Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Козацкий крест в урочище Сандармох

В Карелии открыт памятник «Убиенным сыновья Украины»
29 августа, 2005 - 19:40
СОАВТОР ПРОЕКТА КОЗАЦКОГО КРЕСТА МЫКОЛА МАЛЫШКО НА ТОРЖЕСТВЕННОМ ОТКРЫТИИ ПАМЯТНИКА / ФОТО СЕРГЕЯ ШЕВЧЕНКО

Неподалеку от Беломорканала, слева от шоссе Медвежьегорск — Повенец, находится урочище Сандармох — бывшее «обычное место исполнения приговоров». Во времена политического террора там убито, по разным данным, от 9 до 12 тысяч человек (как сообщила газета «Карелия», обнаружено 236 могил, в каждой — десятки расстрелянных). С 1997 года этот тайный некрополь стал мемориалом. В лесу установлен памятный камень с надписью о казни 1 111 узников Соловецкой тюрьмы особого назначения (СТОН), обозначены расстрельные ямы, построена деревянная часовня во имя Георгия Победоносца. На поляне Памяти — поминальные кресты: православный (русский) и католический (польский). В этом месте, считают исследователи, последнее земное пристанище многих украинцев, чьи имена связаны с национальным «Расстрелянным возрождением». О беломорских лагерях и трагических судьбах узников снял документальный киносериал «Мой адрес: Соловки» (1991) киевский режиссер Леонид Аничкин. Через год журналист Борис Гривачевский выпустил книгу «Письма из Соловков». Тогда широкая общественность еще не знала слова Сандармох. Всплеск интереса к теме вызвал год трагичного юбилея массовых расстрелов: русские исследователи нашли место исполнения казней, и «по горячим следам» в Киеве увидел мир уникальный научно-документальный трехтомник «Последний адрес. К 60-летию соловецкой трагедии» (1997—1999), впоследствии переизданный в двух томах. В редколлегии первого издания были Иван Драч, Владимир Пристайко, Александр Пшенников, Юрий Шаповал, автор этих строк. Составители трехтомника — Петр Кулаковский, Георгий Смирнов и уже упомянутый историк Шаповал.

«Последний адрес...» подготовили сотрудники Службы безопасности Украины и Института украинской археографии и источниковедения Национальной академии наук Украины. Часть информации о Сандармохе предоставил редколлегии Вениамин Иофе — руководитель питерского «Мемориала». В начале 2000-х опубликованы также материалы из фондов Госархива СБУ о фигурантах многотомного дела «Весна» — так называемой «Всесоюзной военно-офицерской контрреволюционной организации» (многие «весновцы» отбывали наказания на Соловках). К теме северной Голгофы в годы независимости Украины неоднократно обращались историки Сергей Билокинь, Николай Роженко, Ярослав Тынченко, публицист Василий Овсиенко и некоторые другие исследователи.

В этой статье на основании документальных публикаций и сведений, собранных автором во время поездок в Архангельск, на Соловки и в Сандармох (1997—1999, 2005), обобщена информация об увековечении памяти наших соотечественников, казненных в Карелии в период «Большого террора». Уточнены данные о судьбах некоторых лиц, репрессированных в начале 1930-х годов по делу «Весна», а впоследствии расстрелянных в Карелии. Согласно подсчетам исследователей, едва ли не каждый второй из погибших в Сандармохе — русский (их 45%), каждый четвертый — финн или карел, каждый десятый — украинец. Поляков, немцев, евреев — соответственно 4%, 3,5%, 3,1%. По словам Юрия Дмитриева, изучавшего архивные материалы, к украинцам он добавил бы часть поляков, немцев, евреев, русских — «да мало ли тех, для кого Украина была не мачехой, а родной и нежной матерью». С 27 октября 1997 года в Сандармохе стоит перевязанный вышитым рушныком дубовый крест, который на скорую руку — в течение дня — вытесал киевский художник Николай Малышко. Этот первый скромный знак уважения к невиновно убиенным нашим землякам привез из столицы Украины и установил на поляне Памяти бывший политзаключенный Евгений Сверстюк. С ним в этот морозный понедельник посетила мемориал львовянка Лариса Крушельницкая — внучка Антона Крушельницкого, расстрелянного здесь с двумя его сыновьями Богданом и Остапом; память соотечественников почтили поэт Иван Драч, бандурист Николай Литвин, священник Павел Бохняк, журналист Борис Гривачевский, его коллеги с телевидения и газет.

Во время международной акции «Покаяние» 22 августа 1998 года у входа на кладбище в Сандармохе был открыт гранитный памятник — глыба с барельефом и надписью на русском языке: «Люди, не убивайте друг друга» (скульптор Григорий Салтуп, г. Петрозаводск). Впоследствии карельское урочище и Соловецкий архипелаг ежегодно посещали жители Украины. Автор этой публикации в июле 1998-го ездил в Медвежьегорский район с киевлянами Игорем Гильбо и Татьяной Иванько, а через год — самостоятельно, когда работал с документальными материалами в архиве управления ФСБ в Республике Карелия. С августа 1999-го в День памяти ежегодно поминают земляков группы паломников во главе с неутомимым организатором и координатором поездок Василием Овсиенко. В 2002-м Сандармох и Соловки посетили 46 украинцев (37 приехали автобусом из Ровно — с палатками и запасом продуктов), большие делегации были в 2003 и 2005 годах, когда спонсоры предоставляли для поездок автобусы. На могилах мемориала в различные годы побывали родственники репрессированных — Вениамин Трохименко, Валентина Бовсуновская, Станислав Волков, москвички Рада Полоз, Элеонора Вангенгейм. Приезжали бывшие политзаключенные 1970—1980-х — Надежда Светличная, Михаил Горынь, Николай Матусевич, Зорян Попадюк, историки Николай Роженко и Ярослав Тынченко, писатель Леонид Череватенко, художник Николай Стратилат, бандурист Тарас Компаниченко, архитектор Иван Кушнир, протоиерей Владимир Черпак и многие другие. С бывшего места расстрелов готовили теле-, радио-, фоторепортажи Вахтанг Кипиани, Виталий Ковач, Богдан Кутепов, Ростислав Мартынюк, Виктор Миняйло, Александр Рябокрис, Леся Сакада, Сергей Шевченко, Владимир Щербина и автор этих строк.

УБИЕННЫМ СЫНОВЬЯМ И ДОЧЕРЯМ УКРАИНЫ

В сосновом лесу в последние годы поставлены еврейский и мусульманский мемориальные знаки. Событие, которого так долго ждали украинцы в нашей стране и за ее пределами, произошло 9 октября 2004 года: в этот погожий солнечный день установлен и освящен, а 5 августа 2005-го — торжественно открыт памятник соотечественникам-политзаключенным — Козацкий крест.

Этот миг общественность приближала, можно сказать, с тех пор, как 2 июля 1997 года участники общей карело-питерской экспедиции обнаружили в Сандармохе расстрельные ямы (1 июля был «ознакомительный» выезд исследователей в район карьера). Если быть точным, в Медвежьегорск выезжали представители «Мемориала» из Санкт-Петербурга Вениамин Иофе и Ирина Резникова, исследователь из Петрозаводска Юрий Дмитриев с 12 летней дочерью Катей и поисковой собакой (заслуг овчарки Веды хозяину не умалить). Копать землю помогали солдаты. С их командиром старшим лейтенантом Андреем Жданом («в экспедициях ходят по двое — это закон») Дмитриев отправился осмотреть прилегающий сосновый лес, в котором и заметил подозрительные провалы земли прямоугольной формы.

Впрочем, карельская пресса 1997-го высказала и альтернативное мнение относительно обнаруженных погребений и создания мемориала. Некто Николай Шаллоев и Владимир Попов сообщили корреспонденту, что в Медвежьегорском районе «много массовых захоронений жертв политических репрессий 30—40-х годов, о которых широко известно местным старожилам: и возле Захарьевского кладбища, на Дымовой горе — рядом с Пергубой, в Вичке — у бывшего свинокомплекса, за каналом... И это мероприятие (открытие мемориала. — С. Ш. ) для «галочки», как в давние партийные времена, стало возможно лишь благодаря финнам и полякам, когда молчать уже было нельзя».

В Медвежьегорском районе, в чем историки не сомневаются, 27 октября, 1—4 ноября 1937 года казнена большая группа узников Соловецкой тюрьмы особого назначения Главного управления госбезопасности НКВД СССР. Имена расстрелянных известны из архивных документов (протоколы, предписания от 16 октября 1937-го и рапорт, составленный в ноябре палачом — заместителем начальника административно-хозяйственного управления УНКВД Ленинградской области капитаном госбезопасности Михаилом Матвеевым, об исполнении приговора относительно 1 111 человек). В этом интернациональном тюремном этапе, отправленном по железной дороге на станцию Медвежья Гора, а далее к месту расстрела, погибли академики Степан Рудницкий и Матвей Яворский, режиссер Лесь Курбас, драматург Мыкола Кулиш, поэт Николай Зеров, писатель Валерьян Пидмогильный... Вместе с ними лежат в карельской земле и другие сыновья Украины — литераторы, политики, педагоги, врачи, священники, рабочие, крестьяне, отправлены в северные лагеря в преддверие «Большого террора». Среди расстрелянных в Сандармохе — преимущественно мужчины. Но были и дочери Украины (по Ю. Дмитриеву их 13), казненные в сентябре-ноябре 1937 го.Это Пелагея Алдакимова, Анна Бондарчук, Фросина Васянович, Ольга Данилюк, Мария Ляшева, Неонила Маркелова, Тамара Нестерова, Ульяна Стасюк и некоторые другие. В январе 1938-го расстреляли Федору Марковскую, жительницу села Сушковка тогдашнего Уманского района Киевской области.

ВНИМАНИЯ ПРЕЗИДЕНТОВ НЕ ДОЖДАЛИСЬ...

Открытию в Сандармохе монументального произведения украинских мастеров — Козацкого креста — предшествовал конкурс, на который подано 10 скульптурных проектов. Равнозначно в эпистолярном жанре трудились чиновники Минкульта — «килограммы напрасной переписки» с инстанциями в Украине и России относительно возможности строительства в Карелии памятника. В октябре 2002-го жюри отметило премиями проекты Виктора Самийленко (Кировоград), киевлян Николая Лампеки, Кия Данилейко, одессита Евгения Лелюченко. Лучшими признаны работы монументалиста Николая Малышко и молодого скульптора Назара Билыка.

В тот же год группа ученых и деятелей культуры из Киева послала письмо президенту России Владимиру Путину. «...Постепенно осознаются масштабы и обстоятельства совершенного здесь (в Сандармохе. — С. Ш. ) злодеяния, проясняются детали, подтверждающие особую коварность, цинизм и жестокость убийц, — отмечалось в послании украинской интеллигенции. — Стала очевидной необходимость достойно почтить память мучеников и от имени Украины. Именно на это были направлены постановление Кабинета Министров Украины (1998) и Указ президента Украины (№ 307 от 14 мая 2001) об увековечении памяти павших в местах массовых расстрелов украинских граждан на территории Российской Федерации — Республики Казахстан. Тем не менее, для их выполнения почти ничего практически не сделано. Нам говорят: памятник в Сандармохе не может проектироваться и сооружаться государством без юридического отвода для него участка земли российской стороной, о чем идет безрезультатная переписка через МИД вот уже несколько лет. Просим вас, уважаемый господин президент, оказать содействие в решении этого вопроса, тем более, что текущий год объявлен Годом Украины в России». Это обращение к главе соседнего государства осталось без ответа...

Только в конце 2003 года раздался «судьбоносный для нашего дела телефонный звонок» из Киева, вспоминает Лариса Скрипникова, председатель правления Карельской республиканской общественной организации «Общество украинской культуры «Калина». Виктор Ющенко, в то время народный депутат Украины, предложил пани Скрипниковой возглавить строительство в Сандармохе украинской часовни по проекту архитектора Ивана Кушнира (как сейчас стало известно, отец будущего главы государства Андрей Ющенко был репрессирован и в начале 1930 х работал на Беломорканале).

Администрация муниципального образования «Медвежьегорский район», которую возглавляет глава местного самоуправления Владимир Карпенко, в декабре 2003 года удовлетворила просьбу «Калины» относительно отведения земельного участка для строительства часовни Святых новомучеников и исповедников. Но вскоре от идеи строительства часовни инициаторы отказались, потому что вблизи поляны Памяти одна православная часовня уже стояла. «В марте 2004 года в Киеве меня принял Виктор Ющенко, — рассказала пани Скрипникова. — На встрече было принято окончательное решение о строительстве памятника украинцам в урочище Сандармох. От блока «Наша Украина», лично от пана Ющенко поступил первый значительный вклад».

Снова активно включились в работу Научное общество имени Николая Трохименко, Всеукраинское общество политзаключенных и репрессированных, Киевский государственный институт декоративно-прикладного искусства и дизайна им. М. Бойчука, редакция журнала «Ант», организовавшие упомянутый конкурс проектов памятника. Инициативная группа во главе с Евгением Сверстюком, обсудив лучшие предложения художников, остановила свой выбор на гранитном кресте.

Усилия общественности, заинтересованной в сооружении памятника, координировал бывший политзаключенный Василий Овсиенко. Статьи о Сандармохе и благотворительных взносах напечатали газеты в Европе и за океаном. В итоге трехметровый крест на «кургане» из валунов (совместный проект Николая Малышко и Назара Билыка) был установлен на денежные пожертвования жителей нашей страны и украинцев из США, Канады, Карелии, г. Воркуты.

Много сделал для воплощения проекта Вениамин Трохименко — сын расстрелянного в Сандармохе ученого, пенсионер из штата Нью-Йорк (финансировал конкурс и дополнительно пожертвовал на строительство памятника $ 4 000). От ВКУ (Всемирный конгресс украинцев) послал $ 6 000 Богдан Федорак. Ада Кулик пожертвовала $ 1 000, Михаил Скрыпкин — 17 700 российских рублей. Более $ 2 000 собрала в США Надежда Светличная. Свою лепту внесли ОУН и «Самопомiч». Предприятие «Карельский гранит» (Кондопога) как благотворительную помощь предоставило «Калине» скидку на стоимость заказа. В общем, не пожалели на доброе дело почти 200 частных лиц и организаций.

... И ПЛЮС ИНИЦИАТИВА СБУ

Нужный скульпторам светло-серый гранит — из Мансуровского месторождения на Урале. Работать с каменной глыбой (точнее, с двумя ее частями, из которых состоит памятник) выезжали в Карелию соавторы проекта. Как отметил Николай Малышко, в темном лесу камень должен быть светлым и твердым, «сродни вечности». Широкие боковые плоскости креста по замыслу — неровные, изрубленные и испиленные, напоминают, как варварски жестоко калечила судьбы людей машина репрессивного режима. Пропилы на граните ассоциируются и с бечевками, врезавшимися в тела людей, которых связывали перед казнью, и с колючей проволокой, и со следами пуль...

В день торжественного открытия Козацкого креста (5 августа) в Сандармох прибыли паломники из Украины во главе с Василием Овсиенко. Для этой поездки Киевская городская госадминистрация предоставила комфортабельный автобус на 50 мест. На пути в Карелию делегация 3 августа посетила Генконсульство Украины в Санкт-Петербурге, где гостей принял генеральный консул Николай Рудько. На следующее утро произошло, к сожалению, и печальное событие: во время ночного переезда в Петрозаводск — «на светлом пути», как сказал отец Владимир, — остановилось сердце известного фотохудожника и бизнесмена из Киева Леонида Милевского. Светлая ему память...

В Петрозаводске 4 августа в Республиканском центре национальных культур состоялась встреча с активом «Калины», представителями правительства Карелии, украинских общин Москвы и Тулы. На следующий день участники собрания, на котором презентовала книгу «Убиенным сынам Украины. Сандармох» ее составитель Лариса Скрипникова, выехали к мемориалу в Медвежьегорский район.

В крестном ходе и траурных митингах вместе с паломниками и организаторами участвовали дипломаты из Польши и Финляндии. Церемонию торжественного открытия Козацкого креста провела пани Скрипникова. Выступили Николай Рудько, Василий Овсиенко, Татьяна Крушельницкая, Николай Малышко. Исследователь Юрий Дмитриев в дар Украине передал предметы, найденные им на месте бывшего лагерного пункта Полга вблизи Беломорканала (там когда-то работал Лесь Курбас), — кирпичи из руин лагеря и остатки решетки. Священник Владимир Черпак отправил панихиду. Во всех мероприятиях участвовали родственники репрессированных, ученые, студенты, группа журналистов, среди них и соавтор книги «Украинские Соловки», заместитель начальника редакции научно-практических изданий СБУ — автор этой статьи.

