История - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего
Сервантес Сааведра, испанский новеллист, драматург и поэт, классик мировой литературы

Линия Обороны. Мариуполь

К перемирию в городе относятся очень скептически. Его нарушают практически каждую ночь. Люди поняли: нужно быть ко всему готовым
8 сентября, 2014 - 19:01
Линия Обороны. Мариуполь

«Мам, где моя балаклава?» — кричит в соседнюю комнату матери 17-летний партизан Тай. Он был одним из тех 20 молодых ребят, которые приняли присягу городу 4 сентября и пообещали его защищать от террористов и российской армии. Они — основа батальйона «Мариуполь».

Тай меряет балаклаву, чтобы мы смогли его сфотографировать, и извиняется, что она на него великовата. Оправдывается, говорит, не его, а своей еще не обзавелся. Его прозвище — это имя героя одного из аниме, которые Тай смотрел в детстве. Его самая большая мечта — стать музыкантом, но в этом году он поступает в мариупольский вуз на историю и журналистику. «Мне всегда нравилась история, особенно история Украины», — говорит он.

«У нас в батальоне кто-то хочет быть артиллеристом, кто-то танкистом, я хочу себе автомат. Думаю, я смогу и так звать всех в бой, — говорит боец. — Я вначале просто приходил помогал, потом приезжал на блокпосты, привозил гуманитарную помощь и медикаменты. Потом я решил, что мне этого мало. Я матери сказал, что хочу записаться в батальон и записался», — говорит он.

ДОБРОВОЛЬЦЕВ УЖЕ БОЛЕЕ ДВУХСОТ

Батальон обороны «Мариуполь» был создан совсем недавно. Набор добровольцев проходит каждый день, сейчас их уже более двухсот. Их учат первоначальной военной подготовке на базе батальона «Азов». По сути это первый партизанский батальон, который возник в городе, совместно с силами его жителей и властей. Инициатором выступил глава Донецкой облгосадминистрации Сергей Тарута, а на сессии Мариупольского горсовета было принято решение профинансировать структуру одним миллионом гривен. На эти деньги обещают закупить все необходимое для бойцов.

Денис Гаврилов, помощник начальника штаба по общим вопросам, комментирует: «Отбор бойцов проходит серьезно. Кого-то берут сразу в «Азов», кого-то в «Мариуполь», кто-то совсем не подходит по физическим характеристикам и мы предлагаем таким альтернативу — территориальную оборону города, запись в которые идет через военкоматы. Эти люди смогут нести патрулирование по городу и, по сути, это будет что-то вроде военизированной охраны. Такие бойцы будут охранять значимые объекты в городе».

«В задания батальона «Мариуполь» входит сопровождение регулярных войск. Это связано с тем, что здесь воюют ребята, которые совершенно не ориентируются на местности. Мариупольцы же смогут их координировать и сопровождать. Кроме того, это создание второй линии обороны города, укрепительных сооружений и т.д.», — продолжает Денис.

Первая линия обороны — это творение рук местных металлургов. Они сами копают траншею, заливают бетоном, сами приходят и помогают. По словам бойцов, было так, что металлургов приходилось уводить с места постройки буквально под пулями.

«МЫ НЕ СИДИМ НА МЕСТЕ»

«Если бы не мы, и не наше желание не сдавать город, никаких бы батальонов не было бы. Если бы мы не «пинали» власть, не дергали их, если бы мы не пошли на митинги и не поставили их перед фактом, что мы не сдадим город, ситуация могла быть другой», — комментирует волонтер «Громадське телебачення Мариуполя» и штаба «Новый Мариуполь» Ирина. Она сама недавно вынуждена была уехать из Крыма в родной Мариуполь и теперь не хочет, чтобы ситуация повторилась снова.

«Крым никогда не хотел в Россию. Когда я уезжала оттуда, я поехала попрощаться с любимыми местами. Так вот, во многих не висели российские флаги до последнего. Здесь мы делаем все, чтобы у россиян не получилось картинки освободителей. Город сегодня весь в украинской символике: на балконах, в транспорте, на бигбордах вы можете видеть то, что Мариуполь выступает за единую Украину. Это все благодаря тому, что мы не сидим на месте»,  — продолжает Ирина.

