Единственный признак, по которому узнаем народ, к тому же признак незаменим и окончательный - единство языка
Александр Потебня, выдающийся украинский языковед, философ, доктор филологии, профессор

«Модель» в форме

Какие возможности получили женщины в украинской армии?
27 сентября, 2018 - 19:14
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Украинки наравне с мужчинами в настоящее время принимают непосредственное участие как в формировании новой армии, так и в ее осовременивании, осваивая военные профессии и функциональные сферы, где еще до недавнего времени трудно было представить представительниц прекрасного пола. Но наш разговор пойдет не столько о гендерном равенстве в отдельно взятом ведомстве, поскольку этот вопрос более глубокий — его отрегулировать даже несколькими законами трудно, потому что он основан на исторически ментальном фундаменте, сколько о прикладной перспективе. О том, как сейчас служиться в армии нашим девушкам и женщинам, какие горизонты для них открывает будущее и что государство и общество должны сделать, чтобы мы могли не только гордиться женщинами в форме, но и признавать, что выбранная ими модель самореализации является удачной и достойной наследования.

РАВЕНСТВО ПРАВ ОЗНАЧАЕТ РАВЕНСТВО ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Имею в виду то, что уже пришло время, когда женщин-военнослужащих в Украине начинают спокойно и без лишнего пафоса воспринимать не как определенный конкретно личный социальный феномен, а как обычного профессионала, который добровольно овладевает выбранной профессией. Но это действительно Выбор именно с большой буквы, хотя украинским женщинам врачам, учителям или депутатам тоже необходимы определенная воля, патриотизм и даже мужество.

Именно в конце лета, в начале осени состоялось несколько событий, которые формально просигнализировали о реальных результатах переосмысления и переформатирования национальных военных традиций, в частности и в гендерной их части. Более того, это переосмысление приобретает четкую нормативную структуру. Таким образом, первым таким сигналом стала уверенная и внешне очень эстетическая поступь на нынешнем параде по случаю Дня независимости Украины дебютного расчета женщин-военнослужащих. Праздник украсили курсантки Военного института КНУ им. Тараса Шевченко и Военного института телекоммуникаций и информатизации им. Героев Крут. Их сводный батальон однозначно стал самым красивым.

Другой, несколько более важный сигнал — принятие Верховной Радой, как только она возобновила сессионную работу, изменений к законам Украины относительно обеспечения равных прав и возможностей женщин и мужчин в Вооруженных Силах. Законопроект №6109, призванный способствовать утверждению гендерного равенства во всех военных формированиях и противодействовать дискриминации по признаку пола в сфере безопасности и обороны, стал законом. Конечно, появление такого документа актуализировал и ускорил сегодняшний военный конфликт. Он, будем откровенными, и дал импульс гендерной эволюции в армии.

Теперь женщин можно привлекать к выполнению более широкого круга военных заданий, в частности боевых действий, стало возможным занимать определенные, ранее недоступные для них должности, равный доступ к военной карьере одновременно с таким же, как у мужчин, объемом ответственности во время выполнения обязанностей военной службы. Отменено ограничение относительно службы женщин в военном запасе и прохождения ими военных сборов. Следовательно, в Украине может появиться и пани — военный генерал. Женщину в армии уже давно не воспринимают как вызов (во многих армиях женщинам не удивляются даже за штурвалом корабля). Теперь в армиях стран организации Североатлантического договора служит свыше 280 тысяч женщин. Больше всего — в США (14%), Канаде (11,4%), Великобритании (9%). Украина тоже, по крайней мере, на мой взгляд, практически уже привыкла к массовому желанию украинок служить в армии. Но эти показатели «бьет» Израиль — 34% общей численности ЦАХАЛ являются именно женщины. Самое известное подразделение — созданный в израильской армии в 2004 г. женский батальон «Каракаль» (песчаная рысь).

Народный депутат от БПП Ирина Суслова — один из авторов закона — отмечает, что документ поддержали в НАТО, Минобороны Украины и единогласно — в комитете по вопросам нацбезопасности и обороны. Также она сообщила, что на правительственном комитете одобрено ее предложение, чтобы в составе международных миротворческих миссий находилось до 15% женщин.

МИНОБОРОНЫ АДАПТИРОВАЛО 117 ВОЕННЫХ ОБЪЕКТОВ К СТАНДАРТАМ САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЖЕНЩИН

Очевидно: Украина постепенно интегрируется в евроатлантическую модель безопасности, инкорпорируя ее основополагающие принципы в национальное правовое поле. То, как Киеву это удается с точки зрения правозащитной, постоянно дают оценку эксперты и правительственные чиновники. Так, немногим более месяца тому назад правительственный Уполномоченный по вопросам гендерной политики Екатерина Левченко приняла участие в заседании рабочей группы по реализации заданий Цели партнерства Украина — НАТО G0013 «Гендерные вопросы» в ВСУ на 2018—2019 годы. И выразила поддержку наработкой оборонного ведомства в реализации государственной гендерной политики.

— Гендерная политика и прохождение службы женщинами — разные вещи. Целесообразно внести ясность. Когда говорим о прохождении службы женщинами-военнослужащими, имеем в виду особенности, которые требуют управленческих решений и создания условий, обеспечения соответствующей информированности и подготовки личного состава, — объясняет заместитель Министра обороны Украины по вопросам европейской интеграции генерал-лейтенант Анатолий ПЕТРЕНКО. — Когда же речь идет о гендерной политике, мы поднимаем тему равных условий прохождения военной службы независимо от пола. То есть, иногда у нас, когда говорят о гендерной политике, автоматически понимают, что речь идет о женщинах. В действительности же речь о равенстве в перспективах такой службы, в правах и обязанностях. Не может быть отличия в правах и обязанностях, в ожидаемом результате работы между женщиной полковником и мужчиной в таком же звании. Именно поэтому, когда говорим о создании таких условий, мы ожидаем, что при назначении на руководящие должности эти люди одинаково качественно будут работать независимо от пола. Это важно. Для Вооруженных Сил это серьезная актуальная вещь, потому что мы несем реальную ответственность за обороноспособность государства и в этом смысле нет ничего условного. Даже разговоры о том, что где-то немножко можно дать послабление, потому что это женщина служит, или здесь стоит сделать скидку, потому что это мужчина, теперь неприемлемы.

Заместитель министра говорит, что Минобороны — единственное ведомство, которое полностью взяло на себя выполнение целей партнерства с НАТО именно в гендерных аспектах военной службы. Создан качественный алгоритм, который охватывает все аспекты, отвечающие национальному плану действий на выполнение резолюции Совбеза ООН 1325 «Женщины, мир, безопасность». Прежде всего, это обеспечение женщинам перспективы карьерного роста в соответствии с уровнем образования, опыта и результатов служебной деятельности. Продолжается работа по созданию надлежащих условий для комфортной службы украинок в армии. В настоящий момент на средства бюджета Минобороны на 117 военных объектах приняты необходимые меры, обеспечивающие санитарно-гигиенические потребности женщин.

— Недавно вернулся из служебной командировки из ОТУ «Север», — рассказывает Анатолий Григорьевич. — Одна из бригад работает там над становлением пункта постоянной дислокации практически с нуля. Это непросто делать вблизи района проведения ООС. Процесс достаточно расходный, происходит одновременно с обеспечением выполнения заданий в полосе обороны. И это не тот случай, когда бригада переместилась из Яворова на восток, выполнила задание и вернулась. Это тот случай, когда бригада «там» всегда. И я честно спрашивал: «Что в бригаде происходит с женщинами-военнослужащими?». Оказывается, местные женщины начали заключать контракты на службу в ВСУ. То есть, военная стезя привлекает луганчанок. Здесь действует комплекс факторов: ситуация на рынке труда, стабильность, здоровый климат в военном коллективе, желание людей служить Родине, возобновить безопасность и порядок в регионе. Конечно и наша гендерная политика тоже приносит плоды. Я осмотрел помещение, где они живут, санузел, где эти пани могут приводить себя в надлежащий порядок. В полевых условиях для этой цели используют и более простые решения, но в локации стационарного размещения мы должны учитывать «женскую» особенность. И инфраструктуру под нее уже создают. Командиры признают важность выполнения такого задания даже в сложных условиях на нашем восточном рубеже.

Военные вузы имеют условия для того, чтобы женщины поступали к ним, учились, получали первичные офицерские звания и начинали офицерскую карьеру. Уже свыше 160 девушек выразило желание вступить в такие заведения. Теперь они — будущие офицеры.

Уже сняты все ограничения в назначении женщин на должности в ВСУ, которые определяют боеспособность или позволяют выполнять функцию обеспечения. Это необходимо настойчиво объяснять обществу. В настоящее время женщины делают весомый вклад в обороноспособность — в военной медицине, связи и информатизации, финансовом хозяйстве, связях с общественностью. Это те сферы, где женщины имеют устоявшуюся репутацию. А вот должности, которые определяют боеспособность, — например, пулеметчики, гранатометчики, командиры экипажей и тому подобное — являются для женщины новым полем освоения. Эта возможность обеспечена за исключением должностей, которые запрещает действующее законодательство, — главное, из-за чрезмерной физической нагрузки и ради сохранения репродуктивной функции женщины. Мы должны об этом говорить спокойно и не в формате трагедии для женщин. Наше законодательство содержит гуманную составляющую, и мы тоже учитываем факторы, в частности демографический, которые влияют на национальную безопасность.

— Но некоторые слишком активные украинки апеллируют к зарубежному опыту: мол, посмотрите, разве у нас не такие же женщины, как там?

— Вы правы, такая активность есть, и я ее воспринимаю абсолютно спокойно. Эта активность должна рационально влиять на наши внутренние процессы. Оперирую статистикой. Свыше 55 тысяч женщин, из которых больше 25 тысяч — военнослужащих, служат или работают в ВСУ, которые имеют общую численность 255 тысяч лиц. Причем почти 3,4 тысяч — женщины-офицеры. В центральном аппарате Минобороны 47% госслужащих — женщины. Поэтому говорить, что количественно женщины у нас являются абсолютным меньшинством, не приходится.

У НАС УЖЕ ЕСТЬ УКРАИНКИ, СПОСОБНЫЕ СТАТЬ ГЕНЕРАЛАМИ

— Впрочем, есть «но». Теперь женщины пока отдают предпочтение прохождению военной службы в традиционных для себя сферах. Так, у нас назначают женщин пулеметчиками или гранатометчиками, снайперами, но это не стало массовым явлением. И когда на некоторых форумах, посвященных гендерной тематике, звучит вопрос: «Когда же у нас появится женщина-генерал?», я отвечаю так: «Чтобы у нас она была, у нас должна быть женщина-лейтенант, занимающая позицию, которая потенциально приведет к генеральской», — продолжает заместитель министра. — Если посмотреть, на какие специальности поступают женщины, например, в Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного во Львове, вы поймете, что девушек нет на факультете механизированных войск. А возможности открытые — конкурсная комиссия не имеет права возражать желанию пани поступать на профессии командиров тактических подразделений. Нет их и на танковом факультете, или же ДШВ. Но у нас есть первые 14 «ласточек» — курсанток факультета ракетных войск и артиллерии (в целом на трех курсах). Возможно, среди них и есть наши будущие пани-генералы.

Посмотрим на другой срез — если идти по «лестнице» от лейтенанта к майору. Зайдите в Национальный университет обороны в группы, где учатся офицеры оперативно-тактического уровня, и увидите: там женщин нет, а если и есть, то они выполняют важные оборонные задания в другой сфере, где приносят пользу с максимальной эффективностью. Причем женщинам-майорам не запрещено вступать на такие управленческие специальности. А женщины-полковники могут учиться и на оперативно-стратегическом уровне, чтобы продвигаться по карьерной лестнице. Мы понимаем: это будущие командиры батальонов, бригад, оперативных командований, узкопрофильных направлений — как противовоздушная оборона или радиационная, химическая, бактериологическая защита. Если эти женщины профессионально растут, они получают реальный шанс на назначение командующим директором департамента или главой главка. И здесь стоит спокойно осознать: это требует времени, а не только желания. Это принцип качественной офицерской карьеры.

Когда мы увидим в Сухопутных войсках женщину командира механизированной роты, тогда и поймем, что находимся в тренде, который позволит через определенное время ожидать и появления женщины-генерала.

В НАТО эта тема имеет значительно более длинную историю. Например, немцы говорят, что в настоящее время по карьерной линии в Бундесвере могут назначать женщину на ключевую должность категории «подполковник». То есть там осознают, что обучили и подготовили, провели через определенные ступени женщину, способную быть подполковником. В США и Канаде есть пани, которые исполняют генеральские обязанности. Например, Министра обороны Украины, когда он прибывал с визитом в Канаде, встречала начальник оперативного управления объединенного штаба ВС Канады — женщина бригадный генерал. Но посмотрите, какой у нее послужной список! Она рассказала мне, насколько плотный у нее график. Если в воскресенье в 15.00 генерал не прибыла на работу и не поработала, то ее понедельник начнется со сломанного дня и всего недельного рабочего процесса! Наши американские партнеры имеют аналогичную ситуацию. Там женщины выполняют обязанности командующих, командиров, капитанов, летчиков (на днях международные учебы «Rapid Trident-2018» под Львовом посетила бригадный генерал армии США Келли Фишер. — Авт.). Такие примеры — показатель того, что система отбора, обучения, прохождения службы позволила им генерировать женщин, которые являются эффективными в каждом конкретном функциональном смысле. Не бросаясь в крайности наподобие «Ай-яй-яй, женщинам не позволяют стрелять», нужно понять: возможности обучения и назначения созданы, и мы ожидаем, что украинки придут и начнут себя проявлять на этих должностях. Более того, Министр обороны Украины уже принял решение позволить с 2019 года вступать девушкам в военные лицеи. Так мы начнем с самого низа формировать собственный пул женщин-военнослужащих, который уже создали наши партнеры. Нам важно, что со средним образованием девушки будут приобретать и военную подготовку. Возможно, именно среди них будет больше мотивированных продолжать обучение на факультете механизированных подразделений или танковых войск.

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

ИДЕАЛЬНАЯ СИСТЕМА СЛУЖБЫ ДЛЯ ЖЕНЩИН ТРЕБУЕТ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ И УСИЛИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Конечно, мы должны обсудить и аспект материнства. Сейчас из-за необходимости в уходе за детьми приблизительно 3 тысячи женщин-военнослужащих находятся в декретном отпуске. Наше законодательство позволяет длительный «декретный статус» — вплоть до 6 лет. Но если говорить о принадлежности женщины к офицерскому корпусу, то ее настолько длинное отсутствие не способствует качественному выполнению заданий, возложенных на возглавляемое ею подразделение.

— Этот вызов не решишь механически просто, — объясняет Анатолий Григорьевич. — Ведь не скажешь, что давайте, изменим законодательство и дадим приказ женщине, чтобы она через 2 месяца после родов шла на службу! Это повлияет на демографию! Нужно создать систему, которая позволит женщине-военнослужащему оставить ребенка в специальном детском заведении с соответствующей степенью ухода, освободив ее от выполнения материнских обязанностей на время службы. У американских коллег женщина, которая служит в армии, может оставить ребенка в таком заведении через две недели после рождения. Представляете! Но в этом ничего странного нет, ведь существуют надлежащие условия для такого сервиса. Следовательно, есть баланс: женщина подписывает контракт, который обязывает ее выполнять функционал пулеметчика, пилота, командира боевой машины и тому подобное. И у нее есть право на отпуск декретный. Но государство в то же время обеспечивает уход за ребенком и ряд компенсаций и потому семейные дела военнослужащей не будут страдать.

Это комплексная вещь. Тот, кто призывает, чтобы женщин назначали абсолютно на все военные должности, должны призывать и к тому, чтобы им создавали соответствующие благоприятные условия для службы. Для начала давайте примем необходимые правовые решения и предусмотрим адекватный объем ресурсов. Тогда сформируется ситуация, что женщины получат новые контрактные отношения из ВСУ, и будут иметь реальные гарантии по поддержке функции материнства и в то же время выполнения служебных обязанностей. Так они не потеряются как специалисты.

— Хочу подчеркнуть, что этот вопрос — среди приоритетов Министра обороны, и мы объективно осознаем: он требует дополнительных ресурсов, усилий и времени. Минобороны со своей стороны для женщин уже открыло приличные возможности для службы. Но для окончательного решения нужны управленческие шаги на наивысшем государственном уровне, изменения в трудовом кодексе, законодательстве по охране труда и тому подобное. Реальная опасность в том, что у нас женщины-военнослужащие гибнут, калечатся — это боевые потери страны, которая воюет. Поэтому с холодным разумом, используя передовые достижения, мы должны последовательно двигать вперед систему, которая обеспечит полноценное использование потенциала женщины-военнослужащего в интересах обороноспособности Украины.

Геннадий КАРПЮК, военный журналист
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