К злодеяниям органов ЧК — ГПУ — НКВД как «вооруженному отряду коммунистической партии» и «карательному мечу революции» национальная спецслужба независимой Украины непричастна. Но ее сотрудники обязаны сделать все, чтобы в вопросах реабилитации и увековечения памяти жертв политического террора не осталось белых пятен. Такое мнение озвучил на заседании коллегии ведомства председатель СБУ Александр Турчинов. Глава государства Виктор Ющенко одобрил инициативу и назвал хорошим признаком обновления Службы безопасности ее желание взять шефство над мемориальным комплексом в Быковне, где в 1930—1940-х годах были похоронены казненные в Киеве органами НКВД жертвы массовых репрессий.

Во исполнение Указа Президента Украины от 11 июля 2005 года «О дополнительных мерах относительно увековечения памяти жертв политических репрессий и голодоморов в Украине» в СБУ создается рабочая группа во главе с заместителем начальника ее госархива кандидатом исторических наук Сергеем Кокиным (члены группы — Петр Кулаковский, Александр Лошицкий, Владимир Пристайко, Александр Пшенников, Георгий Смирнов, Сергей Шевченко). Цель группы — содействовать представителям общественных организаций, государственных учреждений, ученым в доступе к соответствующим архивным документам, а также их опубликованию. Среди задач — обеспечение научной проработки имеющихся в наличии материалов, подготовка научно-документального издания о политических репрессиях 1930—1940-х годов в Киеве и области, жертвы которых похоронены в Быковне.

КАРЕЛЬСКАЯ «ОСЕНЬ» КИЕВСКОЙ «ВЕСНЫ»

В последние годы СБУ ввела в научное обращение большую часть документов многотомного дела «Весна», сфабрикованного органами ОГПУ в 1930—1931 годах. В спецвыпуске научного и документального журнала «Из архивов ВУЧК — ГПУ — НКВД — КГБ» были опубликованы систематизированные исследователями материалы. Но оставалось и ряд вопросов, связанных с судьбами фигурантов дела. Были неизвестны, например, год и обстоятельства смерти бывшего сотрудника Земельного института Бориса Сыромятникова, который отбывал наказание на Соловецких островах. Напротив фамилий некоторых других «весновцев» (Александр Веденяев, Евгений Дроздовский, Вениамин Миллес, Дмитрий Сахновский, Александр Солодянкин, Иван Чурсин) также стояли вопросительные знаки.

Как установлено из документальных источников в Карелии, «соловчанин» Сыромятников Борис Петрович, отправленный из архипелага на материк, работал на Беломоро-Балтийском комбинате (ББК) лесником. Арестованный 1 сентября 1937 года и 20 сентября «осужденный» тройкой НКВД Карельской АРСР (КАРСР) «в рамках приказа № 00447». Расстрелян 28 сентября 1937-го на станции Медвежья Гора (место казни — Сандармох). Прокурор Карелии, как и в Киеве, реабилитировал Сиромятникова в 1989 году.

Дворянин Веденяев Александр Владимирович, уроженец Варшавы, украинец, педагог, до ареста служил в Харьковском институте народного хозяйства, осужден к 10 годам лагерей (в УССР реабилитирован в 1989-м). Во второй раз был арестован 10 ноября 1937 года. «Находясь в ББЛАГе, систематически занимался к/р (контрреволюционной. — С. Ш. ) агитацией, направленной против Соввласти, — отмечено в меморандуме к заседанию тройки НКВД КАРСР от 20 ноября 1937 года. — Часто восхвалял царскую армию, генералов Краснова, Корнилова и др. Одновременно в к/р духе критиковал мероприятия партии и правительства. (...) Далее клеветал на органы ВЧК — ОГПУ — НКВД. С глубоким сожалением высказывался в процессе над фашистскими шпионами Зиновьевым и др. Оскорблял военизированную охрану лагеря, окружал себя к/р элементом, бывшими офицерами. Лагадминистрацией охарактеризован отрицательно». Тройкой НКВД КАРСР 20 ноября «осужден» по статье 58 2 11КК РРФСР. Расстрелян 2 декабря 1937-го на Водоразделе (VII—VIII шлюзы Беломорканала), реабилитирован прокурором Карелии 6 июня 1989 года.

Судьба дважды реабилитированного уроженца Пинской губернии Дроздовского Евгения Демидовича также известна. Отбыв 5-летний срок наказания, он освободился из лагеря и остался работать на ББК заместителем начальника транспортного отдела. Снова был арестован по постановлению НКВД КАРСР 22 декабря 1937-го. Осужден тройкой НКВД КАРСР 29 декабря по статье 58-10-11 УК РРФСР. Расстрелян 8 января 1938 года на станции Медвежья Гора (Сандармох), реабилитирован Президиумом Верховного Суда КАРСР 2 марта 1957 года. Автору этой публикации, кстати, удалось разыскать дочь Дроздовского Ириаду Евгеньевну Москаленко, пенсионерку, проживающую в Киеве по улице Салютной, 25. Киевлянка откликнулась на заметку, опубликованную в 2003 году в газете «Факты и комментарии». По просьбе родственницы репрессированного ей предоставили документально подтвержденную информацию о дате и обстоятельствах гибели отца.

Чурсин Иван Иванович, 1895 года рождения, русский, работал по свободному найму в совхозе. Тройкой НКВД КАРСР от 15 апреля 1938 года «осужден» по статье 58-10 УК РРФСР. Расстрелян 25 апреля 1938-го в урочище Сандармох, реабилитирован Президиумом Верховного Суда КАРСР 19 января 1957 года (во второй раз реабилитирован в Киеве в 1989 году). Обнаружена дополнительная информация о Миллесе Вениамине Григорьевиче, уроженце Одессы, еврее, который в свое время служил в деникинской контрразведке, а потом перешел к красным и преподавал в Киевской объединенной военной школе им. С. С. Каменева. Отбыв наказание на Соловках, Миллес устроился по свободному найму в финотдел ББК. Во второй раз был арестован 24 февраля в 1938-м. Тройкой НКВД КАРСР 21 марта того же года «осужден» по статье 58 10 11 УК РРФСР. Расстрелян 2 апреля1938-го в урочище Сандармох. Реабилитирован Военным трибуналом Северного военного округа 6 мая 1958 года. Карельскими источниками подтверждаются также сведения о судьбе Солодянкина Александра Петровича, 1893 года рождения, осужденного тройкой НКВД КАРСР 20 ноября 1937-го и расстрелянного 4 декабря того же года (место казни установить не удалось). Реабилитирован Верховным Судом КАРСР 12 января 1957 года.

Сахновский Дмитрий Григорьевич, уроженец Черниговщины, украинец, преподаватель Киевской объединенной военной школы им. С. С. Каменева был освобожден из лагеря в 1934 году, служил бухгалтером в финсекторе Управление ББК. Чекисты обвинили Сахновского в том, что он, как указанно в меморандуме к заседанию тройки НКВД КАРСР от 21 марта 1938 года, «продолжая оставаться враждебно настроенным к Советской власти, вступил в к/р группировку, в которой состояли Миллес В. Г., Златовратский Н. В. и Матвеев П. Н. По заданию организации проводил вредительство в финансовой системе ББК. Подготовлял для вербовки в данную к/р группировку враждебных к Соввласти людей, которых намечал использовать в летней навигации 1938 г. для вредительства и вывода из строя крупных единиц ББКанала имени Сталина. Кроме этого, систематически проводил к/р агитацию. Виновным себя признал». Сахновский расстрелян 19 апреля 1938 года (Сандармох), реабилитирован Военным трибуналом Северного военного округа 6 мая 1958-го. Во второй раз реабилитировали украинца в Киеве в 1989 году. Указанные выше примеры из архивных документов (меморандумов) цитируются по рукописи книги Юрия Дмитриева «Честь расстрелом не отнять».

Исследовав судьбы бывших политзаключенных «весновцев», удалось заполнить некоторые информационные пробелы. Существенную помощь в этом деле оказал президент Академии социально-правовой защиты Юрий Алексеевич Дмитриев — составитель книги «Поминальные списки Карелии. 1937— 1938». Подготовка этого издания, в котором содержится справочный материал относительно почти 14 тысяч лиц, репрессированных в годы «Большого террора», осуществлена под эгидой правительства Карелии.

«Убиенным сынам Украины» — эти слова высечены на памятнике, и украинский крест этот будет осенять и украинцев, и карелов, и грузин, и вепса, и норвежца, — считает Юрий Дмитриев. — Крепок Козацкий крест, крепки его сила и защита. Будет вон оберегать вечный сон людей шестидесяти национальностей, шести вероисповеданий. Своими земными страданиями они заслужили и Вечную небесную память, и такую земную защиту».

Сергей ШЕВЧЕНКО, Киев — Петрозаводск — Сандармох
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments