Я убежден, что экономическое положение народа - это главное основание целой его жизни, развитию, продвижению. Когда состояние экономическое плохое, то говорить о прогрессе, науке - пустая балаканка.
Иван Франко, украинский писатель, поэт, публицист, общественный деятель, переводчик

Маятник возвращается

Почему новая власть похожа на старую
3 августа, 2005 - 19:51
РИСУНОК ИГОРЯ ЛУКЬЯНЧЕНКО

Независимо от личных политических предпочтений, нельзя не признать, что исход президентских выборов оказывает и будет оказывать большое влияние на развитие экономики в целом, отдельных отраслей, предприятий любого размера и регионов нашей страны.

Поэтому вопрос определения того, что произошло в последнем квартале 2004 года, и как это влияет на принимаемые стратегические решения, стоит достаточно остро.

Для того, чтобы его рассмотреть, необходимо:

1. По возможности не оперировать идеологическими, политическими концепциями, схемами и, вообще не пытаться давать этическую оценку происходящему.

2. Рассматривать достаточно длительные промежутки времени, чтобы видеть развитие процессов в динамике.

3. Рассматривать процессы, происходящие в Украине во взаимосвязи с основными макропроцессами, происходящими в мире.

Для этого воспользуемся цивилизационным подходом, в частности авторской Моделью развития технологической цивилизации (Стус Владимир Валериевич. Модель развития технологической цивилизации. — Запорожье: Дикое Поле, 2002. — 36с. — ISBN 966-7037- 67-3. А73 Р100163).

Несмотря на объективный характер распада СССР и его неизбежность, нельзя не признать, что Украина к независимости была не готова. Ни экономически, ни культурно, ни политически. Начался процесс распада. Если бы не внешний фактор, то экономика практически распалась бы до уровня натурального хозяйства, как это произошло к 1994 году в некоторых среднеазиатских республиках и во многих районах Молдавии и России. В политическом плане Украина распалась бы на десяток-два удельных княжеств приднестровско-абхазского типа. Никакие внутренние факторы — ни силовые структуры, ни коррумпированное и потерявшее контроль над ситуацией центральное правительство, ни культурные и религиозные лидеры — не в состоянии были этому помешать. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть подшивки прессы за 1992—1994 годы. Но вмешался внешний фактор. Для Украины он, в основном, состоял в том, что в результате развития объективных процессов, происходящих преимущественно за пределами Украины во второй половине 90-х годов, резко и долговременно улучшилась конъюнктура сырья и продуктов первичной его обработки, которые традиционно добывались и производились на территории нашей страны или следовали через нее транзитом. Произошло то, чего никто не ожидал — жутко, иначе не скажешь, морально и физически изношенные предприятия многих базовых отраслей промышленности, традиционно развиваемых в Украине вдруг стали весьма конкурентоспособными на мировом рынке. Растаскивание на удельные княжества оказалось менее привлекательным в сравнении с экспортом сырья и полуфабрикатов. Экспортноориентированные предприятия стали лакомыми кусочками, вокруг начали создаваться ФПГ. Это был ключевой момент, как в преодолении кризиса в целом, так и в развале системы госуправления в частности, — криминальные кланы начали преобразовываться в ФПГ. Для закрепления власти в своих регионах и преобразования их в удельные княжества приднестровско-абхазского типа кланам не нужна стабильная и эффективная центральная власть. А для организации и долгосрочного высокорентабельного функционирования экспортноориентированных финансово-производственных схем (например: уголь, кокс, металл, валюта) необходима скоординированная поддержка госструктур самого разного уровня, причем как внутри страны, так и на внешних рынках. Обвал гривни, связанный с кризисом 1998 года, только усилил эту тенденцию. То, что власть на данном этапе контролировалась и выражала интересы крупного экспортноориентированного бизнеса в лице группы олигархов, является следствием этих объективных процессов. Так же естественна ее юго-восточная ориентация. Ведь именно на юго-востоке Украины сосредоточена большая часть экспортноориентированных предприятий базовых отраслей. Так что не будь нынешнего набора олигархов, был бы другой, отличающийся от него, по большому счету, только фамилиями. Предыдущее «коалиционное» правительство являлось весьма совершенным инструментом для реализации данного способа управления. Нельзя отрицать, что именно благодаря ему:

— Украина смогла сохраниться как унитарная, территориально и экономически целостная страна;

— экономика Украины прошла нижнюю точку экономического кризиса;

— экономика Украины начала активно интегрироваться в мировую систему разделения труда.

