История - это память нации ... Это способ, которым нация устанавливает свою идентичность и намерения
Джон Кеннеди, 35-й президент Соединенных Штатов Америки от Демократической партии

Что опаснее:

распад России или продолжение ее существования?
23 января, 2019 - 18:32
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Практически все западные авторы, переводы чьих текстов публиковались в московских малотиражных изданиях 1970—1980 гг. с грифом «ДСП» (для служебного пользования), предназначенных для компартийной номенклатуры, с научными степенями или без них, говорили о бесконечности существования Советского Союза (в том или ином виде). Даже ведущие научные фантасты Запада обычно описывали ХХІ век как время расцвета советской цивилизации, которая совместно с США, Британией и Японией осваивает Солнечную систему и нацеливается на полеты к звездам. Во время перестройки эта тенденция не изменилась. Единственное, в чем расходились авторы книг (с части которых гриф «ДСП» благодаря гласности сняли) — это в том, в каком виде сохранится СССР. Одни считали, что он не сможет перестроиться и погрязнет в своих проблемах, другие — что его ждет экономический расцвет после реформ Горбачева. Скажем, чета популярных на Западе футурологов выпустила в 1989 году монографию, в которой детально прогнозировалось развитие мира и его регионов до 2000 года; понятно, что там не шла речь о распаде СССР; не говорилось, кстати, и об угрозе глобального исламистского терроризма. Лишь единицы западных ученых, например Збигнев Бжезинский или Богдан Гаврилишин, говорили тогда о весьма вероятном в ближайшем будущем прекращении существования Союза, не забывая и о всемирной исламистской угрозе, которая способна заслонить собой угрозу коммунистическую.

Следует сказать, что такая научная несостоятельность основывалась не только на общем состоянии западной политической науки. Дело в том, что со времен правления Брежнева, тем более при Андропове и Горбачеве советские номенклатурные пропагандисты с научными степенями и приближенные к власти литераторы пугали общественность, а особенно элиту демократических государств жуткими последствиями гипотетического распада Советского Союза. Мол, Запад должен сделать все, чтобы такого развития событий не допустить, ведь ему самому в результате будет хуже.

Сейчас практически тот же тезис звучит из уст российских политиков и пропагандистов, в том числе и из оппозиционного лагеря — нельзя допустить распада России, это приведет к глобальной катастрофе.

Стоит признать, что советская пропаганда (как в настоящее время российская) была достаточно эффективной. Она (и ее преемница) работала и работает на разные целевые группы, как на плебс, так и на политическую и интеллектуальную элиту. Поэтому не удивительно, что даже президент США Джордж Буш-старший и премьер Великобритании Маргарет Тетчер, искренне поверив в катастрофу после краха СССР, активно агитировали, в частности украинцев, отказаться от выбора в интересах независимости и требовать только улучшения условий своего существования в Советском Союзе. Тетчер продемонстрировала свое крайнее невежество, сравнив УССР с Калифорнией, мол, мы не будем устанавливать дипломатические отношения с последней, и с Украиной также (хотя право УССР иметь самостоятельные отношения с другими государствами, чего не имела Калифорния, было конституционно зафиксировано еще во время Второй мировой войны). Понятное дело, этот тезис выступления Тетчер в Верховной Раде вызвал бурную овацию фракции крепколобых коммунистов — «группы-239». Джордж Буш-старший, в свою очередь, сурово осудил национализм как таковой и украинский в частности, уже тогда, когда из СССР вышли Литва и Грузия (эту его речь в США немедленно окрестили «неудачной котлетой по-киевски»).

Впрочем, негативное отношение к распаду Союза ССР со стороны западных лидеров и большей части интеллектуальных элит было вызвано не только пропагандой. ЦК КПСС и КГБ СССР приложили в 1989—1991 году немало усилий для того, чтоб создать очаги напряженности и очаг вооруженных конфликтов. После провала ГКЧП часть настоящих документов была обнародована; из них выходило, что конфликты в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, попытки отколоть населенные в основном поляками районы Литвы и населенные по большей части россиянами районы Эстонии, интерфронты на территории Балтии и попытки создать их аналоги в УССР, в конце концов инициация крымской автономии — это все дела рук Москвы, призванные, с одной стороны, обессилить независимые движения в т.н. «национальных республиках», с другой стороны — испугать мир страшными перспективами распада СССР и заставить Запад поддерживать Кремль в его попытке сохранить «обновленный Союз».

Однако реальное бытие Москве покоряется не всегда. Огромная ракетно-ядерная супердержава в конце 1991 года распалась довольно мирно, юридически — по границам союзных республик, реально же кое-где с отступлениями от них, вызванными предыдущим и последующим вмешательством Кремля. А возникшие по другим причинам вооруженные конфликты между Арменией и Азербайджаном и в Таджикистане вряд ли обрели бы значительный размах без той или иной формы участия в них «союзного центра», а затем Москвы.

И хотя после 1991 года ядерное оружие помимо РФ оставалось еще определенное время на территории Украины, Беларуси и Казахстана, никаких трагических последствий это не спровоцировало, так как все новосозданные государства надежно контролировали его. А Украина могла бы, исходя из своего экономического и научно-технического потенциала, контролировать и дальше, но поторопилась отказаться от третьего в мире ядерного арсенала практически без компенсаций — ни в виде финансово-материальном, ни в форме надежных гарантий безопасности (потому что Будапештский меморандум — это была такая себе красивая бумажка без каких-либо практических механизмов обеспечения своих деклараций). Так что гибель СССР произошла на удивление безопасно как для самого советского пространства, так и для всего мира. Все опасения западных политиков и большинства интеллектуалов оказались напрасными и безосновательными.

Распад СССР стал для Украины и для Запада благом. Станет ли распад России для них бедой? Это не просто риторический вопрос. Сценарии такого распада и его возможные последствия уже несколько лет бойко обсуждают в не слишком многочисленных, но реально существующих российских оппозиционных интернет-изданиях, и не только в них. Скажем, бывший депутат Госдумы РФ Илья Пономарев дал интервью одной киевской газете, в котором сказал: «Чем больше Путин будет при власти, тем больше шансов, что Россия развалится». На первый взгляд, все наоборот — Путин заграбастал Крым, в любой момент может легализовать российский статус Абхазии и Южной Осетии, нацеливается на Беларусь, да и «ЛДНР» де-факто является оккупированной Россией территорией. А вместе с тем российский Дальний Восток стал зоной демографической катастрофы. Ежегодно его население уменьшается — по официальным данным — на 12—13 тысяч человек, а вот выезжает — по оценкам местных экспертов — 60—70 тысяч. Заполняется ли разница, учитывая крайне низкую рождаемость? Теми, о ком официальные спикеры молчат — переселенцами из Китая, Кореи, Средней Азии. Добавим к этому страшный упадок производства и добычи сырья плюс глупые требования московской бюрократии. Лет через 10—15 единственным спасением в глазах большинства местного населения неминуемо станет воссоздание аннексированной в 1922 году Москвой (кстати, с нарушением даже большевистских законов) независимой Дальневосточной республики на попечении богатого Китая. Северный Кавказ сегодня по большей части де-факто уже независим от Москвы, от которой ему пока нужны щедрые денежные вливания. А если найдется не менее щедрый инвестор из числа исламских государств? И так далее, и тому подобное.

Тем более что процессы распада каким-то образом будут коррелировать с имеющимися в РФ административными границами. А это границы не только автономных республик, областей, краев, но и предусмотрительно созданных Путиным федеральных округов. Таких в России сейчас восемь: Центр (Москва и вокруг нее), Северо-запад (Петербург и окрестные территории), Юг (Ростов-на-Дону и остальные земли), Поволжье, Урал, Сибирь, Дальний Восток и Северный Кавказ. Их возглавляют полномочные наместники Кремля, которые имеют свои федерально-окружные структуры управления, напоминающие административные аппараты бывших союзных республик. Эти округа являются достаточно жизнеспособными территориальными образованиями с соответствующими народнохозяйственными комплексами. Если Москва не будет высасывать ресурсы этих округов на свои геополитические проекты и грандиозные престижные новостройки (например, олимпийские комплексы в Сочи, которые уже разрушаются), то население также будет жить значительно лучше. Пока еще целостность РФ Кремль удерживает силой репрессий, пропаганды и агрессивной внешней политики, которая предусматривает безумные мобилизационные акции. А если какой-то исторический поворот обессилит эти факторы?

В целом распад РФ выгоден и Западу, и Востоку, тем более Украине. Ведь антиукраинская политика России подпитывается ее размерами и ресурсами, а следовательно, глобальными амбициями. Обломки будут вынуждены снизить уровень амбиций, а возможно и заняться чем-то необычным для Российской империи — например, существенным повышением уровня жизни россиян. Даже при условии повышенной агрессивности некоторых новых соседей Украины они объективно не будут представлять такой угрозы для нас, как целостная империя с деспотическим правлением. Экономическая и милитарная мощь мнимой Донской или Кубанской республики является несопоставимой с мощью действующего Российского государства. Тем более что относительная милитарная слабость, а следовательно невозможность осуществлять агрессивные акции, может превратиться в силу, но другого рода: способность проводить цивилизованную внутреннюю и внешнюю политику, на что империя не способна.

Главная проблема здесь — ядерное оружие. Однако Западу объективно легче справиться с заданием не допустить его использования и расползания, чтобы оно осталось под контролем государства, которое объявит себя правопреемником РФ и возьмет на себя уплату долгов бывшей России, чем жить под дамокловым мечом путинской ракетно-ядерной истории с угрозами, которых не было даже в сталинские времена, — превратить Нью-Йорк или Лондон в радиоактивные руины.

А Вооруженным Силам Украины будет намного легче противостоять угрозе со стороны милитарных формирований построссийских государств, чем интегральной мощи громадной империи. Поэтому аргументы тех, кто боится закономерного краха РФ и пытается запугать других, не выдерживают критики. Украине и миру угрожает не распад России, а ее дальнейшее длительное существование. По нашему мнению, очень мало шансов на то, что погибающая РФ сможет похоронить соседей под своими обломками. Процессом распада прежде всего воспользуются российские национальные автономии, которые имеют глубокие этноисторические основания для восстановления или создания своей государственности. А одиночные авантюрные проявления сепаратных российских «полевых командиров», таких себе черноземных, кубанских или донских гиркиных-стрелковых, могут быть быстро и эффективно подавлены. Если, конечно, Украина будет иметь твердую и решительную власть, совсем не похожую на ту, которую она имела в 2014 году и которая в значительной мере до сих пор не стала прошлым.

Игорь Лосев, Сергей Грабовский
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments