», который отсудил все свои долги и начал возвращать фонды. Но там, где мы видим, что госпредприятие реально безнадежное, его ликвидация отменяется и оно присоединяется к более мощному субъекту. Так, в «Киевскую контору материально-технического обеспечения» организационно вошла «Армия Украины». Нужно думать и над тем, как и чем загрузить эти предприятия. Нужно искать идеи, которые в современных украинских экономических реалиях обеспечат работой и сохранят коллективы.

— И где же искать такие идеи?

— Черкасский автомобильный ремонтный завод в свое время взял госзаказ — ни денег, ни техники в Вооруженные Силы не повернул. Там назначили нового руководителя, четко определив ему задачу. Теперь имеем другую ситуацию — они проводят качественный капремонт автомобилей семейства КРАЗ. Завод вернул долги и технику, которая была передавана ему на ремонт, и взял новый заказ, отремонтировал ряд образцов специальной инженерной техники. И теперь они способны брать от Минобороны технику и гарантированно восстанавливать ее. Как результат — на предприятии сразу начали выплачивать зарплату. Коллектив сохранился благодаря тому, что законсервировали станки и другое оборудование, сохранили производственные мощности. И здесь просто руководителя не поставишь — нужны лидеры уже с идеями, виденьем перспективы развития.

Строительство жилья для военных является актуальной нишей, куда могли бы зайти ГП МОУ, которые перепрофилируются, ведь до 80% таких предприятий в соответствии с их уставными документами имеют надлежащие разрешения. И пусть из 97 госпредприятий, которые находятся в оперативном подчинении нашего Главка, останется 30—40, но эффективных, мы будем считать, что с миссией справились. И в дальнейшем исключительно будем иметь дело с предприятиями, которые будут работать на обороноспособность страны. А сейчас идет в специально созданном у нас секторе реформирования, который работает в соответствии с пошаговым планом дальнейшего развития ГП МОУ.

P.S. Для спасения хозяйственной сферы Минобороны нужно совершенствовать нормативно-правовое поле, чтобы эта область была эффективной. И это сугубо наше украинское домашнее задание, которое за нас иностранцы не сделают, — у них другая экономическая культура, правовые реалии и ментальность.

 

Геннадий КАРПЮК, военный журналист
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