Но нельзя отрицать и того, что Украина постепенно становилась авторитарно-сословной страной.

Нет, аристократами должны были стать не полукриминальные олигархи. А их культурные, блестяще образованные дети и внуки. К тому времени, когда они вырастут и за рубежом получат образование, почва для формализации сословного общества была бы вполне готова. Почва как материальная, так и идеологическая. Неслучайно в последние годы раздувается тема элиты общества. И прошу не рассматривать данный процесс как действие грандиозного заговора по закабалению народа. Можно привести не один исторический пример зарождения сословного общества похожим образом.

Однако ситуация вновь не является равновесно устойчивой, хотя и более стабильная, чем в первом случае. И вновь внешние процессы кардинально меняют течение внутренних. Согласно современной системе разделения труда, природные и ресурсные условия Украины благоприятны не только и не столько для выпуска и экспорта сырья и низкотехнологической продукции базовых отраслей, сколько для средне- и, частично, высокотехнологичной продукции. Но для этого необходим определенный уровень стабильности, который и был достигнут коалиционно-олигархической системой управления Украины к началу нового тысячелетия.

Дальнейшее развитие событий было предопределено. В условиях возрастающего уровня стабильности, как бы ни был велик уровень расслоения общества по доходам, после стремительного роста экспорта должен был начаться подъем внутреннего рынка. В то же время нельзя не отметить, что это расслоение значительно отсрочило подъем внутреннего рынка и замедлило его темпы. Это, кстати, является основной причиной того, что рост экономических макропоказателей не сопровождается адекватным ростом доходов большинства населения. И любые программы преодоления бедности тут бессильны. Корпоративный внутренний спрос сейчас развивается гораздо более быстрыми темпами. Рост импорта машин и оборудования превышает рост экспорта. Обновление основных средств производственного назначения и реструктуризация технологических процессов во многих отраслях идет очень быстрыми темпами. Причем начинают ускоренно развиваться не только экспортноориентированные отрасли. О реструктуризации и модернизации экономики в начале и середине 90-х годов много говорили на всех уровнях власти. Написали и утвердили десятки толстых государственных программ развития разных отраслей экономики. Ни одна из них не выполнена даже наполовину, — госфинансирование их, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Потом тема вышла из моды. Сейчас тема реструктуризации и модернизации экономики не осознается большинством чиновников. Поэтому естествененно, что структурное и технологическое перевооружение украинской экономики, как и рост внутреннего потребления, происходит не благодаря, а, зачастую, вопреки действиям госаппарата, как в центре, так и на местах. Еще на одну важную тенденцию следует обратить внимание — рост уровня обработки средней единицы украинского экспорта. Например, уменьшается доля заготовки за счет роста доли готового проката. Начала расти доля экспорта машиностроения, пищевой промышленности. Это предполагает увеличение добавочной стоимости, остающейся в стране, и рост доходов не только узкого круга реальных собственников и топ-менеджеров крупнейших экспортноориентированных предприятий базовых отраслей, но и гораздо более широкого круга среднего управленческого, технического персонала и даже высококвалифицированных рабочих. Т. е. подтверждается известное правило: вслед за взрывным увеличением экспорта неизбежно развитие внутреннего рынка. А это уже поле деятельности для среднего и малого бизнеса. С развитием среднего и мелкого бизнеса, масштабной технологической реконструкцией неизбежно начнет формироваться средний класс — основа демократического общества.

Демократизации способствуют еще два существенных фактора:

— возрастающий поток западных инвестиций в экономику Украины;

— зависимость Украины от ЕС, США и международных финансовых органов, ими контролируемых.

Однако, несмотря на эти ускоряющие факторы, процесс демократизации общества — очень длительный и сложный. Он будет протекать медленнее, чем протекал противоположный ему процесс формирования сословного общества.

К президентским выборам Украина подошла в условиях противоборства двух процессов.

Один из двух главных кандидатов представлял интересы преимущественно крупного, экспортноориентированного, высокомонополизированного и сравнительно низкотехнологичного бизнеса. Соответственно другой кандидат выражал преимущественно интересы менее крупного и менее монополизированного, ориентированного преимущественно на внутренний рынок и более высокотехнологичного бизнеса.

В этих условиях победа второго кандидата была предопределена. Особенно после того, как первый отказался перед началом избирательной кампании переходить в оппозицию к действующему президенту. В прогнозе Центра стратегических инициатив на 2004 год мы предполагали победу оппозиционного, не коммунистического кандидата. Это не было предсказанием победы конкретно Ющенко, это был прогноз, основанный на анализе развития объективных среднесрочных процессов развития Украины на базе цивилизационного подхода.

Если с этих позиций рассматривать «оранжевые» события, то их нельзя назвать ни революцией ни путчем по следующим причинам:

1. Как путч, так и революция предполагает захват власти во время их проведения.

2. Во время революций, путчей и после них неизбежны жертвы, или, по меньшей мере, пострадавшие. В Украине главными пострадавшими можно считать несостоявшуюся украинскую аристократию да группу чиновников, отлученных от государственной кормушки.

3. Отсутствие антагонистических противоречий, выражаясь языком незабвенных классиков. Время революций прошло, события развиваются эволюционно и обе противостоящие стороны, по большому счету, не очень отличаются друг от друга. Обеим есть что терять.

Определение прошедших событий как буржуазно-демократической революции некорректно еще и по следующим причинам:

— практически все буржуазно-демократические революции проходили в условиях сложившегося в течение многих столетий сословного общества. В Украине же сословное общество только зарождалось;

— практически все буржуазно-демократические революции происходили в странах или регионах, где проводилась активная экспансия и колонизация, чего в Украине нет.

Если не революция и не путч, — то что же это было?

По сути, «оранжевые» события — один из первых шагов институционального оформления перехода от авторитарно-олигархического к более демократическому пути развития.

Говоря о более демократическом пути развития, я намеренно употребляю сравнительную степень. Во-первых, надо признать, что Украина не была полностью авторитарной страной. Во-вторых, даже в самых демократических странах современности потенциальные технологические возможности демократических схем управления используются очень слабо.

Автору, как и, уверен, большинству читателей хотелось, чтобы результатом «помаранчевых» событий стало гражданское демократическое общество. Но чудес не бывает — демократию нельзя построить быстро и сверху, избрав хоть «трижды народного» президента. Демократизация, как процесс введения и отладки механизма осуществления народом управленческих функций, займет не один век. И прошедшие события всего лишь один из первых шагов на этом пути.

По форме прошедшие как в столице, так и в других городах события с участием огромного количества людей — одно из первых проявлений только зарождающегося механизма осуществления прямой демократии народа.

Из этих выводов следует: коль революции не было, то изменения будут происходить медленно и постепенно, а не резко и сразу. Поэтому действия новой власти во многом напоминают действия старой. Произойдет неизбежный откат к старым порядкам сословно-авторитарной модели развития. Маятник общественного развития, значительно отклонившись в одну сторону во время оранжевых событий, вновь возвращается в точку динамического равновесия.

Однако эта точка уже успела сместиться по сравнению с 2002—2003 годами, и полного возврата к сословно-авторитарному пути развития не произойдет. Ни после предстоящих парламентских, ни после следующих президентских выборов.

Владимир СТУС, руководитель группы аналитики и прогнозирования Украинского центра стратегических инициатив
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