«Новый Мариуполь» — это форпост украинской армии, батальона «Азов» и самих горожан. Здесь собирают продукты, одежду, медикаменты и другие необходимые вещи. Здесь они сами руками создают «кикиморы» — специальную одежду для снайперов. Женщины, которых тут шутя называют батальоном «кикимор», собирают со всей Украины мешки из под кофе, распускают их на нитки и вяжут маскировочную одежду. Так, пятеро женщин могут связать один костюм за один день.

«Я не знаю, чем занимается власть. Ведь у большинства солдат, которые сюда пришли, нет даже тактических карт местности. Как им воевать, если они не знают местности? Это я, местная, приблизительно понимаю, где что находится, но они ведь должны все знать досконально. У нас есть патриотическая типография, которая в тот же день напечатала им карты местности. Есть у нас человек, который раздобыл карты генштаба для минометных расчетов. И это еще не все. Бывает так, что мы к ним ездим раз в день, а бывает так, что приходится с утра по нескольку раз — привозить новые рации, генераторы и прочее», — говорит Ирина.

«ОДЕССКИЕ ПОГРАНИЧНИКИ ТАК ВОЮЮТ, КАК МНОГИЕ НЕ УМЕЮТ»

В том, что волонтеры уже сутра несут пост возле бойцов, мы убедились на следующее утро после обстрела микрорайона Восточного на окраине Мариуполя. Не смотря на то, что силами «Азова», пограничников российские военные были оттеснены на 35 км от города, а президентом было объявлено перемирие, позиции украинских военным подверглись атакам.

«Вот посмотрите на фото. Если бы в этом оборонительном объекте находились бойцы, то они могли бы положить всех. Я даже под Иловайском такого оружия не видел», — комментирует уставший боец «Азова» на 14-том пропускном пункте. Он не пускает нас дальше: «Я никого не пустил, ни ОБСЕ, ни иностранных журналистов и вас не пущу», — продолжает он. Рядом стоит сгоревшая машина, чуть дальше сгоревший «Урал». Бойцы допрашивают диверсантов.

По блокпосту ходит военный в обнимку с флагом. Александр из Винницы, два месяца назад у него родилась дочь. На рождении Карины он не был, здесь уже четыре месяца.

«Я ехал на «Урале», и они попали мне прямо в хвост, машина сгорела, я остался жив. Но если бы немного... Конечно, дочь может мной гордиться, если я вернусь живым», — говорит Александр. «Бронежилет мне купила мать, штаны и обувь — мы с женой. Вот так и воюем», — добавляет он.

Двое николаевских солдат принимают медикаменты, которые им привезли волонтеры из Одессы. Они срочники, им лет по 18-20. У обоих оружие перевязано украинскими ленточками.

Волонтер из Одессы Вика говорит, что сюда приезжают часто. Всегда контактируют лично: что нужно, чего не хватает, тогда собирают в Одессе и привозят сюда. В этот раз они привезли лекарства и письма солдатам. Быстро уехали за следующей партией гуманитарной помощи.

Помогают бойцам и жители Бердянска. Ирина и Александр Величко отдают свой пансионат для бойцов, сами собирают медикаменты и продукты.

«Сами можете видеть, какой у нас бизнес. Мы в ноль уходим. Но сейчас ситуация другая. Мы не можем оставаться в стороне, когда в нашей стране война»,      — говорит Ирина. «Помогают все, даже женщина, которая у нас поселилась, стелит бойцам постель и помогает готовить номера. Она сама переселенка из Донецка, здесь за символические деньги снимает номер ее сын», — продолжает Ирина.

«Да если б не люди, наша бы армия загнулась бы. Вы посмотрите, как мы воюем, у нас одни автоматы», — говорят уставшие одесские пограничники. Среди бойцов «Азова» о них ходят легенды. «Вы бы видели, как воют эти пограничники. Да они сами голыми руками российский танк спалили! Они так воюют, как многие не умеют», — рассказывает нам Одиссей.

Сами же пограничники более скромные. Они уставшие, методично режут колбасу и хлеб.

«Одесситы? А как здесь оказались?» — спрашиваем.

Они смеются: «Как оказались? Мы же пограничники, охраняем границу Украины. Хотя по бумагам мы в Бердянске. Но там мы тоже охраняем границу».

Пограничники слетелись к нам, как бабочки на свет, всем интересно, кто эти двое, кто расспрашивает бойцов. С нами они стараются быть несерьезными, шутят, но в разговоре проскакивает то, что их беспокоит больше всего.

«Раньше никто не считал военных людьми, все ходили и смеялись. Сейчас ситуация изменилась, — говорит Медведь. — Мы воюем с автоматами против мощной крупной военной техники. Русские глушат нашу связь так, что мы не понимает, где что происходит и не можем получить указания. Наша единственная связь — мобильная. Рации? Что это такое?»

«Вот мы были к российским кадровым военным ближе всего, а все лавры «Азову». Но мы ведь даже не здесь, мы в Бердянске», — отрезает колбасу Медведь и улыбается.

Самая большая проблема, по их словам, даже не то, что они воюют голыми руками, а то, что информация «сливается врагу» и никто не занимается тем, чтобы найти виновных.

«Все это местные. Все сами сдают, — говорит боец «Азова» на блокпосту.  ют».

О МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЯХ

Когда мы общались с бойцами, много было зевак, которые снимали расположение бойцов и потом грозились все «слить» в интернет. По словам Ирины, сегодня те, кто раньше выступал за мир, и им было все равно, при ком жить, перешли на украинскую сторону. Но по-прежнему в городе остается много людей, которые поддерживают «ДНР».

К примеру, местный житель Виктор уверен, что перемирие нарушила именно армия. Это он понял, когда ночью вышел на улицу, посмотреть, что происходит, а бойцы его отправили домой. Виктор работает на заводе Ильича и говорит, что ему тоже не нравился Янукович, и власть местная ему тоже не нравится, но Майдан был неправильным решением. Вадим жалуется, что все в городе куплено местными властями, а потому теперь ждет того, кто накажет местную власть. Сам в самооборону не пойдет.

Вадим Коцаренко, врач-иммунолог уверен: «Понять, кто стрелял первым, сидя дома не возможно. Все отдает эхом. Это пусть специалисты решают — есть карты передвижения и т.д. Могу сказать, что одинокие выстрелы были с той стороны еще раньше, чем они нарушили перемирие».

Вадим собирает возле разрушенного медпункта осколки. «Я пойду в школу, чтобы показать детям, какой подарок им приготовил Путин, они должны знать, насколько это опасно». Городские власти, по его словам, еще до сих пор не провели в школах занятия по медицинской помощи и основ безопасности.

Денис Гаврилов из «Обороны Мариуполя» утверждает, что такие занятия будут. Когда — дело времени. Как и дело времени — мониторинг бомбоубежищ. А вот Вадим Коцаренко ждать не хочет. По его словам, в городе не все бомбоубежища готовы. Где-то затоплено помещение, где-то нет ключей, где-то нет света, а некоторые подвальные помещения отданы в частные руки. При этом по всему городу можно найти указатели, где расположены бомбоубежища. Дочь Вадима учится в старой школе, там, возможно, есть подвальное помещение, но он сам тоже не может сказать, в каком состоянии оно находится.

На данный момент город живет относительно спокойной жизнью. О том, что линия обороны приближается или отдаляется, горожане узнают только по частоте проехавших военных авто, а также по новостям. Транспорт ходит по всем направлениям. В выходные очередь людей на автобусы в Донецк. Сегодня там уже многие смогли побывать, чтобы забрать вещи.

Мариуполь все-таки на сегодня у них вызывает больше уверенности в завтрашнем дне. Сегодня это — центр области, центр обороны. Но то, как будет завтра, зависит только от самих жителей, от их личной линии обороны.

P.S. С самого начала батальон «Азов» вызывал недоверие среди населения в городе. Они боялись мифического «неонацистского» батальона, который так ярко описывали российские СМИ. Сегодня батальон пользуется уважением. «Азов» навел в городе порядок, улучшилась криминогенная ситуация «Мы здесь за всех, и за милицию в том числе», — говорят бойцы. Репортаж об «Азове» и об их «иностранном легионе» читайте с следующих номерах «Дня».


Петр ПОРОШЕНКО, Президент Украины:

Все, что вы делаете сегодня в Мариуполе, очень нужно городу и стране.

Мы должны защитить город, должны построить фортификационные сооружения.

Мои совещания с силовиками посвящены именно этому — мы должны быть готовы к подлому нарушению режима прекращения огня

(interfax.kiev.ua)
 

Екатерина ЯКОВЛЕНКО, «День», Киев—Бердянск—Мариуполь. Фото Артема СЛИПАЧУКА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments